Населения на территории России и постсоветских республик в 4 — 3 тысячелетиях до н. э


Более благоприятные, сравнительно с ледниковым периодом, природные условия послеледникового времени были в полной мере использованы первобытным населением территории РОССИИ далеко несразу. Изменение естественной обстановки само по себе еще не могло привести к возникновению нового хозяйства и новой культуры. Широкое и дифференцированное использование человеком природной среды послеледниковой эпохи стало возможным лишь при более высоком уровне производства, который был достигнут не раньше, чем через 5—6 тыс. лет после отступания ледника. Только с этого времени первобытное население территории РОССИИ достигло нового этапа в развитии производства. Начался период нового каменного века (неолита), охватывающий в основном IV и III тысячелетия до н. э.

Говоря об основных этапах в истории первобытного хозяйства, Ф. Энгельс указал, что сначала люди добывали и присваивали готовые продукты природы. Речь здесь идет о собирательстве и охоте, определявших жизнь и культуру людей древнего каменного века. Позднее наступила пора, когда человечество стало осваивать способы повышения производства продуктов природы с помощью трудовой деятельности,— эпоха скотоводства и земледелия. Гранью, разделяющей эти эпохи, послужило изобретение лука и стрел, сделавшее охотничий промысел более производительным и позволившее людям создать запасы пищи, явившись предпосылкой появления и скотоводства, и земледелия. Период нового каменного века был временем, когда эти неизвестные ранее формы хозяйства — скотоводство и первобытное земледелие — впервые появились на территории РОССИИ, внеся в быт и культуру много новых особенностей.

Выше уже шла речь о том, что первым домашним животным на территории РОССИИ, как и в других местах, была собака. Судя по тому, что кости собаки нередко встречаются в древних поселениях в расколотом виде, собак разводили первоначально не только для охоты, но и как мясных животных. Очень рано собака была использована и для передвижения, о чем свидетельствуют находки полозьев от саней для собачьей упряжки в торфяниковых стоянках Прибалтики и Урала. Вслед за собакой одомашниванию подверглась свинья, затем мелкий и крупный рогатый скот.

История возникновения и распространения скотоводства на территории РОССИИ еще далеко не исследована. Известно лишь, что дикие виды животных, послужившие исходным материалом для одомашнивания, имелись далеко не везде.

Дикая лошадь обитала лишь в степных областях, дикие предки домашних козы и овцы—в южных горных районах. В этих местах они и были приручены человеком, попадая в среду населения соседних областей в виде уже домашнего скота. Более широко были распространены по территории нашей страны дикие формы свиньи и крупного рогатого скота. Однако и в отношении этих животных следует полагать, что они были одомашнены лишь в некоторых более южных районах, и большинство древних племен познакомилось с ними уже как с домашними видами.

В то время как первобытное скотоводство возникло из охоты, древнее земледелие развилось на основе собирательства. От неорганизованного и случайного собирания плодов и съедобных корней, существовавшего с глубокой древности, люди перешли к периодически повторяющимся сборам диких растений, как это наблюдалось, например, у примитивных племен Австралии. Далее начались посадки и посев зерен в землю. Взрыхление земли для посева производилось вручную заостренными палками и мотыгами.

Вопросы древнейшей истории культурных растений, а следовательно, и земледелия, также еще далеко не разрешены. Предполагают, что родиной основных культурных растений Старого Света является широкая полоса, проходящая через Китай, Северную Индию, Иран, Северную Африку и Средиземноморье, откуда они лишь впоследствии были разнесены по более широким пространствам.

Древние формы хозяйства — охота и собирательство — в эпоху нового каменного века отнюдь не исчезли. В среде племен более южных областей, познакомившихся со скотоводством и первобытным земледелием, они сохранились в качестве одной из важных отраслей экономики. В более северных областях страны, где не было условий для появления земледелия и где в составе фауны не было животных, годных для одомашнивания, за исключением оленя и, может быть, кабана, охота достигла высокой ступени специализированного развития. Особенно большую роль в хозяйстве населения этих областей играла одна из отраслей охоты — рыбная ловля, местами превратившаяся в основную форму хозяйственной деятельности. Главной задачей собирательства в северных районах в этот период становится пополнение пищи растительными продуктами, столь же необ­ходимыми для человеческого организма, как и мясная пища.

Возникновению и распространению новых, неизвестных раньше отраслей первобытного хозяйства соответствовало появление новых форм орудий труда и более совершенной техники обработки камня, который все еще продолжал оставаться основным материалом для изготовления орудий.

Новый каменный век характеризуется распространением новых приемов обработки твердых пород камня: пиления, сверления, натачивания и шлифования. Эти приемы позволили придавать орудиям правильную и целесообразную форму. Вместе с тем сохранялись и совершенствовались прежние приемы обработки камня: оббивка, скалывание, отжим.

Исключительно важным орудием в руках неолитического человека являлся каменный топор. Благодаря топору стали возможными успешная борьба с лесом, постройка прочных удобных деревянных жилищ, сооружение загородей, необходимых при охоте и скотоводстве, изготовление средств передвижения как по воде (плоты, челны), так и по суше (лыжи, сани, повозки) и т. д.

Еще в эпоху каменного века человек обратил внимание на самородные металлы, из которых наиболее распространенным была медь. В РОССИИ самородная медь часто встречается в Казахской степи и на Урале, реже в других районах. Попытки применить к самородным металлам технические приемы, служившие для обработки камня, привели к открытию ковкости металла и возникновению холодной ковки с помощью каменного молота и наковальни. Наконец, начало настоящего развития металлургии было положено открытием плавки и восстановления металла из руды.

В течение долгого времени в качестве материала для металлических изделий употреблялась только чистая медь. Медный век в РОССИИ длился в течение конца III и первой половины II тысячелетия до и. э. Чистая медь по своим физическим свойствам была, однако, мало пригодна для изготовления орудий и оружия. Орудия из меди, вследствие ее мягкости, быстро изнашивались. Поэтому в медном веке наряду с металлическими продолжали бытовать и преобладали каменные орудия. Дальнейшее развитие техники требовало более твердого металла. Такой металл был найден в виде сплава меди с оловом, получившего название бронзы.

Так как в эпоху, когда появились медные орудия, основным материалом для изготовления орудий все же оставался камень, то мы в дальнейшем рассматриваем историческую эпоху, именуемую медным веком, или энеолитом, в разделах, посвященных новому каменному веку, как исторический этап, завершающий эпоху неолита и предшествующий бронзовому веку.

Уровень производительных сил, достигнутый первобытным населением территории РОССИИ в эпоху нового каменного века, обусловил распространение относительно прочной оседлости. Постоянные поселения с жилищами — землянками, полуземлянками или наземными хижинами, начиная с самого раннего неолита, повсюду получили распространение как основная форма человеческого жилья. В заболоченных местах кое-где возникали свайные поселения.

Одним из ярких признаков упрочения оседлости и повышения уровня жизненных потребностей первобытного населения является глиняная посуда, совершенно неизвестная ранее и с течением времени ставшая неотъемлемой и характернейшей частью первобытной культуры.

Предшественниками глиняных сосудов были сосуды из черепов животных, из дерева или кожи; эту же функцию в южных районах выполняли очищенные от мякоти тыквы и плетеные из прутьев корзины. Для того чтобы сосуды, сделанные из легко разрушающегося материала (дерева, прутьев и т. п.), стали прочными и главное огнеупорными, их начали обмазывать глиной, а еще позднее перешли к лепке сосудов из глины уже без всякой основы. Наиболее ранние сосуды лепились с острым или округлым дном; они были вполне устойчивы, будучи поставлены между камнями очага или зарыты своей нижней частью в землю, песок или золу. Наружная поверхность этих сосудов обычно орнаментировалась ямками, штрихами, узорами, выполненными с помощью различных штампов и т. п.

Плетение корзин из лыка, прутьев или камыша послужило необходимой предпосылкой возникновения текстильного производства. Волокна для прядения нитей вырабатывалось вначале из дикорастущих растений— крапивы, дикой конопли или коры деревьев. Тканье долгое время производилось без ткацкого станка. Неолитические ткани известны по многочисленным отпечаткам на обломках глиняных сосудов и по находкам в свайных постройках. Ткани употреблялись для одежды, для изготовления мешков и сумок и т. д. Текстильные навыки были особенно полезны в рыболовческом хозяйстве, где появились сети, остатки которых, а также их отпечатки на глиняной посуде известны среди неолитических находок.

Обработка камня в эпоху неолита нередко становилась специализированным занятием. Об этом свидетельствуют мастерские для выработки кремневых орудий, известные в ряде пунктов па территории РОССИИ. «Мастера, развивавшие здесь свое искусство,— говорит о неолитических мастерских Энгельс,— работали, вероятно, за счет всего общества, как эта еще делают постоянные ремесленники родовых общин в Индии».

В местах, где не было камня, пригодного для изготовления орудий, его доставляли издалека, устраивая специальные экспедиции или выменивая у других племен. Так, по всей обширной территории Карелии кремень распространился главным образом из южного и юго-восточного Прионежья, где имеются его месторождения. Прибалтийский янтарь, служивший для изготовления украшений, встречается на неолитических поселениях не только северо-западного края, но и в Верхнем Поволжье.

Обмен такого рода еще не затрагивал древней экономики. Коллективное производство, общий труд, а следовательно, и общая собственность на средства производства продолжали господствовать среди племен нового каменного века. Однако такой первобытный обмен немало способствовал быстрому распространению всякого рода достижений культуры. В частности, существование первобытного обмена послужило одной из важнейших предпосылок широкого и быстрого распространения среди первобытных племен более южных районов нашей страны основных видов домашнего скота и культурных растений, речь о чем уже шла выше.

Ранняя форма материнского родового строя возникла, повидимому, еще в позднем палеолите. В неолитическую же эпоху родовое общество достигло своих зрелых форм, примером чего может служить так хорошо известный родовой строй ирокезов. Об этом говорят такие черты быта и культуры, как большие дома, характерная планировка поселений, следы культа матери-прародительницы, тотемических представлений и т. д.

Род, родовая община не являлись основной и единственной формой организации первобытного общества. В результате роста и объединения родовых групп, создаются более крупные группировки древнего человечества— племена, состоящие из ряда родов, нередко насчитывающие в своем составе многие сотни человек. Племя или федерация родственных племен представляет высшую форму организации первобытного общества. Племя является вместе с тем и этнической группой, отличающейся от других племен своим языком или диалектом и особенностями своей племенной культуры.

На территории РОССИИ в период нового каменного века обитало множество различных племен, распадавшихся на ряд обширных групп, объединяемых более или менее однородным характером хозяйства.

В южных частях страны, где процесс возникновения и развития новых форм экономики протекал более интенсивно, чему способствовала не только богатая природа, но и связи этих областей с древнейшими культурными очагами Старого Света, лежавшими в Передней Азии и Средиземно­морье, в IV—III тысячелетиях до н. э. обитали племена, овладевавшие примитивным земледелием и скотоводством.

Первоначально эти новые формы хозяйства появились, повидимому, лишь в Средней Азии, на Кавказе и в некоторых районах Северного Причерноморья, а затем, в III тысячелетии до н. э., мало-помалу распростра­нились по степным областям Восточной Европы и Азии, где возникло несколько обширных групп пастушеских племен, а также по лесостепным районам Северо-западного Причерноморья, где особое развитие получило первобытное земледелие, сочетавшееся со скотоводческим и охотничьим бытом.

Распространение скотоводства и земледелия в северном направлении происходило не только вследствие передвижения южных племен, стремившихся овладеть удобными для скотоводства и земледелия степными и лесостепными местностями, но и за счет перехода к скотоводческому и земледельческому быту местного населения.

В лесной полосе страны от Балтийского моря и Верхнего Поднелровья на западе и вплоть до Тихого океана на востоке в конце IV — начале II тысячелетия до н. э. простиралась область многочисленных племен, занимавшихся охотой и рыбной ловлей и только лишь начинавших знакомиться кое-где со скотоводством и, может быть, с земледелием. Наконец, на Крайнем Севере и Востоке, на берегах Ледовитого и Тихого океанов, в III и II тысячелетиях до н. э. сложились своеобразные приморские культуры, основывавшиеся на морском промысле, рыболовстве и охоте.

Возникновение всех этих групп неолитического населения, подробная характеристика которых будет дана в последующем изложении, явилось событием огромного значения, оставившим глубокий след на всей последующей истории древнего населения нашей страны. Как показывают архео­логические изыскания последних лет и как можно полагать на основании лингвистических данных, к IV—III тысячелетиям до н. э. следует приурочить начало образования тех этнических групп, которые легли в основу большинства европейских и азиатских народов, позднее известных нам по письменным источникам.

Есть основания думать, что среди земледельческо-скотоводческих племен, занимавших южную часть Европы, Малую Азию, а также некоторые районы Средней Азии, одними из наиболее сильных и многочисленных были древние индоевропейские племена; уже тогда они составляли несколько групп, отличающихся друг от друга по культуре и, несомненно, по диалектам. Так, племена, занимавшие восточную часть Балканского полуострова и продвинувшиеся на Днестр и в Среднее Поднепровье, ученые рассматривают в качестве предков фракийской группы племен. Скотоводческие племена, занимавшие в III тысячелетии дон. э. значительную часть Центральной Европы, а также течение Днепра к северу от племен фракийской группы, некоторые исследователи рассматривают в качестве тех индо­европейских племен, в среде которых развились славянские, литовские, германские, иллирийские и другие языки. Племена степных пространств Европы и Средней Азии послужили той средой, в которой распространились иранские языки.

Этнические связи Средней Азии с Южной Европой осуществлялись, од­нако, не только северным, но и южным путем, через Малую Азию и Южное Прикаспье.

В более северных областях обитали племена иного характера. Очень вероятно, что племена рыболовов и охотников, известные с III тысячелетия до н. э. на севере Европейской части РОССИИ, в Зауралье и Западной Сибири, были древними угро-финскими племенами, а племена таежных пространств Восточной Сибири — древними предками тунгусских и иных народов Северной Азии. В степях Восточной Сибири, в среде пастушеских племен, в этот период закладывались первые элементы будущих монгольских и тюркских языков.

Само собой разумеется, что процесс образования позднейших народностей из древних племенных групп не следует представлять себе слишком прямолинейно. Образование этнических групп совершалось в течение тысячелетий. «За это время племена и народности дробились и расходились, смешивались и скрещивались...» Этот процесс протекал в самых различных формах. Здесь были и войны между племенами, кончавшиеся иногда истреблением того или иного племени, захватами чужой племенной территории и ассимиляцией оставшегося населения; здесь имели место расселения племен, их объединения и т. д. Некоторые древние племена и языки, на которых они говорили, вероятно, погибли в процессе сложения народностей, и мы можем только в отдельных случаях узнать об их существовании по данным археологии и языкознания.




  1. Григорий Саврасов

    Статья получилась объемная, а информация очень общая, изложение не цепляет. Впрочем, это научный текст, не развлекательный, однако хотелось бы более эмоциональной подачи материала (если по этой теме возможно).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.