Железный век на севере Восточной Европы и в Балтии


В течение всего обозначенного периода на северной окраине протославянского мира «погоду делали» представители 4 археологических культур, вступающие друг с другом в военные, торговые, союзнические или даже родственные взаимоотношения. А результатом стали новые народы, каждый из которых «вступил» позднее и в нашу эру.

Племена-потомки Фатьяновской и Лужицкой культур

Геополитическая обстановка

На переходе из II к I тысячелетию до н.э. названный край оставался обособленным от южной половины Восточно-Европейской равнины и Карпат. Юг тесно контактировал с цивилизациями Западной Европы, Кавказом и ираноязычной степью. А Фатьяновский и Лужицкий миры со времен Бронзы взаимодействовали только друг с другом. Или с первым потоком финно-угров. Ведь он все ближе подбирался с северо-востока к обозначенной в заглавии ойкумене. Пришельцы были охотниками, оленеводами и рыболовами, мало знакомыми с индустриальными инновациями. О них будет позже.

Появление железа

По ходу медленного внедрения металлургических знаний (добытых в северо-карпатских поселках) в Фатьяновскую среду (менее развитую) железо с 8-го, а где-то с 5 века до н.э. прижилось везде. Из ремесленников выделились специалисты, умеющие находить руду не только в горах, но и на болотах. Они определяли его по красному цвету. Кузнецы получили влияние. В языческий пантеон добавился Покровитель Огня. Здешние племена связывают его рождение с созданием Вселенной. С сего времени мастера покрываются мифическим ореолом. Простолюдины не могли понять, как из бесформенных кусков руды выходят вдруг совершенные предметы (орудия быта, труда и войны). Ковалям приписывали способности колдунов и волшебников. Они жили отдельно. Их боялись обидеть.

Сохранение геополитических интересов

Применение более совершенного железного оружия, наконец, позволило остановить кельтские вторжения из районов современных Чехии и Словакии. Родовые альянсы Лужицко-Фатьяновского культурного пространства сумели сохранить национальную волю к сопротивлению. Встали глобальным фронтом на защиту общих интересов. Сложившийся мировой порядок позволил им и далее развивать яркую идентичность.

Первые финно-угры в Европе

Истоки финно-угров

С северной, приполярной, оконечности Русской равнины на Скандинавию и восточную Балтику надвигался мир Ямочно-Гребенчатой керамики. Данная общность культур происходит с севера Уральской гряды и севера Западной Сибири. Она вышла из недр более древней палеоуральской семьи народов. С незапамятных времен мигрировала на запад, «расползаясь» еще и к югу. Люди из Северной Сибири культурно поглощали автохтонные племенные союзы и даже некоторые протоскифские племена. Главным их отличием была тесная связь с миграцией оленей и тюленей, движением промысловой рыбы. И почитание медведя, которому приписывалась роль хозяина природы. Сушеная медвежья лапа считалась лучшим оберегом. Поминать имя зверя всуе тут запрещалось.

Антропологический облик пришельцев

Данный субстрат на своей родине находился в тесном контакте с представителями монголоидной расы. А при движении к западу ассимилировал «чистейших» нордидов. Под ними подразумевают наиболее светлых людей Земли, уникальнейшие остатки доиндоевропейского населения крайнего севера восточной Европы и всей Скандинавии.

Этот тип безжалостно уничтожали первые арийские колонисты Северной Европы – мобильные племена культуры Боевых Топоров и Шнурованной Керамики (БТиШК). Стоит пояснить, что именно от БТиШК отделилась Фатьяновская и Лужицкая общности. Причем последняя – не просто результат дифференциации. Это – плод единственного мирного исключения (в эпоху «2-й волны»). То есть смешения с аборигенами. Разговор пошел о предках венетов, позже растворившихся в народах очередной индоевропейской орды. И при этом одно «чистокровное» племя сохранилось именно в Восточной Европе.

Теперь же вернемся к пришельцам Ямочно-Гребенчатой Керамики. После краткого экскурса в события эпохи Бронзы становится понятным, почему к началу Железного Века они имели уникальный антропологический тип. Его назвали лапаноидным. Русые или желто-русые волосы, небольшой рост, немного кривые ноги, нос вздернут сильнее, чем у кого-то еще. Форма глаз не характерна ни для одной расы. В названный период лапаноидная ветвь заполняла сегодняшние Финляндию, Восточную Норвегию, Лапландию, Эстонию, скандинавские острова и землю, названную ныне Русским Севером.

О чем говорят городища Балтики, Польши, Белоруссии и Зап. России?

Народы, контактирующие с финно-уграми

Расположение археологических раскопов, а также интерпретация найденных в них артефактов дали ученым понять, как взаимодействовали с чужаками (финно-уграми) остатки чистокровных венетов (селян Полесья), «поморцев» (венетов, смешанных с субстратом Лужицкой культуры), последнего доиндоевропейского населения Скандинавии и поздних «фатьяновцев». Всю общность принято называть горизонтом культур Штрихованной Керамики. От английского «корд» («шнур») людей ШК называют «кордидами». Так вот. Финно-угры медленно интегрируются и в этот культурный ареал.

Сам процесс контакта

В Скандинавии родилась культура Асбестовой Керамики (Геродотовские «фены»). Она тесно придвинулась к землям прагерманских племен. В остальных перечисленных локациях образуется Дьяковская культура (плод взаимодействия с потомками последних доиндоевропейских, а также Лужицкой и Фатьяновской культур). Часть их восприняли финно-угорскую традицию (весь Русский Север). Наоборот, многие роды охотников и рыболовов становятся частью земледельческо-ремесленной цивилизации. Финно-угры, добравшиеся до скифских земель, образуют известных Геродоту невров и будинов. Смешиваясь с определенной ветвью венетского и будущего балто-славянскго мира, невры и будины эволюционируют в далеком будущем в «ядро» нынешних белорусов и части жителей Черноземья. Остальные позже уходят на север – к своим родичам, принадлежащим культуре Асбестовой Керамики. В итоге становятся родителями финнов, карелов, эстов и вепсов (к слову, эти 4 народа окончательно разошлись в нашей эре).

Юхновская культура

Часть венетов «замыкается», так и не принимая участия в культурно-генетических взаимодействиях. Наоборот, воюет с соседями. Остатки материальной деятельности этого массива по ряду признаков объединили в горизонт Юхновской культуры. Жители Полесья изолировались в дремучих лесах. Их потомки, смешиваясь со скифами (Почепская и Зарубинецкая культуры) примут участие в этногенезе славян. Какое-то время «юхновцы» заселяют все полесье полностью. Идолом народа на последнем этапе вдруг стал медведь.

«Неславянская» ветвь местного этногенеза

Что касается остальных областей рассматриваемой ойкумены, то здесь активные процессы продолжаются. Повторим: в указанной части Скандинавии сложились фены (сейчас финны). А южнее (в Эстонии, Карелии, Новгородской и Ленинградской области) – нерасчлененные еще на отдельные народности предки вепсов, карелов и эстонцев. Тацит позже назовет их всех «эстиями». Кумиром эстов был Кабан. Оба потока не оказали никакого влияния на генезис славян. Встретились с их ветвью (словенами) лишь в 9 веке.

Милоградская культура

Больше интересны те этносы, которые образовывались в середине и в конце Железного Века. Намного южнее. Следы их деятельности уверенно создают горизонт 3 комплексов.

Расселение

Носители Милоградской культуры проживали в западной трети Полесья, в западной четверти Беларуси, западной четверти Украины и Псковской области. Гены населения, о котором идет речь, до сих пор встречаются у коренных обитателей перечисленных районов. Как и некоторые скифы, оно стало западным и частично северным соседом «юхновцев». Соответствует античному этнониму «невры». Геродотовские «будины» проживали в остальной Беларуси, Курской, Смоленской и частично Брянской областях. Оба палеоэтноса практиковали кремацию и захоронение костей и праха в курганах.

Культ волка

Особенность быта – культ волка. Колдуны и воины надевали на себя шкуру этого опасного хищника. Через тысячу лет эту традицию переймут авары. Дело в том, что столичной территорией аваров станет не только Румыния и Молдова, но и Карпатская Украина. А в Буковине даже в 6 веке проживала еще западная ветвь невров. В результате после невров и аваров здесь прочно вошли в обиход сказания о людях-волках (вампирах).

Пшеворская культура

Создатели Пшеворской культуры с конца еще Бронзового Века (времен ранней Лужицкой культуры) занимали южную половину и часть центральной Польши. Они сохранили наибольшее количество традиций «лужичан» и являлись единственными, кто постоянно контактировал с индустриальными центрами Латенского (позднего кельтского) мира.

Лугии – «Люди Янтаря»

В Европе именно их было принято называть «вендами». Это та самая часть потомков первых венетов, которая даже в поздние римские времена продавала янтарь или скиталась по всему миру, образуя колонии. Имела связь с этрусками. Одевались венды в привычные античному миру доспехи. То есть меньше всего были похожи на варваров. А по умению торговаться превосходили иудеев. Имели передовое оружие. Получали его в обмен на янтарь. Участвовали во многих галльских военно-колониальных кампаниях. Таким образом, и развеялись по свету. Римляне называли «солдат удачи» «лугиями». Они отмечали исключительную светлоту (желтоватость) их волос и голубоглазость. Эти маркеры отличали их от рыжих кельтов, русых германцев или рыжевато-русых сарматов.

Погребения «пшеворцев»

Венды тоже кремировали умерших, закапывая урны. Однако курганы они уже не насыпали. Они прикрывали могилу лишь опрокинутым вверх дном горшком – клошем. Они первыми перестают хоронить прах в сосудах, лишь высыпая его в могилу.

Генетическая связь «пшеворцев» с доиндоевропейским населением

На указанных территориях Польши остались именно те лужичане, кого влекло земледелие. Ведь именно в Польше путешественники, рыболовы и добытчики янтаря столкнулись с хлебопашеством. Они ассимилировали (еще в прошлом тысячелетии) людей Ясторфской культуры. Об этой группе племенных союзов стоит поговорить.

С неолитических времен «ясторфцы» населяли Польшу, Германию, Балтику и Скандинавию. Владели всеми видами хозяйства и ремесла. Умели ходить по морю на примитивных ладьях, что доказано оставшимися от них изображениями. Из Скандинавии, Дании и Прибалтики были вытеснены Культурой Боевых топоров и Нарвской культурой (то есть предками германцев и самых первых венетов). А по большей части были уничтожены. Со времен Триполья только здесь сохранялось такое количество аграриев.

Обычаи пшеворцев

Исключительно эти кланы археологи и ассоциируют с Пшеворской культурой. Культ «пшеворцев» – тотем Домашнего Очага. Только в их полуземлянках присутствовали печи. Они ничем не уступали сооружениям Запада. «Пшеворцы» мылись в бане. А сказка о чудо-печке восходит еще к их временам. Часто в жилищах наличествовал даже деревянный настил. Украшения были самыми изысканными (искусство литья и ковки имело кельтские корни). Весьма современным был и сельский инструментарий. Но культуру постройки наземных жилищ они заимствовали у народа, который описан ниже.

Культура Самбийских Курганов

Генезис

Носители культуры Самбийских курганов – венеты, постоянно контактировавшие с прагерманским миром на севере, а еще активнее – с эстиями (на севере – те тогда жили шире). Зародились на полуострове Самбия (ныне – Калининградский полуостров). Из-за распространения своей богатой традиции они явились «виновниками» образования «народа», состоящего из разноликих племенных обществ. Их связывал лишь комплекс погребальных ритуалов и орнаменты. Дело в том, что сначала поселяне-«самбийцы» тоже помещали умерших в керамические урны и хоронили эти емкости в курганах. Однако позже народ перешел к обряду ингумации. А украшения, внешний вид посуды и орнаменты на одежде стали соответствовать тем, которыми обладали позже исторические южнобалтийские племена.

Обычаи

У «самбийцев» практиковался культ Белой Лошади. Белый волк не был духом, но почитался как предвестник самых важных событий. Эти кланы оказали позже огромное влияние на эстиев и предков вепсов, частично «отделив» их от финского мира. И они же «изобрели» первую классическую избу, заимствованную потом очарованными готами (само слово «изба» взято из готского словаря, вовремя записанного еще в средние века).

Положение в мире

Субстрат занимал значительную территорию описываемого края. Нынешние Латвию, Литву, Северную половину Польши. А также Калининградскую, Тверскую, запад Московской, Калужскую, Тульскую, Орловскую, Курскую и север Брянской области. Массив умудрился окружить «юхновцев» даже с востока, то есть пересекся с сарматами.

Сказания о людях культуры Самбийских курганов

В мире греков периода «классики» про группу, жившую к северу от «волков»-невров, ходили исключительно слухи. Собираемые «отцом истории» легенды поражали воображение. Мифы, сочиняемые скифами, касались «одноглазых людей», «особей с собачьими головами» и «людоедов», пожирающих своих умерших родителей. Затем страшные варвары делали кубки (для тризны) из родительских черепов. В античном мире той эпохи племена не получили никакого научного названия. Лишь всякие прозвища. Сам Геродот не склонен был доверять своим респондентам, любившим крепко выпить. Скифы и невры больше всего боялись именно «самбийских» колдунов. Ведь те «управляли зверями».

Кем стали «самбийцы»?

У кого гены этого «заметного» балтийского кластера? Он в крови трети современных латышей и литовцев. У всего населения современного Калининградского региона. У половины немцев, населяющих бывшую ГДР. И у всех северо-восточных поляков. На севере Польши и ГДР когда-то существовали некие поморские славяне. Их не признавали своими ни новгородцы, ни первые поляки, ни одно балтийское племя. Они ассимилировались.

Уже в конце рассматриваемого периода описанный конгломерат распадается на такие культуры: Оксывскую, Западнобалтийскую, Поморскую, Вельбарскую и Восточно-Литовских курганов. Сей процесс совпадает с выделением уже исторических балтских племен из среды здешней ветви венетов. Синхронен с появлением из Скандинавии родов, образовавших с кельтами бастарнов. А еще приходом первых готов. «Самбийцы» участвуют в этногенезе всех названных сообществ. Из Словакии на последнем этапе жизни известного народа приходят кельты-бойи, вступившие с ним во взаимодействие.

Боруссия (Пруссия)

Дольше всех традиции «самбийцев» сохранялись у Птолемеевских «борусков», якобы продвинувшихся вместе с одним из сарматских племен. До самого Урала. А вот в средние века они больше известны как «пруссы». Когда-то Боруссия (Пруссия) занимала не только Калининградскую область, но и вместительные земли ближайшей Польши и Латвии. А самый легендарный король Боруссии Видевуто по рождению был кимвром. Его брат Прутено стал верховным вайделотом – криво кривайто. Пруссы сохраняли самостоятельность до вторжения немецких рыцарей. Те истребили наследников легендарной Боруссии. Оставшихся они превратили в рабов. Католики лишили их религии.

Обычаи пруссов

Обычаи исчезнувших пруссов отличались от традиций иных балтийских народов. К примеру, «ятвяги» хоронили умерших в каменных ящиках и обладали самыми «сильными» жрецами. Издревле в их лексиконе имелись слова, понятные сразу балтам, готам, кимврам, бастарнам, некоторым кельтам, а, тем более, многим западным славянам.

14 век

Но даже они в конце были разделены на 4 клана – собственно пруссов (ятвягов или судавов), а также скальвов, ламатов и дайнавов. Об этом сообщает Петер Дубсбург в начале 14 века. Искусные колдуны дайнавов (вайделоты) были известны всему балтийскому миру, полякам, немецким рыцарям и Новгороду. Дайнавы не были покорены ни «меченосцами», ни «тевтонами». Они вошли в состав Литовского княжества. Видимо, про прусских предков скифы говорили как о волшебниках, «управляющими» животными.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, среднее: 4,75 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.