Революция и реформы (1905 -1914)


Российскиеполитические партии: программы и тактика

На волне общественного недовольства стали оформляться политические партии. В отличие от стран Западной Европы в России партии не столько вырастали из естественно сложившихся социальных групп, объединенных общностью интересов, сколько создавались усилиями интеллигенции, которая представляла здесь самостоятельную общественную силу, стоявшую в оппозиции к самодержавной власти. Кроме того, в России политические партии складывались «слева направо», т.е. от революционных и социалистических партий к либеральным и правым партиям.

Появление и распространение марксизма в России связано с созданием в Швейцарии первой русской марксистской группы. Марксистское учение о коммунизме и социалистической революции распространялось в первую очередь в передовых, индустриально развитых странах, со сложившимися политическими структурами правового общества, многочисленным пролетариатом, имеющим опыт классовой борьбы в условиях капитализма. Основоположники научного коммунизма К. Маркс и Ф. Энгельс хотя и интересовались Россией как неким особым случаем, однако не сделали никаких конкретных выводов относительно революционных перспектив страны, где пролетариат был еще очень слабо развит. Согласно марксистской теории социалистическая революция, совершенная пролетариатом, должна была уничтожить частную собственность как основу эксплуатации и угнетения человека человеком и установить общественную собственность на средства производства.

В 1883 г. эмигранты из народнической группы «Черный передел» Г.В. Плеханов, В.И. Засулич, П.Б. Аксельрод и другие перешли на марксистские позиции и основали а Женеве группу «Освобождение труда». В отличие от народников они полагали, что Россия в основном повторит европейский путь, придя к социализму в процессе развития капиталистической экономики и становления индустриального пролетариата.

В России в 90-е гг. XIX в. марксизм нашел теоретическое подкрепление в трудах русских экономистов П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановского, С.Н. Булгакова. Они извлекали из марксистского учения лишь одну теоретическую посылку — неизбежность и прогрессивность капитализма по сравнению с феодально-патриархальным строем, а учение о социалистической революции оставляли в стороне. Их открытые, «легальные» выступления в печати (за что они получили название «легальных марксистов») ничем не подрывали основ самодержавия, но уводили общественную мысль вперед, от вновь и вновь повторявшихся споров об общине к поиску новых путей дальнейшего развития страны. Они внесли немалую лепту в идейную борьбу с народниками, продолжавшими видеть в капитализме источник социального зла, неприемлемый для России.

Большинство же российских марксистов восприняло учение К. Маркса прежде всего как теорию революционной ликвидации существующего строя. Это движение возглавляли В.И. Ленин (Ульянов) и Ю.О. Мартов (Цедербаум), при активном участии которых в Петербурге был создан подпольный «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» (1895). В 1898 г. I съезд в Минске провозгласил основание Российской социал-демократической рабочей партии, но вскоре делегаты съезда были арестованы, так и не успев принять программные документы партии.

Важным этапом развития российского социал-демократического движения стало издание с 1900 г. газеты «Искра», главным редактором которой вскоре стал Ленин. На II съезде РСДРП (1903), проходившем в Брюсселе и Лондоне, состоялось действительное основание партии, и были приняты ее программа и устав. Ближайшей политической задачей (программа-минимум) признавалось осуществление буржуазно-демократической революции: введение республики, всеобщих выборов, права наций на самоопределение, 8-часового рабочего дня, возвращение крестьянам земель, отрезанных в 1861 г., и отмена выкупных платежей на землю. Программа-максимум предполагала уста­новление социалистического строя и диктатуры пролетариата.

Острая борьба разгорелась на съезде по организационным вопросам, а именно при обсуждении вопроса о членстве в партии. На первый взгляд, предложенные Лениным и Мартовым формулировки имели небольшую разницу, но от этого зависело, сможет ли немногочисленный российский пролетариат совершить социалистическую революцию под руководством партии нового типа. Ю.О. Мартов предлагал считать членом партии всякого, кто оказывает ей личное содействие, т.е. создать организацию, близкую к западноевропейским партиям парламентского типа. Такая партия стала бы союзом широких кругов людей различных взглядов, способным привлечь возможно большее число рабочих и сочувствующих социалистическому движению.

Ленин предлагал свою формулировку § 1 устава, по которой членство в партии подразумевало обязательное активное участие в работе одной из партийных организаций. Формулировка Ленина означала превращение партии в строго централизованную, дисциплинированную организацию профессионалов, с жесткой структурой, полным подчинением ее членов снизу доверху, своего рода боевую организацию революционеров. Такая организация была бы идеально приспособлена для ведения подпольной политической борьбы с целью подготовки и осуществления революции.

Спор по вопросу о членстве партии шел не только по поводу формулировок: за внешней формой скрывались две противоположные позиции во взглядах на социалистическую революцию. Мартов и поддерживавший его Плеханов полагали, что после демократической революции в России наступит длительный, не менее половины века, этап буржуазного развития, в процессе которого отсталая Россия преобразуется в капиталистическую страну, и будет подготовлен переход к социализму. При голосовании на съезде победила формулировка Мартова, позже измененная сторонниками Ленина. В ходе голосования по выборам в руководящие органы партии сторонники Мартова получили меньшинство, а их политическое направление получило название меньшевизма. В своей политической деятельности меньшевики ориентировались на союз с либералами.

Возражавший им Ленин и его сторонники, получившие название большевиков, на первый план выдвигали конечную цель — социалистический переворот, стремясь максимально его приблизить,. В борьбе за социализм они опирались на пролетариат и беднейшее крестьянство, которые должны были осуществить диктатуру пролетариата после захвата власти революционной боевой партией. Окончательное разделение большевиков с меньшевиками и создание большевиками собственного Центрального Комитета произошло на Пражской конференции (1912).

В русской деревне было сильно влияние партии социалистов-революционеров (эсеров), образовавшейся в 1902 г. после слияния нескольких разрозненных народнических кружков. Ее признанным теоретиком стал В.М. Чернов. Ближайшей целью эсеров было достижение конституционным путем политической свободы, т.е. установление республиканского строя со всеобщими выборами, широкой автономией народов, областей и общин. Партия эсеров выражала интересы самого многочисленного российского сословия — крестьянства.

Эсеры унаследовали симпатии к крестьянам и приверженность к терроризму от народников. Подобно народникам, они считали крестьян, в отличие от рабочих, подлинными носителями революционных идеалов и видели в сельской общине ядро социализма на селе, основанного на кооперации и децентрализации. Путь к новому строю должна была открыть «социализация земли»: ликвидация крупных поме­щичьих владений, передача земли в распоряжение крестьянских земельных комитетов с запретом ее купли-продажи и наемного труда и перераспределение земли в равных долях между всеми желающими на ней трудиться. Программа эсеров содержала немало утопического, но она была проста и понятна и отвечала чаяниям крестьянства. Этим объяснялась широкая популярность эсеров в деревнях, жаждущих земли и равенства, вплоть до 1917—1918 гг.

Эсеры имели боевую организацию, действовавшую в традициях народнического терроризма 1870-х гг. В 1901 — 1904 гг. возобновились террористические акты, жертвами которых стали министр народного образования Н.П. Боголепов, министр внутренних дел Д.С. Сипягин, В.К. Плеве, сменивший Сипягина на этом посту, великий князь Сергей Александрович, дядя императора.

Весьма разнородное по своему составу, либеральное движение имело два течения — умеренное и радикальное. Либеральное движение выражало интересы буржуазных, «цензовых» слоев российского общества. Умеренные либералы в большинстве своем были земскими деятелями, выступавшими против всесилия царской бюрократии, ее бездеятельности, против косности самодержавия.

В 1899 г. земские либералы объединились в кружок «Беседа», в который вошли около 50 человек, главным образом родовитых дворян: князья Павел и Петр Долгоруковы, князь Д.И. Шаховской, граф А.А. Бобринский, граф П.С. Шереметев. Поначалу их либерализм, имевший славянофильскую окраску, сводился к стремлению вернуть подлинное самодержавие и борьбе лишь с «бюрократическим искажением исторической власти» России. Его сторонники довольствовались созданием консультативного органа, способного лишь «донести глас народа» до царя, не ограничивая самодержавие. Таков был смысл знаменитого адреса земства Московской губернии во время восшествия на престол Николая II. Самым заметным из деятелей этого круга был председатель Московской губернской земской управы Д.Н. Шипов.

В 1902 г. на неофициальном совещании 60 земских деятелей Шипов предложил целую программу реформ: равенство в гражданских правах, развитие всеобщего образования, расширение прав земств, свобода слова, участие всего народа в законодательной деятельности. Программу было решено распространять по всей стране путем организации съездов на местах, которые позволили бы выявить насущные требования сельской промышленности. Более половины участников этих съездов согласились с программой Д.Н. Шилова.

В начале XX в. в русский либерализм вливается новая струя, представленная интеллигенцией, значительная часть которой считала слишком робкими умеренные позиции, занимаемые Шиповым. За последние два десятилетия XIX в. интеллигенция претерпела коренные изменения. Значительно увеличилось в ней число представителей либеральных профессий: преподавателей, служащих земств. Интеллигенция стала «третьей силой», потенциально готовой следовать демократическим лозунгам. Более решительную позицию занимали земцы, выступавшие за конституцию. Их лидером был ветеран земского движения И.И. Петрункевич.

Большинство радикальных либералов разделяли идеи, обсуждавшиеся с января 1902 г. в журнале «Освобождение», издававшемся в Штутгарте под редакцией бывшего «легального» марксиста П. Струве. Либералы, близкие к Струве по убеждениям, в 1903 г. основали за границей организацию «Союз освобождения», которая с января 1904 г. распространила свою деятельность в Россию. Видной фигурой «нового» либерализма стал историк П.Н. Милюков. В «Союз освобождения» входили видные университетские ученые философы С.Н. Булгаков и Н.А. Бердяев, члены земств П.П. Долгоруков, И.И. Петрункевич, адвокат В.А. Маклаков. «Союз освобождения» требовал избрания путем всеобщих выборов конституционного собрания, которое определило бы дальнейшую жизнь страны и судьбу монархии, провело бы широкие реформы, в первую очередь реформу, гарантирующую социальное обеспечение рабочих, и аграрную реформу (включая выплату компенсаций помещикам за отчуждаемые земли). Будучи противниками насилия, либералы стремились к организации «конституционного» движения.

Небольшая группа земских деятелей (К.К. Арсеньев, В.И. Вернадский, А.А. Корнилов, Д.И. Шаховской) основала «Союз земцев-конституционалистов». Они сформулировали политическую позицию земского либерального движения: «...если бы лучшие люди земства сплотились в тесную организацию и в тиши теперешнего царствования [Николая II] подготовили союз со столичной интеллигенцией и с пропагандистами, идущими в народ, это была бы такая сила, которая подорвала бы всякий деспотизм». Осенью 1904 г. в Петербурге состоялся I земский съезд, принявший программу, в которой наряду с основными требованиями либерального движения содержалось требование созыва в России «свободно избранных представителей народа», т.е. созыва национального собрания, органа, абсолютно несовместимого с самодержавием.

Ситуация в экономике и социальные конфликты

Мировой экономический кризис 1900—1903 гг. сильно ударил по экономике России. Российское правительство потеряло возможность получать иностранные займы, следствием чего явилось немедленное сокращение государственных заказов. Кризис обнаружил неустойчивое положение промышленных отраслей, державшихся на государственных заказах и обслуживающих строительство железных дорог. «Оздоровление» рынка все более явно шло путем образования монополистических промышленных объединений: в 1902 г. были созданы «Продуголь», «Продвагон» и множество других трестов, концернов и картелей.

За один только 1903 г. бастовало более 200 тыс. рабочих. Они требовали прежде всего улучшения условий труда и повышения зарплаты, но боролись и за право на забастовки и признание рабочих профсоюзов. Официальные правительственные профсоюзы оказались не у дел, и Зубатов был смещен. 1901 г. был неурожайным, в деревне повсюду сказывалось перенаселение. Традиционная задолженность деревни увеличивалась. Мировые цены на зерно снизились. Помещики обвинили С. Ю. Витте в развале сельского хозяйства в угоду промышленности, и он был удален с поста министра финансов, хотя продолжал оставаться председателем комитета министров.

В 1902 г., впервые с 1861 г., поднялась целая волна беспорядков в деревне: ведомства царского правительства насчитали за период с 1902 по 1904 г. 670 крестьянских волнений. С появлением сельских школ и развитием железнодорожного сообщения жизнь крестьян становилась менее замкнутой. Земствам удалось ввести начальное образование, и теперь уже 20—25% крестьян были грамотными и способными усваивать идеи, распространяемые, согласно донесениям полиции, «студентами и всякими агитаторами».

Волнения коснулись и студенческой среды, требовавшей университетской автономии. «Все классы общества пришли в смятение», — писал М. Бомпар, посол Франции в России в 1904 г. Непреклонность самодержавия и отказ от каких бы то ни было реформ сделали неизбежной революцию 1905—1907 гг.

Расстрел безоружных рабочих перед Зимним дворцом, невинных жертв «зубатовской» пропаганды, вся трагедия Кровавого воскресенья 9 (22 нов. ст.) января 1905 г. разбила вдребезги традиционное представление о «добром царе» — народном защитнике и покровителе. Газета «Право» писала, что рабочие унесли с собой в братскую могилу веру в живой источник правды и справедливости. В недели, последовавшие за Кровавым воскресеньем, страну захватила первая волна революционных выступлений: в большинстве городских центров России забастовочное движение рабочих имело форму политических стачек. Новое политическое требование — признания права на забастовку— сопровождалось традиционными экономическими: повышение заработной платы, сокращение рабочего дня и т.д. В рабочей среде формировалось классовое сознание.

Движение протеста против существующего строя в революции 1905—1907 гг. разделилось на два направления. Путь либеральных реформ избрали средние слои общества, интеллигенция и часть представителей высших слоев, ориентирующихся на политические модели западноевропейских стран и мечтающих о мирной революции, проводимой легальными путями, в результате которой на смену самодержавию должна была прийти конституционная монархия. Всего лишь за несколько месяцев революции идеи о всеобщих выборах, созыве Учредительного собрания, гарантии личных свобод распространились в самых широких кругах общественности. Произошла своего рода «революция в умах», эмансипация общества в духе задач буржуазно-демократической революции.

В мае 1905 г. «Союз Освобождения», «Союз земцев-конституционалистов» и ряд профессиональных объединений и культурных ассоциаций либерального толка, желающих развития парламентаризма и конституционных структур, объединились в Москве в «Союз союзов» во главе с П.Н. Милюковым. Эта организация представляла радикальное крыло русского либерализма, выступая за созыв Учредительного собрания, избранного всеобщим голосованием. Своей конечной целью руководители этого объединения считали создание либеральной политической партии конституционных демократов.

Второй путь объединял самые разнородные слои с радикальными устремлениями и самые разнообразные формы социального протеста: от крестьянских антипомещичьих бунтов до Советов рабочих уполномоченных — неизвестной доселе, совершенно новой структуры, которым суждено было сыграть в будущем важную роль. Рождение первого Совета в Иваново-Вознесенске, крупном центре текстильной промышленности, в мае 1905 г. явилось важным этапом рабочего движения и означало, что у революционных масс появились самобытные органы власти, которые получили широкое распространение в рабочей среде. К концу 1905 г. в главных промышленных центрах страны уже насчитывалось несколько десятков Советов.

Чтобы подавить возмущение в обществе, Николай II подписал 18 февраля 1905 г. рескрипт (т.е. предписание), который обещал привлекать «избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений», т.е. приступить к разработке закона о создании выборного представительного учреждения. Реформы, однако, было решено провести постепенно, с учетом исторического прошлого России при непременном сохранении незыблемости основных законов империи. Эта первая уступка властей последовала слишком поздно и не могла удовлетворить ни либеральных, ни тем более революционных требований общества.

Власти отвечали на них подготовленным министром внутренних дел А.Г. Булыгиным проектом указа от 6 августа 1905 г. о создании законосовещательной Государственной думы, в чьи обязанности входили лишь «предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений», не касаясь основных законов империи. Дума была лишена законодательной инициативы и не имела права голоса по вопросам бюджета. Выборы в нее должны были проходить по весьма сложной куриальной системе, делившей избирателей по куриям (группам) и сочетавшей сословный и имущественный ценз, что сокращало участие в выборах представителей средних и низших слоев населения и практически полностью лишало рабочих всяких избирательных прав. Этот избирательный закон получил название «булыгинского».

Указ 6 августа 1905 г. вызвал всеобщее возмущение оппозиции. Постепенно оформилась идея всеобщей стачки — единственного способа добиться от самодержавия мер, которых общество требовало с начала 1905 г. В октябре 1905 г. началась Всероссийская октябрьская политическая стачка. В столице образовался Совет рабочих депутатов, который объявил себя «единственным полноправным представителем трудящихся Санкт-Петербурга».




  1. svstar1989

    Появление партий в нашей стране проходило с большими отличиями от европейской модели. Как мне кажется, партии с того момента и до сих пор у нас бесполезны именно из-за этого. Они не отвечают интересам конкретных групп населения, поэтому и не имеют никакой поддержки, так как их программа оторвана от реальности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.