Третья июньская политическая система (1907—1914)


Внутренняя политика

После революции в России возникла новая система политической организации государства, получившая название «третьеиюньская монархия».

Внутреннюю политику правительства в этот период обусловливали объективные послереволюционные условия. С одной стороны, она была нацелена на подавление антиправительственного движения. С другой стороны, нельзя было не считаться с уроками революции, которые свидетельствовали о необходимости проведения реформ для расширения социальной опоры верховной власти. В связи с этим во внутренней политике правительства прослеживалось две линии: наступление реакции во всех областях общественной жизни и лавирование мужду разными социальными силами. Первая линия реализовывалась административными и идеологическими мероприятиями. Полицейско-чиновничьему аппарату помогали печать и церковь. Вторая линия осуществлялась путем принятия и реализации новых законов.

Проведение контрреволюционной линии опиралось на «Положение об усиленной и чрезвычайной охране». Местные власти получили право обыскивать помещения любых учреждений и организаций, арестовывать их членов. Тюрьмы были переполнены. Смертные приговоры и казни стали повседневным явлением. Были разгромлены многие организации крестьян, студентов, демократической интеллигенции, закрыта часть профсоюзов, запрещено издание ряда демократических газет и журналов.

Наиболее ярко идейное наступление отразилось в сборнике статей о русской интеллигенции «Вехи» (1909 г.). В нем авторы отстаивали ненужность, вредность революционных действий, благодарили «власть, которая одна своими штыками охраняет нас (либералов.— Авт.) от ярости народной». Церковь призывала к христианскому смирению и сотрудничеству с правительством. Представители черносотенных организаций шли еще дальше, требуя смерти для всех революционеров, прекращения деятельности Думы.

Возможность лавирования и заигрывания правительства с разными политическими силами обеспечивал избирательный закон от 3 июня 1907 г. Он изменил порядок думских выборов. По нему 1 голос помещика приравнивался к 4 голосам крупной буржуазии, 68 голосам мелких городских собственников, 260 голосам крестьян и 543 голосам рабочих. Рабочие потеряли половину выборщиков, а крестьяне — больше половины. Правительство убедилось в том, что нельзя рассчитывать на монархическую привязанность крестьянства, которую перевешивает ненависть к помещикам. Избирательного права были лишены 8 млн. жителей Урала, Сибири и Средней Азии. Число депутатов от национальных районов (Кавказ, Польша) сократилось втрое. Выборы в III Думу были невсеобщими, сословными и неравными, многоступенчатыми и непрямыми. Они проходили в обстановке террора, полицейских преследований.

III Государственная дума (ноябрь 1907 г.— июнь 1912 г.)

В нее вошло: 32% «правых» депутатов; 33% октябристов составили центр; 12% кадетов, 3% трудовиков, 4,2% социал-демократов и 6% от национальных партий заняли «левый» фланг. Ни одна из фракций не получила большинства. Результаты голосования зависели от того, куда качнется «центр». Если вправо, то образовывалось «правооктябристское» большинство, поддерживавшее правительство. Если влево, то создавалось «кадетско-октябристское» большинство, готовое к реформам либерально-демократического характера. Так сложился механизм парламентского октябристского маятника, позволявшего правительству П. А. Столыпина проводить нужную ему линию, лавируя между «правыми» и кадетами, то усиливая репрессии, то проводя реформы.

В послереволюционных условиях перед правительством по-новому встали три прежних вопроса: рабочий, национальный и аграрный Пять лет Дума обсуждала 4 законопроекта о продолжительности рабочего дня, о страховании и пенсиях для рабочих. Принятый в 1912 г. закон о государственном страховании от несчастных случаев и по болезни распространялся только на 15% рабочих и создавал видимость заботы правительства о них.

Национальная политика проводилась под лозунгом «Россия для русских», т. с. усилились русификаторские мероприятия. Они не находили поддержки у окрепшей национальной буржуазии. Шовинистические черносотенные организации разжигали национальную рознь и антисемитизм.

Столыпенская аграрная реформа

Центральное место во внутренней политике занимал аграрный вопрос. Борьба крестьян заставила правительство отменить (ноябрь 1905 г.) выкупные платежи с 1906 г. наполовину, а с 1907 г.— полностью. Но этого было недостаточно. Крестьяне требовали земли. Правительство вынуждено было вернуться к идее отказа от общинного и перехода к частному крестьянскому землевладению. Она высказывалась еще в 1902 г., но тогда правительство отказалось от ее реализаци. П. А. Столыпин настоял на проведении реформы, и поэтому ее назвали Столыпинской.

Реформа осуществлялась несколькими методами: 1) Указ от 9 ноября 1906 г. разрешал крестьянину выход из общины, а закон от 14 июня 1910 г. сделал выход обязательным; 2) крестьянин мот потребовать объединения надельных участков в единый отруб и даже выселиться на отдельный хутор; 3) создавался фонд из части казенных и императорских земель; 4) для покупки этих и помещичьих земель Крестьянский банк давал денежные ссуды; 5) учитывая «земельный голод» в центре России, правительство поощряло переселение крестьян за Урал. Переселенцам давали ссуды для обустройства на новом месте, создавали казенные склады сельскохозяйственных машин, обеспечивали агрономические консультации, медицинскую и ветеринарную помощь.

Цель реформы состояла в том, чтобы сохранить помещичье землевладение и одновременно ускорить буржуазную эволюцию сельского хозяйства, преодолеть общинную ментальность и воспитать в каждом крестьянине чувство собственника хозяина земли, сняв тем самым социальную напряженность в деревне и создав там прочную социальную опору правительства в лице сельской буржуазии.

Реформа способствовала подъему экономики страны. Сельское хозяйство приобрело устойчивый характер. Увеличились покупательная способность населения и валютные поступления, связанные с вывозом зерна.

Однако социальные цели, поставленные правительством, не были достигнуты. Из общины вышло в разных районах только 20—35% крестьян, так как большинство сохраняло коллективистскую психологию и традиции. Хуторское хозяйство завело лишь 10% домохозяев. Кулаки чаще выходили из общины, чем бедняки. Первые покупали землю у помещиков и обедневших односельчан, заводили рентабельное товарное хозяйство. Бедняки уходили в города или становились сельскохозяйственными рабочими. 20% крестьян, получивших ссуды Крестьянского банка, разорились. Около 16% переселенцев не смогли устроиться на новом месте, вернулись в центральные районы страны и пополнили ряды пролетариев. Реформа ускорила социальное расслоение — формирование сельской буржуазии и пролетариата. Правительство не обрело в деревне прочной социальной опоры, так как не удовлетворило нужды крестьян в земле.

Обострение социально-политической обстановки

С 1910 г. в России наметилось нарастание нового социально-политического кризиса. «Правые» в Думе и черносотенцы были недовольны «излишним реформаторством» правительства. Помещики, не умевшие вести рентабельное хозяйство, требовали от правительства новых льгот и ссуд. Буржуазия настаивала на пересмотре налоговой системы, так как видела в казенных заводах, не плативших налогов, своих конкурентов. Интеллигенция была шокирована «разгромом» Московского университета, когда из него вынуждены были уйти лучшие профессора. Крестьяне требовали передела земли, ликвидации помещичьего землевладения. Рабочие, воспользовавшись новым промышленным подъемом, вновь усилили стачечную борьбу (Ленские события 1912 г.). Росло национально-освободительное движение на окраинах. Все это свидетельствовало о постепенном разложении третьеиюньской системы.

В конце 1912 г. прошли выборы в IV Государственную думу. Ее партийный состав почти не изменился и в ней сохранилось два большинства (правооктябристское и октябристско-кадетское). Однако общественное движение значительно оживилось. Оформилась новая либеральная Прогрессивная партия. Ее возглавили представители крупной буржуазии — А. И. Коновалов, П. П. Рябушинский, С. Н. Третьяков и др. В своей программе они выступали за конституционно-монархичсский строй, расширение прав Думы и ответственность министров перед ней. Прогрессисты занимали промежуточное положение между октябристами и кадетами, пытались добиться консолидации либералов.

Вступление России в Первую мировую войну в 1914 г. вызвало большой патриотический подъем. На некоторое время утихли оппозиционные выступления, почти все партии (кроме большевиков) поддержали правительство. Однако поражения на фронте, ухудшение материального положения трудящихся, стачки рабочих, неспособность правительства стабилизировать обстановку в стране — все это вызвало новое оживление оппозиционного движения.

В 1915 г. часть депутатов Государственной думы и Государственного совета образовали Прогрессивный блок. В него вошли октябристы, прогрессисты, кадеты, представители националистических партий. Они потребовали создать правительство, обладающее доверием общества и ответственное перед Думой.

Ситуация усугублялась тем, что постепенно падал авторитет верховной власти из-за безраздельного влияния на царя и его жену Г. Е. Распутина. Известный как «сибирский пророк» и «святой старец», он проник в дома высшей петербургской аристократии, прославился финансовыми махинациями, связями с подозрительными личностями, распутством и пьянством. Г. Е. Распутин вмешивался в государственные дела, смещал и назначал министров. «Распутинщина» была следствием и проявлением слабости, неспособности царя найти правильный курс во внутренней и внешней политике.

Монархисты сокрушались, считая, что этот авантюрист компрометирует дом Романовых. Думские деятели из либеральных фракций страшились его угроз распустить Думу. Демократическая общественность смеялась над нелепым союзом царя и полуграмотного мужика. Стремление смыть позор с династии и предотвратить очередной разгон Думы обусловило объединение монархистов и либералов. Однако убийство Г. Е. Распутина в декабре 1916 г. (В. М. Пуришкевич, князь Ф. Ф. Юсупов, великий князь Дмитрий Павлович) не предотвратило назревание политического кризиса.

Царь все больше терял доверие народа. Среди думских депутатов стала созревать идея дворцового переворота с целью замены царя и создания правительства, ответственного перед Думой. Начались совещания представителей разных политических партий, но они оказались бесплодными. Революция перечеркнула их планы, и ничто уже не могло спасти монархию.




  1. DDA90

    Российская империя стала настоящей парламентской монархией со своей конституцией в лице «Манифеста 17 октября». И все это стало возможным исключительно благодаря совместным действиям простых людей. Вся страна поднялась с требованиями демократизации общества. И власти прислушались к народу. Мы не должны забывать этот урок истории и помнить, что в единстве наша сила.

    1. Rjvbccfh

      Не стоит называть «парламентской монархией» власть в России, после известного Манифеста. Преувеличивать заслуги простых людей, ставших орудием разных политических сил, выступивших поначалу единым фронтом против царя, тоже неверно по существу. В конце концов, все свелось к «третьеиюньской монархии».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.