Советская Россия в войне против иностранной интервенции. Гражданская война


Гражданская война началась в ноябре 1917 г. После некоторых вооруженных столкновений, повлекших за собой сотни жертв, власть в Москве перешла к боль­шевикам. В городах и районах со старыми рабочими традициями, где рабочий класс был относительно однороден (Иваново, Кострома, шахты Урала), Советы и заводские комитеты еще до Октября состояли в основном из большевиков. В этих городах революция выразилась в мирном узаконении этого большинства в новых революционных учреждениях, например в комитетах народной власти (местных вариантах ПВРК). В больших промышленных и торговых центрах (Казань, Самара, Саратов, Нижний Новгород), социально менее однородных и наполненных беженцами, в Советах преобладали эсеры и меньшевики. В Октябре там была создана большевистская, вто­рая власть, чаще всего на базе гарнизона или заводского комитета. После недолгой борьбы она одерживала верх, что не исключало в дальнейшем временного участия меньшевиков и эсеров в местном управлении. Наконец, в средних городах со слабо развитой про­мышленностью, но являвшихся центрами торговли и сельского хозяйства (Курск, Воронеж, Тамбов, Орел, Калуга, города Сибири), где большевики были в явном меньшинстве, местные Советы создавали антиболь­шевистские «комитеты спасения». Здесь захват власти большевиками сопровождался вооруженными крова­выми столкновениями.

Тем не менее через месяц после Октябрьской революции новая власть контролировала большую часть севера и центра России до Средней Волги, а также значительное число населенных пунктов вплоть до Кавказа (Баку) и Средней Азии (Ташкент). Влияние меньшевиков сохранялось в Грузии, во многих небольших городах страны в Советах преобладали эсеры.

Основными очагами сопротивления были районы Дона и Кубани, Украина и Финляндия (основываясь на Декларации прав народов России, Украина и Финляндия заявили о своей независимости). В мае к ним присоединились часть Восточной России и Западной Сибири.

Первой «Вандеей» стал бунт донского казачества. Казаки резко отличались от остальных русских крестьян: они имели право получать 30 десятин земли за воинскую службу, которую несли до 36 лет. В новых землях они не нуждались, но хотели сохранить то, чем уже владели. Потребовалось всего несколько неудачных заявлений большевиков, в которых они клеймили «кулаков», чтобы вызвать недовольство казаков. Противники Советской власти обращались к казакам в надежде превратить их в своих сторонников. Генералом Алексеевым была создана добровольческая армия под командованием генерала Корнилова. После смерти Корнилова в апреле 1918 г. этот пост занял генерал Деникин. Добровольческая армия состояла в основном из офицеров. Зимой 1917/18 г. ее численность не превышала 3 тыс. человек (царская армия насчитывала в 1917 г. 133 тыс. офицеров). Пресле­дуемая большевистскими войсками генерала Сиверса, отягощенная присоединившимися к ней политическими деятелями, журналистами, преподавателями, женами офицеров, Добровольческая армия понесла большие потери между Ростовом и Екатеринодаром и спаслась только благодаря тому, что в армии Сиверса взбунтовались казаки.

Восставшие донские и кубанские казаки 10 апреля избрали генерала Краснова атаманом Великого войска Донского. После переговоров с немцами, захватившими Украину, был заключен договор о поставках оружия первой «белой» армии.

В первые же дни новой власти Рада отказалась признать большевистский Совнарком законным пра­вительством страны, потребовала его замены социалистическим представительным правительством и объявила о независимости Украины. На созванном в Киеве съезде Советов Украины сторонники Рады получили большинство. Большевики покинули этот съезд и в Харькове собрали собственный, признавший себя единственным законным правительством Украины и заявивший о своем единстве с центральной властью в Петрограде. Харьковские большевики 12 декабря выдворили из Исполнительного комитета Совета представителей других партий. Под командованием Антонова-Овсеенко 6 тыс. красноармейцев и моряков начали военные действия против Рады. Советские войска 9 февраля вступили в Киев. При этом не обошлось без «крайностей». Рада попросила помощи у центрально-европейских держав, с которыми она вела переговоры о мире в Брест-Литовске. Германские войска 1 марта вошли в Киев, где была восстановлена власть Рады, но под опекой оккупационной армии.

Третий фронт гражданской войны находился на востоке. Десятки тысяч чешских и словацких солдат, отказавшись защищать Австро-Венгерскую империю, объявили себя военнопленными у «русских братьев» и получили разрешение добраться до Владивостока, чтобы затем присоединиться к французской армии. Согласно договору, заключенному 26 марта 1918 г. с советским правительством, эти 30 тыс. солдат должны были про­двигаться «не как боевое подразделение, а как группа граждан, располагающая оружием, чтобы отражать возможные нападения контрреволюционеров». Однако во время продвижения участились ее конфликты с местными властями. Поскольку боевого оружия у чехов и словаков было больше, чем предусматривалось соглашением, власти решили его конфисковать. 26 мая в Челябинске конфликты перешли в настоящие сражения, и белочехи заняли город. Через несколько недель они взяли под контроль многие города вдоль Транссибирской магистрали, имеющие стратегическое значение, такие, как Омск, Томск, Самара, Екатеринбург. С этого времени мощная армия (в то время 30 тыс. вооруженных людей являлись крупной воинской группировкой на советской территории) перерезала жизненную артерию, связывающую европейскую часть России с Сибирью.

Наступление белочехов получило незамедлительную поддержку эсеров, организовавших в Самаре Комитет из депутатов разогнанного Учредительного собрания (Комуч), который призвал крестьян к борьбе «против большевизма, за свободу». Казань, Симбирск, Уфа примкнули к Комучу. Однако мобилизация, объявленная Комитетом, продлилась недолго: население не желало служить в какой бы то ни было армии. Удалось собрать в народную армию Комуча не более 30 тыс. человек. Наиболее боеспособную ее часть составили рабочие Ижевского и Боткинского заводов, которые восстали против большевиков и заявили о своей солидарности с Комучем.

После нескольких неудачных попыток Комучу удалось 8 сентября созвать в Уфе конференцию оппозиционных сил, где присутствовало около 150 делегатов, половина из них — эсеры. Были представители кадетов, три меньшевика и члены группы «Единство», близкой к Плеханову. Делегаты разделились на две группы. Левое крыло требовало создания правительства, которое признавало бы Учредительное собрание и на него опиралось; правое во главе с кадетами настаивало прежде всего на создании сильного коллегиального органа власти, независимого от какого бы то ни было выборного собрания. Споры продолжались две недели — наконец верх одержала вторая точка зрения. На конференции было создано Всероссийское временное правительство — коллегия из пяти членов, куда вошли эсеры Авксентьев и Зензинов — лидеры Комуча, кадет Астров, генерал Волдырев, человек умеренных взглядов, и Вологодский — прези­дент сибирского правительства, недавно созданного в Омске и гораздо более правого, чем Комуч. С самого начала коллегия была компромиссом, обреченным на провал. 8 октября пала Самара, вновь взятая большевиками, что окончательно ослабило позицию левых. Влияние правых сил в Омске, наоборот, возросло. Вологодский потребовал возврата земель бывшим владельцам. ЦК эсеров резко осудил эту меру и порвал с коллегией. 18 ноября 1918 г. адмирал Колчак и присоединившиеся к нему офицеры царской армии свергли коллегию. Разобщенная и бессильная демократическая оппозиция была поглощена военной контрреволюцией.

Помимо трех уже установившихся большевистских фронтов (Дона, Украины и Транссибирской магистрали), на территории, контролируемой центральной властью, вели борьбу разрозненные подпольные группы, в основном эсеровские. Они действовали так же, как и против царского режима, устраивая покушения, забастовки, террористические акты. Самые активные противники новой власти объединились в Союз защиты Родины-Матери и свободы во главе с Савинковым. Эта организация была косвенно связана с Добровольческой армией. 6 июля 1918 г. группы Савинкова захватили Ярославль. Согласовав свои действия с наступлением Добровольческой армии, группы Савинкова должны были выступить на Москву. Но операция провалилась. Группам Савинкова пришлось оставить Ярославль, где в течение двух недель они снискали расположение населения, боявшегося контрнаступления большевиков.

По официальным советским данным, летом 1918 г. в районах, находившихся под контролем большевиков, из-за политики продразверстки, которая велась продовольственными отрядами и комитетами крестьянской бедноты, созданными в июле, произошло 108 «кулацких бунтов». Разворачивалась настоящая партизанская война, свидетельствующая о возобновлении вечного конфликта между двумя общественными силами, на которые делилась русская нация: деревня выступила против города, а город — против деревни. После революции произошло столько же крестьянских бунтов, сколько и до Октября 1917 г.

ЦК левых эсеров, резко выступавших против под­писания брест-литовского договора и все больше критиковавших аграрную политику Ленина, 24 июня 1918 г. решил «в интересах русской и международной революции... организовать ряд террористических актов против виднейших представителей германского империализма» .

Это решение должно было быть предано гласности, «чтобы в этой схватке партия не была использована контрреволюционными элементами». Было решено «немедленно приступить... к широкой пропаганде необходимости твердой, последовательной интернациональной и революционно-социалистической политики в Советской России». Левые эсеры — неисправимые утописты, верные последователи политических воззрений Лаврова и Бакунина и террористических традиций народничества, подготовили покушение на немецкого посла в Москве фон Мирбаха. Он был убит б июля левым эсером Блюмкиным, сотрудником ВЧК. После этого эсеры безуспешно попытались осуществить государственный переворот, арестовав большевистских руководителей ВЧК Дзержинского и Лациса.

Только одному отряду из 20 человек удалось захватить Центральный телеграф и отправить несколько телеграмм в провинции, чтобы приостановить действие всех приказов, подписанных Лениным. Эсеры даже не попытались захватить другие стратегические пункты столицы, и через несколько часов восстание было подавлено. Большевики отдали приказ о срочном аресте всех эсеровских руководителей и левоэсеровских депутатов съезда Советов, сессия которого проходила в это время в Большом театре. Мария Спиридонова была арестована, приговорена к одному году тюремного заключения, но потом помилована. Большевики не решились применить чрезмерно строгие меры по отношению к виновным в покушении на Мирбаха. Они воспользовались восстанием, о котором, по некоторым источникам, Дзержинский был заранее информирован, и решили избавиться от эсеров в политическом отношении. Их газеты были запрещены. На заседании съезда Советов было разрешено остаться лишь тем эсерам, которые согласились «категорически отме­жеваться от своего участия в событиях 6 и 7 июля». Многие левые эсеры дезавуировали свой ЦК в надежде остаться в Советах. На практике их участие в политической жизни свелось к минимуму, и через несколько месяцев эсеров удалили из всех местных органов.

Силы, оппозиционные большевикам, были очень неоднородны. Они боролись как с большевиками, так и между собой. Левые эсеры не имели ничего общего со сторонниками Савинкова, а самарский Комуч — с царскими офицерами, которые собирались свергнуть правительство. Тем не менее летом 1918 г. оппози­ционные группы объединились и стали реальной угрозой для большевистской власти, под чьим контролем осталась только территория вокруг Москвы. Украину захватили немцы, Дон и Кубань — Краснов и Деникин, Ярославль — Савинков. Армия русского народа, собранная Комучем, занимала территорию вплоть до Казани, белочехи перерезали Транссибирскую магистраль. 30 августа террористами был убит председатель петроградской ЧК Урицкий, а правая эсерка Каплан тяжело ранила Ленина. Ко внутренней оппозиции присоединилась вскоре иностранная интервенция.




  1. Alex-Kelevra

    Нет ничего хорошего ни в одной революции, а особенно в революции отягощенной гражданской войной. Как сказал герой Евгения Леонова в фильме «Джентльмены удачи»: «...страх, мрак, грязь — ничего человеческого...». Банальный дележ денег и власти в верхушках и неоправданная резня в низах. Как всегда и происходит — народ страдает за интересы лидеров. И революционные события 17-18 гг еще одно тому доказательство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.