Уничтожение местничества


Царь не мог самочинно распоряжаться такой об­ширной страной, какой была Россия, управлять громадным населением без политической поддержки сословных групп общества. Концентрация власти в руках самодержца вызывала изменения структуры господствующего слоя феодалов, на который опиралось самодержавие. Верхушку феодалов составляла боярская аристократия, пополнявшая придворные чины. Под словом «чин» в то время понималось еще не служебное положение, а принадлежность к опре­деленной группе населения. Высшими были также думные чины, затем следовали чины московские, за ними — чины городовые. Все они входили в разряд служилых людей «по отечеству» в отличие от служилых людей «по прибору» (стрельцов, пушкарей, солдат и др.) Служилые люди по отечеству, или дворяне, начинали складываться в замкнутую группу с особыми привилегиями, которые передавались по наследству. С середины XVII в. эта своеобразная корпоративность была усилена тем, что был отменен переход приборных служилых людей в ряды дворян.

Для уничтожения возможности феодальных дрязг большое значение имела отмена местничества. Яв­ляясь одной из очень патриархальных форм феодальной привилегии, местничество пагубно отражалось на боеспособности армии. Бывали случаи, когда перед боем воеводы вместо решительных действий против неприятеля вступали в ссоры о том, кто из них выше «по месту». Для ликвидации различий между отдель­ными прослойками феодального сословия местниче­ство было отменено. По словам указа об отмене местничества, в прошлые годы «во многих из государских ратных и в посольских, во всяких делах чинился от тех случаев пакости и нестроение и разрушение и неприятелем радование, а между ими — богу про­тивное дело — нелюбовь и великие, продолжительные вражды». Отмена местничества (1682 г.) благоприятно повлияла на армию, усилила ее единоначалие, увеличила значение дворянства в государственном аппарате, так как местничество препятствовало выдвижению способных дворян на видные военные и административные посты.

Крепостнические порядки всей своей тяжестью ложились на население, в основном на крестьян и на посадских людей.

Крестьянам приходилось особенно тяжело не только в хозяйственном, но и в правовом отношении. Крепостники при каждом удобном случае применяли физическое наказание. Помещичьи приказчики били крестьян плетьми, заковывали в кандалы за любую провинность. Борьба крестьян проявлялась в стихийных бунтах, в которых нередко происходили убийства помещиков, но в большинстве случаев крестьяне совершали массовые побеги. Крестьянский люд покидал насиженные места, был вынужден скрываться в отдаленные и малозаселенные области в Поволжье и на юге России, особенно на Дону.

В городе также существенный порядок часто нарушался из-за имущественных и социальных различий населения. Посадских людей правительство делило по зажиточности на «добрых» (или «лучших»), «середних» и «молодших». Большинство посадских людей, естественно, принадлежало к низшему сословию. К лучшим людям относились единицы. Им принадлежало наибольшее количество торговых лавок и промысловых заведений (салотопни, воскобойни, вино­курни и пр.). Лучшие люди занимались ростовщичеством, часто опутывали долговыми обязательствами молодших людей и нередко их разоряли.

В правовом отношении острые противоречия между лучшими и молодшими посадскими людьми неиз­менно проявлялись при выборах земских старост. Староста ведал раскладкой податей и повинностей в посадской общине, и мог по своему усмотрению нагружать тех или иных членов общины податями. Молодшие люди пытались провести в земские старосты своих кандидатов, но встречали организованный отпор со стороны городских богатеев, обвинявших их в мятеже против царского правительства. Молодшие посадские люди, «чаюшие истины» и «от всех злых избавления и от властительских всяких насильств», жгуче ненавидели городских «мироедов». Социальная напряженность из-за имущественного и правового неравенства выливалась в бунтах, мятежах и волнениях. Участие во всех восстаниях XVII в. принимали именно обездоленные городские низы, чьи жизненные интересы жестоко ущемлялись в обыден­ной жизни.

Феодально-крепостническое государство реши­тельно подавляло всякую попытку протеста со стороны населения. Широко процветало доносительство. Доносчики сообщали воеводам и в приказы о «непригожих речах на государя». Те, кто признавал свою вину (часто под пыткой), подвергались наказанию кнутом на площади и ссылке в дальние города. Нередко применялась смертная казнь. Выдержавшие трехразовую пытку выходили на свободу искалеченными. Одно из чудовищных проявлений абсолютистской деспотии «извет» (донос) по политическим делам был узаконен в России в XVII столетии.




  1. cvpa

    Не, ну местничество — это вообще глупость полнейшая. Чем благороднее кровь, тем важнее особа? А если дворянин дурак, но его назначают важным чиновником — что от этого ожидать?

    Очень хорошо, что эту затею отменили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.