Вечный мир с Польшей и крымские походы


Государственный переворот 1682 г., стрелецкое восстание, возможность новой смуты в России вдохновили ее противников. В Польше все чаще высказывалось намерение отвоевать у русских лево­бережье Днепра и Киев. Турецкий султан и крымский хан вынашивали планы захвата южноукраинских и южнорусских земель. Шведы предполагали отнять у России Карелию.

Большая заслуга правительства Софьи и непосредственно Голицына состояла в том, что Россия сумела выйти из этого положения. В ходе сложных переговоров со шведами был подтвержден Кардисский мир. Россия искусно использовала начавшуюся войну Австрийской империи, Польши и Венеции с Турцией. Россия примкнула к противникам Турции с условием, что прежнее соглашение России с Польшей будет подтверждено.

В 1683 г. турецкая армия осадила Вену. На помощь ей шла армия польского короля Яна Собеского, слывшего в то время одним из выдающихся полководцев Европы. Турки отступили. Союзники требовали от России наступления на Турцию и Крым. Но Голицын предложил вначале урегулировать отношения России с Польшей.

Два с лишним месяца длились в Москве напряженные переговоры с польской делегацией. Польша была заинтересована в спокойствии на своих восточных границах для подготовки борьбы со Швецией и Турцией. Польский сейм и магнаты стояли за мир.

Продлив мир со Швецией, Россия все внимание сосредо­точила на южном и юго-западном направлении своей внешней политики. Она стремилась закрепить за собой левобережье Днепра, обезопасить себя от нападения крымских татар, оказать содействие порабощенным турками православным народам Балканского полуострова и выйти к берегам Черного моря для последующего проникновения на рынки Южной Европы и Ближнего Востока.

В 1686 г. в торжественной обстановке был заключен так называемый «вечный мир» с Польшей. Это стало большим успехом дипломатии В.В. Голицына. Польша согласилась с переходом левобережья Днепра под власть России и навечно уступила ей Киев. Известие о «вечном мире» вызвало в Турции растерянность и уныние. Польская партия войны была вне себя.

Летом 1687 г. главные силы России под командованием Голицына выступили на юг. Начался первый крымский поход. Однако армия запоздала с выступлением. Зной и безводье истощали силы людей. Татары подожгли степь, и русские полки оказались на марше в задымленном воздухе. Другая часть войск, шедшая вместе с казаками вдоль Днепра, разгромила левое крыло крымской конницы, которая обрушилась на польские и украинские земли. Часть русских войск двинулась на Азов. На Черноморском побережье была захвачена турецкая крепость Очаков. В Стамбуле началась паника. Султан бежал в Малую Азию.

Голицыну не удалось развить успех. Мешали зной, отсутствие воды (татары отравили колодцы), неразбериха в командном составе армии, местнические споры. Кончались запасы продовольствия. Не дойдя до Перекопского перешейка, Голицын повернул войска обратно.

В 1689 г., выполняя союзнические обязательства, Голицын повел русскую армию во второй поход на Крым. Со­юзники вступили с Турцией в сепаратные мирные переговоры, но Россия преследовала в войне уже свои интересы. Ранней весной быстрым маршем русские полки прошли степь. Их поддержала казацкая конница во главе со сторонником сближения Москвы с Польшей гетманом И.С. Мазепой. По пути они одержали верх в трех сражениях с крымцами. Татарская конница откатилась за Перекоп. Голицын подошел к крепостным стенам, замыкавшим перешеек. Ворота были открыты, путь в Крым свободен. Хан запросил мира, соглашался признать присоединение части Украины с Киевом к России. Идти дальше Голицын поостерегся.

Через некоторое время в Москве торжественно встречали победителей. Противники Софьи говорили о неудаче похода, о непонятной робости Голицына на подступах к Крыму.

Крымские походы закрепили завоевания России на западных рубежах. Москва сохранила за собой крепости на Днепре и в Диком поле. Был заложен стратегический фундамент для дальнейшей борьбы с Турцией и Крымским ханством за выход к Черному морю.




  1. nehamster

    Татьяна, «Вечный» мир был заключен в Москве, но московским его не называют, потому что в течение столетий в Первопрестольной было заключено очень разных договоров.

  2. Кержак

    Василий Голицын был-таки дипломатом до мозга костей, все чинно уладил с поляками и шведами. Но безмерно его обожающей Софье хотелось видеть в нем полководца. Однако имея возможность разорить «осиное гнездо» в Крыму, он остерегся, «ну не орел!»

  3. Дмитрий Щипачёв.

    Хорошо, что в то время был такой дипломат, как Голицын, он правильно рассуждал и считал — «лучше худой мир, чем добрая война» (эту фразу в своё время сказал Марк Туллий Цицерон). Именно благодаря Голицыну, положение дел в стране стабилизировалось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.