Янычары в Османской империи


Особым образом организованный, тщательно подготовленный и вооружённый совершенным оружием, янычарский корпус стал движущей силой экспансии Османской империи на Балканах. За считанные годы янычары превратились из небольшого отряда в многотысячные подразделения преданных и отлично вымуштрованных солдат.

С 1380 года по 1826 год основой пехоты Порты являлись янычарские подразделения (по-турецки их название звучит как «ени чери», дословно переводится как — «новые войска»). Их отличало неуклонно и фанатично выполнение волю правителя Порты по захвату новых и удержанию покорённых земель. Янычарские отряды формировались по особой системе, они проходили жестокую подготовку и становились верными слугами Порты. Более четырёх веков янычары играли главную роль на полях сражений в войнах Османской империи.

Янычарский корпус во многом отличался от прочих воинских формирований Османской империи. Так, янычары носили отличительную форму, получали регулярную плату (и при случае — серьёзные премии) за свою службу, они всегда совершали марши под музыку (мехтер), жили в особых казармах и были первым в истории армии Порты корпусом, который массово применял пороховое оружие.

Янычарский батальон представлял собою крепкую общину, можно сказать — солдатскую семью. По сообщениям современников, султан, всегда, как отдал приказ казначею о выплате жалования, посещал янычарскую штаб-квартиру расположенную в столице, в такой же форме как и они, и получал свою плату вместе с другими воинами из Первого дивизиона. Янычары в мирное время несли службу в качестве стражей правопорядка, личной охраны и пожарных.

Во время военных походов янычары также получали более лучшее снабжение, чем остальные подразделения. Они были деталью отлично отрегулированного воинского механизма, в котором один корпус строил укрепления, а другой разбивал шатры и приготовлял еду. Вооружение и припасы для них перевозились особыми обозами. После боёв янычары получали медицинскую помощь от первоклассных хирургов. Заболевших и получивших ранение эвакуировали в особые передвижные больницы, идущие в обозе.

Эти отличительные черты и впечатляющий список военных побед стали причиной того, что янычарскую историю пристально изучали иностранцы. В конечном счёте, они превратились в символы Порты в западноевропейской историографии.

Ко второй половине XVIII в. янычары начали заниматься многими недоступными им ранее профессиями, они получили право жениться и записывать своих отпрысков в корпус на особых условиях. Мало кто из них продолжал проживать в казармах. Многие из янычар стали администраторами и учёными. Вышедшие по выслуге лет или по ранению, янычары получали пособия, а за детьми погибших присматривали и содержали за счёт казны.

Набор, первоначальная подготовка и положение в обществе

Первые янычарские отряды были сформированы из порабощённых пленников, это было оформлено юридически как то, что султан взял положенные ему традицией 20% от добычи войска в товарном выражении, а не деньгами. Нараставшая экспансия требовала больше верных солдат, и начались регулярные наборы детей из христианских семей по девширме.

Первоначально набирали выходцев из Греции и Албании. По мере того, как границы Порты расширялись, по девширме брали сербских, хорватских, болгарских, армянских, венгерских, румынских и грузинских детей. Гораздо реже в составе корпуса оказывались малороссы.

В конце 1570-х годов, отвечая на внешние угрозы правительство Порты, максимально увеличить количество корпуса за короткое время. Проходился менее длительный курс подготовки в качестве ацеми–оланов, поскольку средний возраст вербовки вырос с 13,5 в 1490-х годах до 16,6 в 1603 году. Причинами этого стала не только острая нужда в солдатах, но и меньшие сроки обучения, необходимые для выпуска опытных стрелков из мушкетов.

Но одного этого изменения было недостаточно для получения необходимого количества воинов, и, следующим шагом, традиционное ограничение призыва мальчиков на военную службу только в девширме сняли. Служба была разрешена для свободнорождённых мусульман, как новобранцев, отобранных командиром, так и сыновей нынешних солдат армии Порты. К середине XVII века, девширме было оставлено как метод вербовки новобранцев.

Предписанная султаном дневная ставка оплаты службы новобранцев во времена Ахмета I составляла три акса. Повышение в кавалерию приводило к росту платы до 10 аксов. Янычары получали по 12 акчей каждый квартал на обмундирование и 30 аксов на вооружение, а также добавочные средства на боеприпасы.

Подготовка

После того, как немусульманского ребёнка забирали по системе девширме, его сначала отправляли в османские семьи для изучения турецкого языка, правил ислама (и насильственного обращения в него), традиций и культуры общества Порты. Пройдя этот этап, дети, называвшиеся акеми (новобранцы) собирались для подготовки в особом учебном центре под названием Эндерун, который находился в Стамбуле.

В Эндеруне янычары–кадеты отбирались по способностям и распределялись в отдельные группы для подготовки на инженеров, оружейников, стрелков, артиллеристов. Молодое пополнение обучалось в каждодневной муштре и жило подобно монахам.

Янычарам категорически запрещалось иметь полноценные бороды, разрешались исключительно усы. Это правило, вместе с иными запретами (на обзаведение семьёй и торгово–ремесленную деятельность) соблюдались до XVIII столетия. В конце XVI столетия султан поддался желанию янычарского лобби и разрешил их отпрыскам становиться янычарами на особых условиях. Тогда же начали пересмотр и прочих ограничений — «новые войска» как вооружённая сила начали разлагаться.

Согласно законам Порты янычары были собственностью правителя империи и выполняли роль защитников как лично его, так и самой самодержавной системы. Янычарам-кадетам их наставники внушали, что они должны служить правителю Порты как родному отцу и, что отныне их настоящая семья — «новые войска». Немногие из новобранцев, показавшие себя в ходе обучения достаточно умными, выносливыми и волевыми, принимались в ряды полноправных «ени чери». Обычно это происходило, когда им исполнялось 24-25 лет. Они наследовали собственность погибших янычар, таким образом, сразу приобретая богатство. Будучи принятыми в ряды «новых войск» новобранцы получали часть имущества и сбережений ранее погибших сослуживцев. Это сразу давало им определённую состоятельность и материальную обеспеченность.

Будучи мусульманами, «ени чери» особо чтили одного из дервишей — Хаджи Бекташа Вели. По легенде, он благословил первых «ени чери» и оставил для них ряд поучений. Духовные ученики Бекташа Вели выполняли при «новых войсках» роль полковых священников.

В качестве знака принадлежности к «новым войскам», «ени чери» одевали в качестве головного убора особые шапки под названием «бёрк». У этих шляп спереди был особый карман, называемое касиклик. В нём каждый «ени чери» нсил свою собственную ложку. Это было символом под названием «касик кардешлиги» (по-турецки — братство ложки). Смыслом этого символа было определение «ени чери» как товарищей, которые воюют, едят, спят и даже умирают рядом.

Организация

Корпус делился на орты (ortas). Орта представляла собой эквивалент батальона и возглавлялась корбацием. Все они составляли «новые войска» и их структуру, именовавшуюся как «очак» (ocak), дословно переводится как «очаг». В период правления Сулеймана I было всего 165 орт «ени чери», но через весьма небольшое время их число выросло до 196. Номинальным главой «новых войск» являлся сам правитель Порты, но реальным был особый чин — его именовали «ага».

«Ени чери» делились на четыре группы:

  1. Джемаат (пограничники; вариант написания — джамаат в ряде письменных свидетельств) — состоял из 101 орты.
  2. Болюк или Бейлик (личные султанские охранники) — включал 61 орту.
  3. Секбан или же Сеймен — был сформирован из 34 орт.
  4. Аджеми (кадеты) — 34 орты.

Во времена, когда янычары только появились, они могли повышать своё звание исключительно в порядке старшинства. Причём оно действовало в рамках их орты. За её пределами оно не имело никакого значения и не несло особых преференций. Они могли покинуть подразделение только для того, чтобы принять командование другим. Наказать янычара мог только его непосредственный командир. Ранговые наименования основывались на месте в традиционном штате кухни или ловчих султана. Это делалось, возможно, для подчёркивания того, что они его слуги. Янычары, долго находившиеся в провинциальных городах, назывались йерлийями.

Численность

Хотя янычары являлись частью имперских вооружённых сил и охраной султана, они не были основными количественно. Довольно долго они составляли лишь одну десятую часть от всей армии Порты, а та же кавалерия была большинством в вооружённых силах. Основываясь на данных ряда исследователей, численность янычаров в XIV веке составляла около 1000, а в 1475 году — более 5500-6000 человек. Кавалерия же, численно превышала 45-50 тысяч сабель.

С 1530–х годов, размеры янычарских подразделений стали увеличиваться в следствии новых завоеваний, которые проводили османы. Ими часто наполняли гарнизоны и привлекали к осадам, что становилось всё более актуальным для османских войск. Скорость экспансии нарастала с 1570–х годов из-за череды схваток Порты с Сефевидами и после 1590-х гг. — монархией Габсбургов. В первые годы XVII века численность янычар достигла 35-40 тысяч человек, продолжая расти в войну за Крит (1645–69 гг.) и войну со Священной Лигой (1683–1699 гг.).

Численность янычар по официальным переписям

№ п.п.

Годы

Численность (тыс. человек)

1.

1400

<1,000

2.

1484

7,841

3.

1523

7,164

4.

1530

8,407

5.

1547

12,131

6.

1574

13,599

7.

1582

16,905

8.

1592

23,232

9.

1609

37,627

10.

1654

51,047

11.

1666–7

47,233

12.

1687–8

62,826

13.

1699

67,729

14.

1710–1

43,562

Вооружение

Первоначально янычары выступали как опытные стрелки из лука, но уже с 1440-х годов они стали массово применять в бою мушкеты. Неоднократные попытки штурма австрийской столицы в 1529 году укрепила их отличную репутацию как мастеров осадного дела и подрывников. Для рукопашных схваток они применяли секиры и короткие копья. Не находясь на войне «ени чери» всегда имели при себе кинжал или дубинку. Более основательно они вооружались неся охрану границ или порядка на улицах городов Порты.

Османские ятаганы стали своего рода фирменным оружием янычаров, практически их символом. Когда они охраняли резиденцию правителя Порты, то кроме ятагана имели ещё и внушительный большой бердыш.

В XVI веке «ени чери» массово вооружались пороховыми ружьями и умели их применять в организованном строю. Кроме этого, они применяли своеобразные «окопные пистоли». Часто применяли ранние гранаты и лёгкие пушки (типа мортир и бомбард).

Войны и политические события, в которых отличились представители янычарства

Порта применяла «новые войска» в большинстве войн с момента формирования этого подразделения — не стали исключением ни штурм столицы Византии в середине XV века, ни разгром мамелюков в Египте (кон. XV — нач. XVI вв.). Янычары участвовали в конфликтах со многими другими государствами:

  • Австрии (XVI – XVIII вв.),
  • Итальянских государств (XVI в.),
  • Молдавии (XV в.),
  • Болгарии (кон. XIV — нач. XV вв.),
  • Венгрии (XV – XVI вв.),
  • Польши (XV – XVII вв.),
  • Португалии (кон. XIV — нач. XVIII вв.).

Янычары всегда участвовали в битвах по прямому приказу правителя и получали установленную часть добычи. Корпус являлся основой соединений пехоты Порты.

Во время сражений основной задачей янычаров стала оборона центра войска, применяя полевую артиллерию и беглую стрельбу из малокалиберных ружей с кремниевыми замками, сдержать напор врага пока происходил охват с флангов турецкой кавалерией. В состав воюющих частей «ени чери» входили и небольшие отряды высококлассных артиллеристов, осадных специалистов и мастеров, особых метких воинов (с луками и ружьями), землекопов, рывших подкопы и закладывавших мины в основание вражеских крепостных укреплений.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.