Кабинет министров Анны Иоанновны


Хотя требование дворянства о восстановлении прав Сената было удовлетворено, и Сенат вновь стал называться правительствующим, однако фактическая власть находилась в руках Кабинета Министров. Он состоял из доверенных лиц Анны Иоанновны, а руководство его работой осуществлялось Бироном.

Между тем кабинет-министр Волынский с кружком единомышленников разработал «Проект о поправлении государственных дел». Волынский требовал дальнейшего расширения привилегий дворянства, заполнения всех должностей в государственном аппарате от канцеляриста до сенатора дворянами, командирования дворянских детей за границу для обучения, «чтобы свои природные министры со временем были».

Впоследствии резкие отзывы об Анне Иоанновне («государыня у нас дура, и как ни докладываешь, резолюции никакой от нее не добьешься»), протест против засилия Бирона и его окружения привели Волынского на плаху.

Антон Керсновский, например, сетует на то, что правление императрицы Анны обычно характеризуется «засильем немцев». Оно, конечно, было так, — говорит он, — и это составляет отрицательную сторону ее царствования.

Официальная история клянет «бироновщину», трактуя этот вопрос, как кажется; слишком односторонне и недостаточно глубоко. Прежде чем обвинять Бирона, Керсновский призывает посмотреть на его противников — «спесивую и раболепную знать», вчера делившую Россию «в свой профит» , а сегодня заискивающих и наперебой доносящих друг на друга всесильному курляндцу.

Это обстоятельство в очень большой степени объясняет (но, конечно, не оправдывает) презрение, которое Бирон питал к русским. Он Судил их по «сиятельным скоморохам» императрицы.

Как бы то ни было, со всеми своими недостатками (жестокостью и любостяжанием, что отнюдь не являлось отличительными чертами его одного), Бирон оказал России большую услугу, укрепив центральную самодержавную власть, сильно поколебленную в предшествующие годы.

В октябре 1740 года императрица Анна умерла, назначив перед смертью двухмесячного внука наследником престола, а Бирона регентом российского государства.

Вскоре после смерти Анны фельдмаршал Миних с. по­мощью караула преображенцев арестовал Бирона, который был отправлен в ссылку в Сибирь, а правительницей государства была провозглашена мать младенца императора Анна Леопольдовна.

Однако фактическое управление государством оставалось по-прежнему в руках немцев — Миниха и Остермана. А муж правительницы, принц Антон Брауншвейгский, был сделан генералиссимусом русской армии.

Продолжающееся господство немцев вызывало все большее недовольство в русском обществе, особенно среди офицеров и солдат гвардейских полков, чьи взоры обращались на дочь Петра Великого цесаревну Елизавету, которая при Анне жила в удалении от двора, находясь под подозрением и под надзором властей.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.