Прокламация к молодому поколению


Перед самым началом осенних студенческих волнений 1861 г. была распространена прокламация «К молодому поколению», произведшая сильное впечатление на ту часть общества, к которой она и была обращена,— на демократическую учащуюся молодёжь. Прокламация была написана значительно раньше — в первые же месяцы после обнародования реформы 19 февраля; напечатанная в лондонской типографии Герцена, она ещё в июле 1861 г. была нелегально доставлена в Петербург, но распространение её было отложено до съезда студенчества после каникул. Мысль об обращении к молодёжи возникла, как уже было отмечено, в кругу Чернышевского в качестве составной части общего плана развёртывания революционной агитации. Автором прокламации «К молодому поколению» был революционный публицист и учёный, сотрудник «Современника» (а позднее — «Русского слова») Н. В. Шелгунов; в создании и распространении прокламации самое горячее участие принимал ближайший друг Шелгунова, поэт, переводчик, революционер М. И. Михайлов. Авторство Шелгунова не было установлено властями, по делу о прокламации был осуждён на кагоргу Михайлов, погибший вскоре в Сибири (в 1865 г.).

Прокламация «К молодому поколению» резко разоблачала царское правительство, «обманувшее народ, давшее ему лишь призрачную «волю»». Прокламация формулировала довольно подробно разработанную программу требований, куда входили замена самодержавия выборной и ограниченной властью, национализация земли с передачей её в пользование земледельческим общинам, равенство всех граждан перед законом, свобода слова, установление открытого словесного суда, замена существующей армии ополчением по губерниям и т. д. Прокламация разъясняла «молодому поколению» его обязанности перед народом, призывала его к широкой организации кружков, к сближению с народом и солдатами и пропаганде среди них антиправительственных идей. Она предсказывала неизбежность «общего восстания», если царь не согласится на коренные уступки, и решительно требовала «раздела земли между народом», даже если для этого пришлось бы «вырезать сто тысяч помещиков». В прокламации «К молодому поколению» очень сильно была подчёркнута в духе герценовского учения о «русском социализме» вера в особые пути социально-экономического развития России и в спасительную роль русской крестьянской общины. Требования, объективно представлявшие собой программу буржуазно-демократической перестройки страны, объявлялись автором — сторонником утопического крестьянского социализма — гарантией от развития в России капитализма.

«Великорусе». Наряду с прокламацией «К молодому поколению» видное место в агитационной литературе периода революционной ситуации занимает революционное издание «Великорусе», три выпуска которого появились на протяжении нескольких месяцев — между концом июня и октябрём 1861 г. «Великорусе» был сосредоточен на текущих общественно-политических проблемах, подвергал резкой критике крестьянскую реформу и всю правительственную политику в целом; он требовал нового решения «крепостного дела» и коренного изменения государственного устройства России. «Великорусе» настаивал на передаче крестьянам «по крайней мере» всех тех земель и угодий, которыми они пользовались при крепостном праве, с возложением выкупа «на счёт всей нации». Он требовал признания «прав национальностей», в первую очередь освобождения Польши, требовал введения в России конституции с ответственностью министров, вотированием бюджета, свободой печати, вероисповеданий, с уничтожением сословных привилегий, с общинным и областным самоуправлением. При этом он высказывал полное недоверие к «октроируемой» («даруемой» сверху монархией) конституции и требовал созыва депутатов для свободного её составления, т. е. фактически—учредительного собрания. «Великорусе» считал несовместимым установление конституционного строя с сохранением династии Романовых и в особенности с продолжением царствования Александра П. Тем не менее в тактических целях, во имя сплочения революционных сил всех противников существующего режима (и для того по существу, чтобы вскрыть несостоятельность всяких либерально-монархических иллюзий) «Великорусе» для начала рекомендовал развернуть кампанию вокруг подачи царю адреса с требованием созыва свободно избранных народных представителей для выработки конституции. «Великорусе» призывал поставить широкую пропаганду, «организовать и дисциплинировать» движение созданием на местах конспиративных комитетов.

Бесспорна тесная связь с «Великоруссом» Владимира Обручева, бывшего офицера, сотрудника «Современника», сост­явшего в дружеских отношениях с Чернышевским и Добролюбовым. Обручев был присуждён за распространение «Великорусса» к каторге. Несмотря на все принятые царизмом меры воздействия, он не выдал имени Лица, от которого получил прокламации,— мы не знаем его до сих пор. Известно, что Чернышевский придавал серьёзное значение появлению «Великорусса» и был осведомлён о его планах. Причастность самого Чернышевского к «Великоруссу» остаётся вероятным предположением. Вероятна причастность к нему братьев Лугининых (один из них — Владимир Лугинин — впоследствии завоевал громкую славу как исследователь-химик).



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.