Покушение Каракозова на Александре 2


Спад демократического движения проявился в особенностях работы так называемого «кружка ишутинцев», известного по имени руководителя — вольнослушателя Московского университета Н. А. Ишутина. Кружок действовал главным образом в Москве в 1863—1866 гг. Ишунгацы считали себя учениками Чернышевского, но из его наследия они усвоили главным образом слабые, утопические стороны. С историей ишутинского кружка связано покушение Д. В. Каракозова в 1866 г. на жизнь Александра II. Каракозов предпринял покушение по своей личной инициативе, но мысль о цареубийстве зародилась в ишутинском кружке, членом которого был и Каракозов. Сторонники цареубийства среди ишутинцев ошибочно предполагали, что путём убийства царя (или путём ряда последовательных цареубийств) удастся расшевелить народные массы и дать толчок переустройству России на «началах социальных», т. е. в духе тех идеалов утопического общинного «социализма», которые они разделяли. Во взглядах ишутинцев налицо отход от позиций наиболее дальновидных элементов демократии начала 60-х годов, предвосхищение аполитической позиции анархистов-народников 70-х годов и защита ложной тактики индивидуального террора.

Террористические планы ишутинцев возникли на почве оторванности кружка от масс и спада массового движения. Надежды связать с удачным актом индивидуального террора начало народной революции (да ещё «социальной») были, конечно, глубоко ошибочны, наивны и беспочвенны. Индивидуальный террор не мог содействовать оживлению и развязы­ванию массовой народной борьбы, напротив, он способен был только задержать её развитие.

4 апреля 1866 г. Каракозов стрелял в Петербурге в Александра II, промахнулся, был схвачен и затем повешен. Поку­шение Каракозова привело к полному разгрому ишутинской организации и явилось исходным моментом нового страшного усиления реакции. Правительственные преследования обрушились на печать: были окончательно закрыты «Современник» и «Русское слово», обострился цензурный гнёт, усилились гонения на высшую школу и студенчество, на всех мало-мальски «подозрительных» лиц из демократической интеллигенции. На несколько лет воцарился подлинный «белый террор».




  1. Sandra

    Мне по-человечески очень жаль императора, который хотел как лучше, а получилось как всегда. Благие намерения улучшить жизнь в стране путем проведения реформ вылились в недовольства и зарождение революционных кружков, пропагандировавших принцип индивидуального террора. Каракозов только положил начало череде попыток покушений на государя, которые все-таки в итоге увенчались успехом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.