Оценка реформы 19 февраля 1861 года


По «Положениям 19 февраля» были освобождены 10,25 млн. ревизских душ помещичьих крестьян. Из них свыше 0,25 млн. (преимущественно дворовых) не получили земли; остальные 10 млн. получили около 34 млн. десятин, в среднем около 3,4 десятины на ревизскую душу. Отрезки крестьянской земли в пользу помещиков, по самому скромному подсчёту, составляли в среднем для 27 «великороссийских» и «малороссийских» губерний 16% земельной площади, находившейся в пользовании крестьян до реформы. В чернозёмной полосе они были особенно велики (23,25% для 18 губерний); в отдельных губерниях они превышали две пятых крепостного крестьянского надела (в Саратовской, Самарской), а в некоторых имениях достигали даже трёх четвертей.

Цена крестьянского надела, уплаченная крестьянами, значительно превышала его рыночную стоимость, как видно из следующей таблицы, составленной А. Е. Лосицким:

   

Стоимость надела (в млн. руб.)

Губернии

Площадь надела

рыночная

 

(Е тыс.

десятин)

1854— 1858 гг.

1863—1872 гг.

по вынул у

 

12 286

155

180

342

 

9841

219

284

342

Западные

10 141

170

184

183

Разница в земельном обеспечении различных разрядов крестьян получилась очень значительная: по данным 1877 — 1878 гг., по 49 губерниям Европейской России помещичьи кре­стьяне имели в среднем 3,35 десятины удобной земли на душу, удельные — 4,81 десятины, государственные — 5,93 десятины. Размеры платежей были также различны, причём находились в обратно пропорциональном отношении к размерам наделов: больше всего платили за свою землю помещичьи крестьяне, меньше всего — государственные. По данным 1885—1886 гг! (по 37 губерниям), несмотря на то, что выкупные платежи по­мещичьих крестьян были перед этим понижены, а выкупные платежи государственных крестьян повышены, платежи поме­щичьих крестьян превышали платежи государственных на 57,8%, т. е. больше чем в полтора раза, в отдельных же губер­ниях — вдвое и даже втрое.

Резкое уменьшение наделов помещичьих крестьян и высокие платежи за эти наделы, плохое качество земли, отводившейся крестьянам, создавали почву для развития кабальной зависимости крестьян от помещиков, носившей по существу крепостнический характер. ««Великая реформа»,— писал Ленин, была крепостнической реформой и не могла быть иной, ибо ее проводили крепостники»1. «Пресловутое «освобождение» было бессовестнейшим грабежом крестьян, было рядом насилий и сплошным надругательством над ними. По случаю «освобож­дения», от крестьянской земли отрезали в черноземных губерниях свыше х/5 части. В некоторых губерниях отрезали, отняли у крестьян до х/3 и даже до 2/5 крестьянской земли. По случаю «освобождения», крестьянские земли отмежевывали от помещи­чьих так, что крестьяне переселялись на «песочек», а помещичьи земли клинком вгонялись в крестьянские, чтобы легче было бла­городным дворянам кабалить крестьян и сдавать им землю за ростовщические цены. По случаю «освобождения», крестьян заставили «выкупать» их собственные земли, причем содрали вдвое и втрое выше действительной цены на землю» .

Но при всём том эта реформа, хотя и проведённая крепост­никами, была всё же реформой буржуазной по своему содержа­нию. Отменив ряд феодальных прав помещика по отношению к крестьянам и предоставив помещикам возможность перево­дить крестьян на выкуп, т. е. ликвидировать феодальные повин­ности, реформа представляла значительный сдвиг от феодаль­но-крепостнического общественного строя к буржуазному. «Это был шаг по пути превращения России в буржуазную монархию. Содержание крестьянской реформы было буржуазное...—писал Ленин.— Поскольку крестьянин вырывался из-под власти кре­постника, постольку он становился под власть денег, попадал в условия товарного производства, оказывался в зависимости от нарождавшегося капитала. И после 61-го года развитие ка­питализма в России пошло с такой быстротой, что в несколько десятилетий совершались превращения, занявшие в некоторых старых странах Европы целые века».

Реформа 1861 г., будучи проведена крепостниками, не могла до конца ликвидировать конфликт между производительными силами и производственными отношениями, ясно выявившийся в последний период существования феодализма. Новые произ­водственные отношения были отягощены тяжёлыми феодально-крепостническими пережитками. Однако в результате реформы в России всё же утвердилась новая общественно-экономическая формация — капитализм. Новые буржуазные производствен­ные отношения более соответствовали характеру производи­тельных сил, и потому капитализм после 1861 г. стал разви­ваться с относительной быстротой.




  1. Алексей Шанский

    Выделение земли крестьянству в 1861 году чем-то напомнило выделение колхозных земель фермерам в Советском Союзе в конце прошлого столетия. Разница между событиями почти сто лет, а некоторые моменты совпадают. Впрочем, в новом тысячелетии крестьян в России становится все меньше и меньше, несмотря на то, что на земле работать никто не запрещает – непрестижно...

    1. Иван Михеев

      Не стоит сопоставлять разноплановые процессы. Отмена крепостного права и развал колхозов несопоставимы, по сути, и содержанию, где Вы увидели схожесть? Ума не приложу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.