Восстание Т. Костюшко конец Речи Посполитой


Восстание под предводительством Тадеуша Костюшко началось после принятия 24 марта 1794 года Краковского акта восстания. В нем были определены главные цели повстанцев: избавление от иноземной оккупации, борьба за полную суверенность Речи Посполитой, восстановление ее в границах 1772 года, возвращение реформаторских решений Конституции 3 мая 1791 года. Лозунгом восстания стали три слова: «Свобода, целостность, независимость!»

Накануне восстания, на протяжении 1793 — начала 1794 гг. на территории Великого княжества Литовского велась активная его подготовка. Центром подготовки был город Вильно. Организаторы восстания под руководством полковника корпуса инженеров Великого княжества Литовского Якуба Ясинского собирали средства, разрабатывали план действий. Поддерживалась связь с единомышленниками в Варшаве, но, учитывая требования конспирации, а также отдаленность двух столиц друг от друга, связи эти были не слишком тесными.

Начало восстанию в Великом княжестве Литовском положил Шавельский акт (16 апреля 1794 года). Согласно ему к восстанию присоединилась Жмудь. Но было ясно, что успех дела в княжестве будет зависеть от того, в чьих руках окажется столица государства — Вильно. Именно там произошли решительные события в ночь с 22 на 23 апреля. По разработанному плану был неожиданно атакован и разбит российский гарнизон. При поддержке горожан это сделали части войска Великого княжества Литовского, которые были расквартированы в Вильно. Руководил операцией Якуб Ясинский. Таким образом, власть в городе перешла в руки повстанцев. На следующий день, 24 апреля, на площади перед городской ратушей был оглашен Виленский акт восстания. Был создан и начал свою деятельность высший для всего Великого княжества Литовского орган руководства восстанием — «Наивысшая Литовская Рада». Начал свою деятельность и криминальный суд. Именно по его решению 25 апреля был повешен на городской площади последний гетман Великого княжества Литовского Сымон Касаковский. Его обвинили в злоупотреблениях против своих соотечественников и в предательском сотрудничестве с российскими войсками.

Командующим вооруженными силами повстанцев в Великом княжестве Литовском был назначен Якуб Ясинский. Состав «Литовской Рады» насчитывал 29 человек, кроме этого, от воеводств, поветов и городов княжества в нее вошли еще 37 представителей. Это давало возможность с течением времени преобразовать «Раду» в своего рода независимое правительство Великого княжества.

Первые документы литвинских повстанцев имели более радикальный характер, чем в Короне. Виленский «Акт восстания народа Литовского» призывал не только к «вольности», но и к равенству «гражданскому». В «Универсале воеводствам и поветам провинции Великого княжества Литовского и городам вольным», провозглашенным Литовской «Радой» 24 апреля, критиковался «король слабый». Одновременно в нем были высказаны симпатии к французской революции: « мужественный народ французский, вместе с другими, про­тягивает нам дружескую руку, требует восстания нашего, дает нам в этом помощь...»

Создание отдельного высшего органа управления восстанием в Великом княжестве Литовском, а так­же тот факт, что в Виленском акте имя Т. Костюшко как предводителя восстания в Речи Посполитой почему-то не было упомянуто, привели на какоето время к полному непониманию между Вильно и Варшавой. Согласно краковскому акту во всей Речи Посполитой высшим органом власти, подчиненным Т.Костюшко, должна была стать «Высшая Национальная Рада».

На местах в воеводствах, а также в Великом княжестве Литовском должны были создаваться только «порядковые комиссии», которые бы подчинялись «Раде». Руководителей восстания в Великом княжестве Литовском, и в первую очередь Якуба Ясинского, стали подозревать в традиционном литвинском сепаратизме, но уже во второй половине мая недоразумения были сняты. «Литовская Рада» успела не один раз высказаться насчет своего безусловного подчинения Таде­ушу Костюшко. 13 мая Якубу Ясинскому было присвоено Тадеушем Костюшко звание генерал-лейтенанта. Одновременно руководство повстанческими силами было выведено из-под власти одного человека: войско было разделено на три части с тремя командующими — Я.Ясинским, А.Хлевинским и Ф.Сапегой, — которые должны были действовать скоординированно. Таким образом, с одной стороны шел процесс централизации руководства восстанием в границах Речи Посполитой, с другой стороны — децентрализировалось командование войском в Великом княжестве Литовском.

В руководстве восстанием в Литве (имеется в ви­ду территория современной Белоруссии), в котором с момента его подготовки и в начале ведущую роль играли Я. Ясинский, П.Гразмани, Ю. Гарновский, К. Эльснер и другие, стали наблюдаться два течения. Одно из них было радикальным либо «якобинским», во главе с Ясинским, и второе — умеренное, представленное магнатами и богатой шляхтой. Первые стремились к как можно более революционным изменениям в обществе в духе французской революции. Они выступали за ликвидацию панщины и крепостного права, отстаивали равноправие городских жителей, поддерживали идею создания республиканского правления. Такой под­ход к целям восстания, реализация которых существенно затрагивала и даже меняла ситуацию магнатерии и богатейшей шляхты, не мог нравиться «умеренным». Главного своего врага они видели в лице непримиримого республиканца Ясинского. К Тадеушу Костюшко не раз направлялись посланники «умеренных» с предложениями заменить Я.Ясинского, отозвать его из «Литвы». Следует отметить, что в конце концов они своего добились.

События, связанные с восстанием Тадеуша Костюшко в Белоруссии, охватывают время с апреля по конец сентября 1794 года. Для первого периода (апрель — июнь) были характерны наиболее активные действия повстанцев и, наоборот, нерешительность и осторожность в действиях российского войска. Это было вызвано успехами повстанцев и победой Тадеуша Костюшко под Рацлавицами (4 апреля), а также успехами восстания в Варшаве (16 апреля) и в Вильно. В этот период российская армия, лишенная общего плана действий, которая находилась в чужой стране и была окружена со всех сторон повстанцами, отчаянно маневрируя, отступала. Так отряд князя Цициянова 9 мая оставил Гродно и отошел в направлении Несвижа. В конце концов российские войска заняли позицию примерно вдоль границы раздела Речи Посполитой 1793 года. 7 мая под деревней Таляны, недалеко от Ошмян, Якуб Ясинский разбил российские отряды под командованием полковника Деева и заставил их отступить под Сморгонь, показав тем самым силу повстанческих войск.

А в Гродно 14 мая перебралась поветовая «порядковая» комиссия, которая была создана 9 мая в Саколке. Она развернула активную деятельность по формированию повстанческого войска. К 7 июня в Гродненском повете было мобилизовано на восстание до 5 тысяч рекрутов.

9 мая в Бресте была создана воеводская «порядковая» комиссия, которая официально заявила о том, что воеводство присоединяется к восстанию. В состав Брестской комиссии вошло восемь человек православного вероисповедания, среди которых был игумен Григоровский, который через некоторое время даже стал ее председателем (неслыханное до этого событие для Речи Посполитой). 15 мая Т.Костюшко обратился к своим землякам-брестчанам со специальным обращением. Он приветствовал их присоединение к Краков­скому акту. Особенно отметил он заслуживающий поддержки и распространения пример религиозной толерантности и сотрудничества с православным населением.

Наиболее опасной для российской армии виделась возможность расширения восстания на территорию Бе­лоруссии, которая была присоединена к России после Первого и Второго разделов Речи Посполитой. На это были свои причины. Панические рапорты из Несвижа императрице посылал генерал-губернатор «минский, изаславский и браславский» Туталмин. Он не переставал добиваться у князя М.Репнина, который был назначен рескриптом Екатерины II от 22 апреля 1794 года командующим российскими войсками на территории Великого княжества Литовского, усиления границы Второго раздела. Одновременно с этим он сообщал о подозрительных пьесах шляхты, расширении повстанческой агитации и собирании оружия даже крестьянами. Началось срочное укрепление фортификационных сооружений в Несвиже. Современники отмечали атмосферу общей паники среди администрации в Минске. На случай опасности была подготовлена возможность перевода в Слуцк минских касс и архивов. Дело доходило до того, что от офицеров, которые прибывали из охваченной восстанием части Речи Посполитой, под присягой требовали, чтобы они молчали обо всем, что там происходит.

1 июня Якуб Ясинский издал приказ поветовым органам управления восстанием о создании трехсот особых конных отрядов из числа всех, кто способен держать оружие в руках. Эти отряды должны были, перейдя границу 2-го раздела, начать партизанские действия в тылу российской армии. Для лучшей организации этого дела Ясинским была составлена специальная «Инструкция для входящих в кордон российский». Кроме организационных военных вопросов, в «Инструкции» особенное внимание уделялось воздействию на местное население, чтобы «привлекать шляхту и люд» к восстанию. Эта инициатива был одобрена Тадеушем Костюшко, который сам через две недели издал аналогичный универсал.

Наиболее мощными рейдами на территории Белоруссии, захваченной в результате I и II раздела Российской империей, были выступления отрядов повстанцев под руководством Михала Клеофаса Огинского (на Динабург) и С.Грабовского (на Минщину) в августе 1794 года. Следует отметить, что Михал Клеофас Огинский был не только военным, но и великим композитором. Именно ему принадлежит авторство так называемого «Полонеза Огинского», который на самом деле имеет название «Прощание с родиной».

Отряд Михала Огинского насчитывал около 2,5 тысяч человек, из которых до тысячи человек составляли конницу. Отряд был весьма слабо вооружен: только 300 человек из пехоты имели ружья, остальные же 1200 человек были вооружены только пиками и косами. Оставив основную часть своего отряда на Браславщине, Михал Огинский с двумя сотнями наиболее подготовленных и вооруженных постанцев направился Динабургу, но взять город ему не удалось. Сжегши пред­местье, повстанцы отступили.

Отряд С. Грабовского, перед тем как он пришел на Минщину, насчитывал немногим более двух тысяч человек. Одной из основных целей рейда С. Грабовского было отвлечение сил врага на себя от Вильно и Гродно. Одновременно повстанцы разрушали коммуникации: делали засеки на дорогах, уничтожали мосты. Как и в отряде Огинского, повстанцы Грабовского тоже были недостаточно вооружены и подготовлены. Обойдя Минск, отряд двинулся через Пуховичи к Бобруйску, где им был уничтожен небольшой гарнизон. Но противостоять организованным силам российского войска отряд С. Грабовского долго не мог, а поэтому вскоре он вынужден был повернуть назад, 4 сентября под Любанью он был разбит. Сам С.Грабовский попал в плен, и лишь небольшая часть его отряда сумела спастисть.

Постепенно инициатива стала переходить в руки российских войск. 26 июня войска, которыми командовал Якуб Ленинский, потерпели поражение в битве под деревней Солы от объединенных российских отрядов под командованием М.Зубова и Беннигсена. После этого поражения Ясинский выехал в Варшаву. С этого времени российские войска перешли к наступательным действиям. Кроме того, назначенный Тадеушем Костюшко 4 июня главнокомандующий всеми вооружен­ными силами восстания в Великом княжестве Литовском М.Вельгорский совсем не соответствовал этой должности и ничем себя не проявил. 3 — 5 июня в связи с болезнью М. Вельгорского его заменил на посту Макрановский. Территория восстания в Белоруссии стала сужаться. К середине июля русские войска контролировали все Новогрудское воеводство и часть Брестского.

19 июля русские войска сделали попытку захватить Вильно, но она окончилась неудачей. Начиная с этого времени, они уже не покидали околиц столицы. 12 августа российские войска окончательно овладели Вильно. В сентябре на территорию южных поветов Белоруссии вошли отряды Суворова. Вначале под деревней Крупчицы, недалеко от Кобрина, и окончательно под Брестом они разбили корпус Зигмунда Сераковского, который состоял из «коронных» и бело­русских отрядов.

Битва под Крупчицами (17 сентября 1794 года), в которой с обеих сторон участвовало до двадцати тысяч человек, была самой крупной за время всего восстания. В ней погибло около 3 тысяч повстанцев, большинство из них — необученные крестьяне-косинеры, часть которых была порублена казаками в стенах Крупчицкого монастыря кармелитов, где они искали спасения.

Дольше всего повстанцы продержались в Гродно. Сюда в конце концов перебралась и «Центральная Депутация Великого княжества Литовского» — новый орган по руководству восстанием, который в начале июня пришел на смену Литовской раде. Сюда же на один день, 30 сентября, успел приехать Тадеуш Кос­тюшко (единственный раз за все время восстания на территории Белоруссии). Но и Гродно, по приказу Тадеуша Костюшко, с 1 октября повстанцы оставили. Остатки повстанческого войска Великого княжества Литовского через Саколку и Белосток отступили к Варшаве. Здесь во время героической обороны Варшавского предместья Праги, где по приказу Суворова российские солдаты устроили страшную резню, не жалея ни женщин, ни детей, погиб Якуб Ясинский.

Восстание 1794 года в Белоруссии продержалось немногим более пяти месяцев, но оно смогло отвлечь на себя значительные силы российской армии. Это не позволило бросить их сразу против отрядов Тадеуша Костюшко. Одной из причин поражения восстания на территории Белоруссии являлось отстутствие единого командования, налаженного взаимодействия в повстанческом войске, неспособность военного командования. Но главной причиной все-таки является половинчатость объявленных реформ, постоянная оглядка на шляхту, которая не хотела допустить революционного выступления крестьянства и жителей городов. Так обнародованный 7 мая 1794 года Тадеушем Костюшко знаменитый «Поланецкий универсал» создавал основы для облегчения положения крестьянства в Речи Посполитой. Этим универсалом всем крепостным кресть­янам была дарована личная свобода, признавалось наследственное право пользования землей, которую они обрабатывали, значительно облегчались повинности.

Но для того, чтобы шляхта окончательно не отвер­нулась от восстания, Тадеуш Костюшко вынужден был учитывать и ее интересы. Крепостное право так и не было упразднено. Это не позволило перерасти восстанию во всенародное движение, а также породило раскол в лагере повстанцев. Благодаря этим причинам русскому войску во главе с Суворовым и Ферзеном удалось выиграть несколько крупных сражений и в результате этого задушить восстание.

Теперь вопрос о сохранении Речи Посполитой не стоял, и последний ее раздел произошел в октябре 1795 года. Согласно ему почти вся территория Белоруссии была присоединена к Российской империи.

В упадке Речи Посполитой можно увидеть историческую закономерность, так как перестали функционировать практически замороженные, неизменные структуры. Пример Российской империи и пример Речи Посполитой показывают два пути развития феодализма: тоталитарный и демократический. И один, и второй обеспечивали жизнедеятельность феодальной системы. При зарождении и развитии новых капиталистических отношений возникла необходимость реформирования общества, что требовало подчинения государству хозяйственных и политических механизмов, а значит, мощной центральной власти. При тоталитарной системе такая власть концентрировалась в руках монархов, при демократической же — размывалась (достаточно вспомнить сейм с его правом Liberum veto). Именно то что демократический институт в Речи Посполитой не смог выработать, развить централизаторских начал, не позволило правящим кругам Речи Посполитой, которые к тому же ощущали на себе невероятное внешнее воздействие, оторваться от старой системы и выйти на новый виток политических и производственных отношений, а тем самым и предотвратить государственную катастрофу.

Основная масса населения — крестьяне и городские жители Белоруссии — индифферентно восприняли распад Речи Посполитой. Жизнь в этой несчастной, продажной державе не давала надежды на какие-либо перемены. Новые же хозяева, новые порядки, как всегда, несли с собой надежду на лучшее будущее. Другое дело, что надеждам этим не суждено было сбыться.

Таким образом, в 1795 году государства-победители произвели третий и на этот раз окончательный раздел Речи Посполитой. Пруссия получила Варшаву и основную часть старопольских земель, Австрия — Краков и Люблин с прилегающими территориями, а Россия — западнобелорусские и западноукраинские земли (без Львова), а также большую часть Литвы и Курляндию. Значительная часть литовских земель, которые ранее входили в состав Великого княжества Литовского (в том числе Сувалки) отошли к Пруссии.

Уничтожение Речи Посполитой было частью борьбы европейской реакции против революционного и национально-освободительного движения. Как бы там ни было, польские и белорусские магнаты сумели сохранить свои земельные владения ценой потери независимости собственного государства.




  1. Вадим

    Все как всегда. Объявляется война за идеалы, произносятся правильные лозунги, потом каждый начинает тянуть одеяло на себя. В итоге поляки потеряли государство, а богачи сохранили или даже приумножили свои немаленькие состояния.

    1. DDA90

      Поляки, всё-таки, не были уничтожены и не пострадали так, как в свое время евреи. Поляки сохранили государство — Польшу. Распалась лишь очередная империя — Речь Посполитая. Но едва ли это государство могло устоять сразу против трех таких мощнейших противников как Россия, Австрия и Пруссия.

  2. Rjvbccfh

    Интересно, что генеральский чин Тадеуш Костюшко получил в континентальной армии Североамериканских штатов, возвратившись оттуда возглавил восстание против России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.