Реформы Петра I


Стакан с надписью: «Виват, царь Алексеевич!» XVIII в.

В своих реформах Петр опирался не на буржуазное развитие на основе свободного предпринимательства и наемного труда, освобождения личности от феодальных оков, элементов выборности и народного представительства, а на мощь неограниченной власти монарха, дальнейшее закрепощение крестьянства, методы насилия.

Реформы в области экономики. Ведущее место в петровских преобразованиях заняли реформы в области промыш­ленности, что диктовалось интересами армии и нескончаемой Северной войной.

Старая российская промышленность была достаточной для XVII в., для неторопливой российской жизни. Небольшое количество государственных и частных мануфактур появлялось естественным путем.

Петру I необходимо было создать новую промышленность быстро и на высоком уровне, с тем чтобы ее продукция могла конкурировать с западными образцами. В этой области он резко порвал со старой традицией. Роль государства и монарха в развитии промышленности была определяющей.

Общий уровень российской цивилизации, слабое по сравнению с западными странами развитие рынка, нехватка капиталов и свободных рабочих рук затрудняли решение поставленных задач. Только само государство с его огромными средствами, сильной абсолютной властью и волей монарха было способно решить их.

Петр начал с создания тяжелой промышленности — металлургии, горного дела, кораблестроения. Развитие текстильной, суконной, кожевенной, полотняно-парусной и других отраслей поначалу ориентировалось лишь на нужды армии и флота: солдатам необходимы были кафтаны, шинели, шляпы и обувь, кораблям — паруса и канаты.

На средства и по инициативе государства в начале XVIII в. строились новые металлургические и железоде­лательные заводы в Карелии, Белозерском, Липецком и других уездах. На Урале появились Невьянскнй, Каменский, Уктусский, Алапаевский заводы. В сибирском Нерчинске на местных рудах возник завод по добыче серебра. В 1720-е гг. в строй была введена группа заводов под Екатеринбургом. Город стал одним из центров уральской металлургии.

Другим направлением, куда государство устремляло свои ресурсы, было строительство верфей в Петербурге, Архангельске, на Олонце, а также в Москве и Воронеже, откуда суда в разобранном виде доставляли на Балтику или в Азов.

Особую отрасль промышленности представляли оружейные .заводы, построенные в Москве, Петербурге и других городах.

Петр стремился привлечь в промышленность частный капитал, использовать инициативу и дворян, и купцов, и посадских людей, и удачливых, разбогатевших крестьян. Предприниматели получали от государства ссуды и льготы, освобождение от уплаты налогов и от государственных повинностей. Нередко государство передавало казенные заводы в частные руки.

На Урале при поддержке казны появились частные меде­плавильные заводы. Быстрыми темпами росли текстильные, парусно-полотняные и суконные мануфактуры. Вкус к предпринимательской наживе почувствовали представители знати, в частности ближайшие соратники Петра — Меншиков, Апраксин, Шафиров и др.

Основная масса трудового населения и в сельской местности, и в городах была прикреплена к земле или к посадскому тяглу. Решая проблему обеспечения государственных и частных предприятий рабочей силой, Петр I издал указ, по которому государственные крестьяне, жившие в районах строительства новых заводов, приписывались к ним в качестве рабочей силы в счет уплаты государственных налогов и разного рода повинностей.

Приписные крестьяне на несколько месяцев в году по­кидали свои хозяйства и отправлялись работать на близлежащие заводы. За уклонение от этой тяжелейшей по­винности жестоко наказывали.

Другим указом Петр разрешил владельцам предприятий покупать крестьян к своим заводам. Этих посессионных крестьян можно было продавать только с заводами.

Положение как вольнонаемных, так и крепостных рабочих было тяжелым. Они работали по 12—14 часов в сутки, заработная плата была мизерной. Рабочие жили и бараках и землянках, за малейшие их провинности следовали жестокие наказания. Насилие и принуждение с первых шагов становления российской промышленности превращались в сильнейший тормоз ее развития.

Тем не менее Петру I удалось в короткие сроки заново создать российскую промышленность. К концу его царствования в стране работало около 200 крупных предприятий. Появились новые виды производства — химическое (изготовление серной кислоты, купороса, скипидара, красок), шелкоткацкое и др. Мощным центром металлургической промышленности стал Урал, полотняно-парусной и суконной промышленности — Москва, Ярославль, Кострома и другие поволжские города. Постепенно формировались кадры профессиональных рабочих, мастеров, управленцев. Все чаще рядом с иностранными специалистами на предприятиях утверждались русские мастера и инженеры, прошедшие выучку либо на местных заводах, либо за границей.

К концу петровского царствования Россия превратилась в страну с сильно развитой тяжелой, в том числе военной, промышленностью. По выплавке чугуна она вышла на третье место в Европе, начала продавать высококачественное железо за рубеж, хотя еще в конце XVII в. ввозила его.

Развитие ремесла и торговли. Реформы Петра I в области промышленности обеспечивали прежде всего государственные интересы, интересы армии и флота. Основная часть жителей России для хозяйственного обихода пользовалась продукцией ремесленников.

Ремесло было развито в городах и пригородных слобо­дах, в стоявших на торговых путях селах. В значительной степени оно еще было связано с сельским хозяйством. Это приводило к тому, что индустриальное развитие страны шло как бы само по себе, а ремесленное производство жило само по себе.

Крупными центрами ремесла были Москва, Ярославль, Тула, Нижний Новгород, Казань. В ремесленные центры превращались села и малые городки России, работавшие на местном сырье. Тысячи людей собственными руками мастерили замки и ножи, выделывали кожи и меха, ткали холсты, шили обувь и полушубки, валяли валенки. Мно­гие такие изделия приобретали всероссийскую славу, шли на экспорт.

Для увеличения объема и улучшения качества ремесленного производства Петр I учредил Главный магистрату в задачу которого входило обеспечение процветания мелкого ремесленного производства. Магистрат содействовал приобретению ремесленниками ссуд и сырья, помогал в сбыте готовой продукции.

В начале 1720-х гг., когда в развитых странах цеховая организация уже исчезала под напором крупной капиталистической промышленности, царь издал указ об организации ремесленников в цехи. Это было сделано для превращения ремесленников в сословие со строгой иерархией чинов и званий (мастер, подмастерье, ученик) и для установления контроля за качеством и количеством производимой ими продукции.

Каждый мастер был обязан ставить на своих изделиях личное клеймо. За плохую работу следовали наказания и штрафы. Магистрат мог лишить мастера права заниматься ремесленным производством.

Пристальное внимание уделял Петр I развитию внут­ренней и внешней торговли России, справедливо полагая, что она стимулирует рост промышленности и сельского хозяйства, дает казне необходимые средства. Поощрялось создание купеческих компаний, купцам предоставлялись льготы и привилегии — такие, как монопольное право продажи того или иного товара и др. В этом случае казна сразу получала от откупщика деньги, а дальше купец уже на свой страх и риск и возвращал себе потраченные средства, и наращивал собственную прибыль.

Правительство поощряло развитие ярмарочной торговли. Крупнейшей российской ярмаркой стала Макарьевская ярмарка — у Макарьевского монастыря близ Нижнего Новгорода.

С именем Петра I связано первое в истории России строительство каналов, объединивших в единое целое речную сеть страны. По его указу был прорыт Вышнево­лоцкий канал, соединивший реку Тверцу, один из притоков Волги, с рекой Метой, впадавшей в озеро Ильмень. По этому каналу хлеб из Поволжья пошел в Петербург. Был прорыт обводной канал вокруг бурного Ладожского озера, разработаны проекты Мариинского и Тихвинского каналов, связавших позднее Волжско-Окскую водную систему с Балтийским побережьем. По инициативе Петра началось строительство Волго-Донского канала, которому предстояло объединить в единую торгово-транспортную систему Каспийское, Азовское, Черное, Балтийское и Белое моря. После смерти Петра работы прекратились и возобновились лишь в XX в.

К середине 1720-х гг. на Петербург приходилось около 60% российского импорта. На Россию начали работать порты Риги, Ревеля, Нарвы, Выборга. Отсюда на рынки Серебряный рук Западной Европы вывозились не только традиционные 1704 г. российские товары — пенька, лен, парусина, кожи, воск, зерно и др., но и продукты моря, а также железо. На востоке торговыми воротами страны продолжала оставаться Астрахань.

Приветствуя обоюдовыгодную внешнюю торговлю, Петр в то же время охранял интересы молодой русской промышленности и нарождавшегося купечества, проводил политику меркантилизма, обеспечивая положительный баланс внешней торговли, превышение стоимости экспорта над стоимостью импорта. Одновременно Петр I стал проводить политику протекционизма, как то делалось и в других странах. Она заключалась в том, что таможенными пошлинами защищалась и поддерживалась молодая российская промышленность, вступившая в конкурентную борьбу на российском рынке с иностранными товарами.

Сельское хозяйство. В первой четверти XVIII в. российское сельское хозяйство представляло собой, с одной стороны, море объединенных в общины крестьянских хозяйств, принадлежавших государству, вотчинникам, помещикам, Церкви и заводчикам, с другой — вотчинные, помещичьи, монастырские, церковные и дворцовые хозяйства со своим управлением, пашнями, угодьями, транспортом, хозяйственными постройками. Прикрепление к земле и личная зависимость крестьянина от землевладельца, отягощенность {государственными и владельческими налогами и повинностями были сердцевиной этой жизни.

Петр оказался противником коренных социальных перемен в области сельского хозяйства. Содействуя освоению новых земель в Поволжье, Приуралье, Сибири, на юге страны и расширению посевных площадей, он дарил своим сподвижникам государственные села и деревни, расширяя тем самым масштабы крепостничества.

Продуктивность сельского хозяйства Петр пытался повысить за счет внедрения некоторых новшеств. По его приказу в Россию завезли несколько тысяч литовских кос для замены серпов. Косалитовка постепенно прижилась в русской деревне, но это не решало проблемы. Миллионы крестьянских семей по-прежнему охотнее пользовались серпами.

По приказу Петра из зарубежных стран выписывался высокопородный скот, оказывалось содействие его разведению в казенных хозяйствах, которые затем передавались в частные руки. При Петре появились первые конные заводы. Ему принадлежала инициатива распространения в южных районах страны тутовых деревьев и разведение шелковичных червей — для развития шелкоткацкой промышленности. Петр I поощрял развитие садоводства, расширение посевов технических культур, в частности льна. Он был первым русским монархом, проявившим заботу о русском лесе. При нем предписывалось рубить лес так, чтобы это не наносило ущерба его воспроизводству.

Но все это были частные меры. Русская деревня продолжала оставаться средневековой, забитой и отсталой.

Реформа армии и флота. При Петре изменилась система набора в армию — была введена рекрутская повинность, которая означала, что крестьяне и посадские люди должны от своих общин поставлять определенное количество будущих солдат. Солдатам предстояло служить пожизненно. Русская армия становилась регулярной, т.е. формировалась из людей, для которых армейская служба превращалась в профессию.

В странах Запада армии формировались за счет наемников из числа граждан и иностранцев. Российская армия с самого начала стала национальной, народной армией. В решающих битвах ее народность оказывалась важнейшим психологическим фактором. Люди шли в бой не за деньги, а защищая Родину.

Обучение стало одной из важнейших черт существова­ния петровской армии.

Впервые в Европе он ввел систему полевой подготовки, заложив хорошую основу для будущих талантливых русских полководцев — Румянцева, Суворова, Кутузова, которые так готовили солдат, чтобы в бою армия несла наименьшие потери.

На Западе на вооружении передовых армий вместо фитильных мушкетов появились кремневые фузеи со штыками — багинетами, ручные гранаты и многое другое. Петр немедленно использовал эти нововведения.

Как и на Западе, он ввел гренадерские полки — полки гранатометчиков. Был полностью обновлен артиллерийский парк. В середине 1720-х гг. в России числилось только в полевой артиллерии более 2500 пушек. Артиллерийскими орудиями оснащались кавалерийские части, легкими мортирами — пехота.

Была ликвидирована дворянская конница и образованы регулярные кавалерийские части. Их ядром стали драгунские полки, вооруженные фузеями, пистолетами и саблями. Русская кавалерия во время боя атаковала неприятеля с саблями или палашами в руках, а после его конфузии наносила огневой удар.

Впервые в мире Петр ввел в военную практику легкую кавалерию и крупные кавалерийские соединения — кор­пуса и конную армию. Им подмогой были иррегулярные кавалерийские части — казаки, калмыцкая и башкирская конницы.

В Европе существовало линейное построение войск: расположение и в атаке, и в обороне шеренгами, стрельба плутонгами (поочередно каждой шеренгой). В русской армии шеренги вели огонь с падением: выстрелив, первые шеренги падали на землю, стрельбу продолжали задние шеренги, затем передние поочередно вставали и били по наступавшему неприятелю, в то время как задние заряжали ружья. Так достигалась непрерывность стрельбы.

Если в западных армиях штык предназначался для обороны, то Петр сделал его средством атаки. С тех пор штыковой удар стал одним из сильнейших боевых приемов русской армии.

В1716 г. был издан Устав воинский, вобравший в себя лучшее из прежних воинских наставлений и отразивший изменившуюся организацию, тактику и систему обучения русской армии. Большое внимание в «Уставе...» уделялось морально-волевым качествам русского солдата.

Товарища своего от неприятеля выручать — святой долг командира и солдата, защита и спасение знамени — священная обязанность воина.

Заново создавался военно-морской флот. Ко времени окончания Северной войны только на Балтике Россия имела 29 линейных кораблей, в фрегатов, более 200 галер. К 1720-м гг. воды Каспийского моря бороздили около 300 военных судов. Петр ввел новшества в тактику морского боя: атаку легкими галерами линейных кораблей противника с последующим абордажем.

Опыт создания русского флота был отражен в Уставе морском, созданном при участии царя.

Реформируя армию и создавая флот, Петр I все больше ориентировался на отечественные военные кадры. В Москве и Петербурге открылись артиллерийские и военно-инженерные школы. Появились школы для унтерофицерского состава, мореходное училище, школа гардемаринов, Морская академия.

К началу 1720-х гг. русские армия и флот были обеспечены собственными кадрами. Иностранным офицерам предложили пройти специальный экзамен и уволили тех, кто не выдержал его. Затем вообще отказались от практики приема на военную службу иностранцев.

Реформы государственного устройства. Старая система управления была неспособна осуществить задачи, поставленные перед страной Петром I. Новая система управления вводилась постепенно. По существу, реформа государственного управления продолжалась все его царствование.

Вместо Боярской думы была создана Ближняя канцелярия, членов которой Петр назвал министрами и жестко контролировал. Он требовал, чтобы члены Ближней канцелярии непременно записывали свои речи и подписывались бы под ними: Ибо сим всякого дурость явлена будет.

Верховным органом управления страной в отсутствие монарха стал созданный в 1711 г. Правительствующий Сенат. В своем наказе Сенату Петр определил его обязанности как высшего судебного» исполнительного м частично законодательного органа.

Были введены должности фискалов, начиная с обер-фи-екала Сената и кончая фискалами на местах. Их задача состояла в том, чтобы контролировать администрацию, выявлять случаи нарушения законов, взяточничества и казнокрадства. Фискалы подчинялись непосредственно царю и, не получая жалованья, существовали за счет доли конфискованного имущества.

Сенат контролировали генерал-прокурор и его помощник — обер-прокурор. Генерал-прокурор мог приостановить и опротестовать решения Сената. Прокуроры имелись и в других учреждениях. Они являлись оком государевым и подчинялись лишь царю.

Начиная с 1711 г. вместо приказов постепенно вводились коллегии. Президент и вице-президент возглавляли и них коллегиальное управление. К 1720 г. коллегий стало 11. Это были центральные распорядительные учреждения со строгим и четким разделением функций. Армией занималась Военная коллегия, флотом — Адмиралтейская, международными делами — Иностранная, сбор и расходование средств контролировала Ревизионколлея; финансами ведала Камер-коллегия, организацией и работой судов — Юстиц-коллегия, торговлей — Коммерц-коллегия. Мануфактур-коллегия и Берг-коллегия несли ответственность за развитие промышленности и горнорудного дела в стране.

В 1721 г. Петр I учредил высший орган по управлению церковными делами — Святейший Синод. Это было закономерным шагом. После смерти Патриарха Петр оставил кгу должность незанятой. Теперь Синод, по существу, стал Духовной коллегией составляли церковные иерархи, назначавшиеся царем. Церковь была окончательно подчинена государству.

Большое внимание Петр уделил организации полити­ческого сыска. В Тайную канцелярию при участии царя собирали сведения соглядатаев и доносчиков, вершили следствие по политическим делам.

Даже самыми жестокими мерами Петр не мог искоре­нить глубоко въевшиеся в жизнь России коррупцию, взяточничество и казнокрадство. Власть государственных деятелей и чиновников, действовавших именем царя, стала подавляющей. В руках государства концентрировались огромные средства за счет пошлин, налогов, откупов, монополий и т.д. Можно смело сказать, что в первой четверти XVIII в. в России не воровал лишь царь. Генерал-прокурор Ягужинский как-то откровенно сказал ему: «Мы все воруем. Только один более и приметнее, чем другой».

В1708—1710 гг. страна была разделена на 8, позднее — 11 губерний во главе с генерал-губернаторами и губернаторами, обладавшими огромной административной, полицейской, судебной и финансовой властью.

Позднее губернии были поделены на провинции (их было 50), а те, в свою очередь, делились на дистрикты (округа). Во главе крупных провинций стояли губернаторы, во главе остальных — воеводы. Теперь это были не полунезависимые царьки, а государственные подконтрольные служащие. Вся Россия, таким образом, была выстроена по ранжиру, с четким разделением управленческих функций.

Новое управление было введено и в городах. Всеми городами в стране ведал Главный магистрат. В каждом городе появился магистрат, которому подчинялось городское население. Магистраты выбирались из числа богатых горожан — купцов, предпринимателей, состоятельных ремесленников, интеллигенции. Они были единственными выборными органами в России.

Важной частью системы управления стали назначавшиеся царем прибыльщики, задача которых заключалась в пополнении казны за счет введения откупов и новых налогов — на соль, бороды и усы, дубовые гробы, косяки домов, домашние бани и т.д.

Петровские реформы государственного устройства были увенчаны принятием в 1722 г. Табели о рангах. Отныне российский чиновный мир был поделен на 14 разрядов — от действительного статского советника и канцлера (1-й разряд) до коллежского регистратора (14-й разряд). Такое же деление было введено в армии и на флоте — от генералиссимуса, генерал-фельдмаршала, генерала и адмирала (1-й разряд) до корнета и прапорщика (14-й разряд). Каждый имел свое жалованье и положение в обществе. Чиновники 9-14 разрядов пожизненно становились дворянами. Дослужившиеся до 8-го разряда (в армии — до 12-го разряда) получали потомственное дворянство. Таким образом, в системе государственной службы на первый план выходили личные достоинства и заслуги, преданность государю, выслуга лет и т.д. Порода как основа для занятия должностей окончательно сошла на нет.

Частью общих изменений государственной системы в России стали перемены в положении сословий. Сословия встраивались в общую систему управления. Так, горожане делились на регулярных (имевших право голоса) и нерегулярных, которые не имели права выбирать в магистраты. Регулярные горожане делились на гильдии согласно своему состоянию. В первую гильдию входили самые богатые. Владельцы мануфактур и купцы, торговавшие с другими странами, подчинялись напрямую коллегиям и были осво­бождены от городских повинностей и налогов.

По-новому было организовано и дворянство, численность которого в эпоху Петра значительно возросла за счет проявивших незаурядные способности выходцев из других сословий. В интересах дворянства Петр I указом 1714 г. «О единонаследии ликвидировал разницу между вотчиной и поместьем. Теперь помещики, как и вотчинники, при условии несения службы могли передавать свои владения по наследству, продавать, покупать и закладывать их. Этим же указом Петр I ввел правило наследования имений лишь одним из наследников: прекращалось дробление имений между наследниками, остальные сыновья, не имея средств к существованию, должны были идти на государственную службу, в армию. Тем самым царь получал дополнительные кадры во всех областях жизни страны.

Новшества культуры и быта. В 1700 г. у ворот Кремля были выставлены манекены с образцами новой одежды. И жизнь дворян и горожан стали внедряться одежда и обувь европейских образцов (польских, венгерских, французских, немецких), а также парики. Верхушка общества быстро приспособилась к требованиям царя. К тому же это помогало подчеркнуть свою принадлежность к высшему слою общества.

В конце декабря 1699 г. царь издал указ об изменении летосчисления в России. Раньше годы исчислялись от мифического сотворения мира, новый год начинался 1 сентя­бря . Петр I предписал считать годы как в христианской православной Европе (юлианский календарь) от Рождества Христова и открывать новый год 1 января. С 1 января 1700 г. Россия стала жить по новому календарю. В нее пришли елка, Дед Мороз, новогодние праздники. Но для Церкви Петр разрешил сохранить старое лето­счисление.

Наступили перемены в счете часов. Раньше сутки делились от утра и до вечера. Петр ввел европейское деление — с полудня до полуночи. Все часы в России стали переделываться. 9 декабря 1706 г. куранты Спасской башни Мос­ковского Кремля впервые отбили 9 часов утра.

С 1718 г. царь ввел в практику ассамблеи — собрания тогдашнего петербургского общества. Они проходили в зимнее время по вечерам в домах богатых и знатных дворян и горожан. Гостей не встречали и не провожали. Каждый мог заехать в дом на чашку чая, сыграть партию в шашки или шахматы, которые стали все больше Пуки v пометами входить в моду как одно из любимых развлечений Петра.

Молодежь танцевала и развлекалась играми, старики вели неторопливые беседы. В ассамблеях непременно участвовали женщины. В обычай вошли взаимные визиты, широкое гостеприимство.

Другими становились манеры русских дворян и горожан, появился так называемый политес — правила хоро­шего тона. Петр поощрял умение танцевать, фехтовать, изъясняться на иностранных языках, владеть искусством речи и письма.

Книга 4 Юности честное зерцало стала сводом правил хорошего тона. В ней порицалось то, что совсем еще недавно было обычным для самого молодого царя и его друзей, когда они впервые выехали за границу. В частности, о поведении за столом говорилось: Сиди прямо и не хватай первый блюдо, не жри, как свинья, и не дуй в ушное блюдо, чтобы везде брызгало, не сопи <...> не облизывай перстов и не грызи костей, но обрежь ножом.

При активном участии Петра в России была введена гражданская азбука вместо устаревшей церковно­славянской, что значительно упростило книгоиздание. Эта новая азбука просуществовала более двух исков.

Появились новые типографии. В них тира­жом в несколько сот, а порой и тысяч экземпляров печатались русские и переводные учебники, книги по истории, естествознанию и технике, переводы литературных и исторических сочине­ний античных авторов — Юлия Цезаря, древне­греческого баснописца Эзопа, римского поэта Овидия.

В Москве и Петербурге открылись первые общедоступные бесплатные библиотеки.

В 1702 г. в культурной жизни страны произо­шло примечательное событие: в один из декабрьских дней около московской типографии продавались диковинные печатные листы — первая в России массовая газета Ведомости. Потом ее издание перешло в Петербург. Тираж газеты доходил до 2500 экземпляров. Она распространялась по всей России. В ней печатались «Ведомости», указы, сообщения об успехах русской армии, российские 1702 г. и зарубежные новости.

Нельзя не отметить и первые признаки чрезмерного увлечения всем иностранным. Русский язык в это время пополнился более чем четырьмя тысячами иностранных слов. Письма царя пестрят немецкими, голландскими словами и терминами. Началось засорение русского языка.

Перемены коснулись и внешнего вида русских городов. Петр понуждал городские власти строить современные зда­ния, мостить улицы брусчаткой, предписывал в уже существовавших городах вносить элементы правильности: добиваться симметричной планировки фасадов зданий. При нем и Петербурге впервые в России загорелись уличные фонари.

Петербургу Петр I вообще уделял особое внимание. По его мысли, столица империи должна была нести на се­бе черты величия и славы Российского государства. Он мечтал сделать город величайшим и славнейшим паче всех городов в свете.

Был разработан и утвержден царем генеральный план застройки, стали создаваться архитектурные ансамбли Адмиралтейства и Петропавловской крепости, здания коллегий и Кунсткамеры, дворец Меншикова и др. В основу Петербурга была положена архитектура голландских и немецких городов.

«Аз есмь в чину учимых». Так говорил о себе Петр, который учился всю жизнь. Этого же он требовал от всей страны. В первой четверти ХМП в. в России появилась сеть светских школ и других учебных заведений. Во многих городах страны открылись цифирные школы для детей дворян, чиновников и низшего духовенства. Расширилась сеть епархиальных школ, где проходили обучение дети духовных лиц. Отдельные школы создавались для детей солдат и матросов.

Развитие экономики, торговли и градостроительства, усложнившаяся система государственного управления требовали грамотных людей. В ответ на запросы времени возникали горные школы и школа переводчиков, расширялось обучение в Славяно-греко-латинской академии хлнская башня, и открытых на ее базе школах. При Петре I в России впервые появились технические учебные заведения: навигацкие школы в Москве, Новгороде, Нарве и других городах; Морская академия в Петербурге; инженерные школы и первые медицинские училища в Москве и Петербурге. В основном в этих учебных заведениях учились дети дворян. Петр сам занимался подбором учеников, следил за обучением, порой экзаменовал учащихся. Специальным указом он запретил молодым дворянам жениться, пока они не получат образования.

Развитие науки. Царь-реформатор пригласил на русскую службу европейских ученых, обеспечил их хорошими окладами и жильем, предоставил льготы. Так в России появились швейцарский математик и механик Д. Вернулли, французский астроном и картограф Ж. Делиль и др. Царь помогал талантливым русским самородкам, многие из них при его поддержке проходили обучение в европейских странах. Он способствовал внедрению научно-технических знаний, а также развитию тех областей науки, которые имели большой практический интерес для становления отечественной промышленности и освоения природных ресурсов.

Открытие новых земель привело к подливному экспе­диционному буму. Цель экспедиций заключалась в разведывании новых земель, научном изучении пространств России и близлежащих стран, составлении географических карт. За три недели до смерти Петр составил инструкцию для датского капитана В. Беринга (1681—1741), состоявшего на русской службе и отправлявшегося в свою первую Камчатскую экспедицию. Уже после смерти Петра 1 еринг достиг берегов Аляски и открыл названный его именем пролив между Азией и Америкой.

Другая экспедиция пробивалась в Индию через средне­азиатские ханства Хиву и Бухару. Казачьи атаманы обследовали земли по Амударье и в районе озера Иссык-Куль.

Постоянными стали экспедиции на Северный Кавказ.

В результате к началу 1720-х гг. С. Ремизов создал «Большой чертеж Сибири», Ж. Делиль приступил к работе над картой всей Российской империи.

Общий подъем экономики и просвещения привел к сдвигам в области техники.

Андрею Нартову принадлежит идея целой серии новых токарных и винторезных станков. Более экономичными способами теперь ковались и обрабатывались оружейные стволы. Русские умельцы делали микроскопы и подзорные трубы, которые прежде приходилось покупать за границей.

Кунсткамери По инициативе Петра были открыты астрономическая обсерватория, Ботанический сад, начат сбор древних ру­кописей, появились новые исторические труды.

Потрясенный музеями Европы, Петр задался целью иметь нечто подобное и в России. В1719 г. » Петербурге открылась Кунсткамера — первый естественно-научный музей в стране. Для него было выстроено здание на берегу Невы, которое до сих пор является одним из украшений Петербурга.

Достижения в области науки, рост собственных научных кадров привели к тому, что Петр замыслил создать Российскую Академию наук. Он считал, что развитие фундаментальной науки станет мощным рычагом восхождения страны на более высокий цивилизационный уровень.

Петр брал Академию на государственное обеспечение и требовал от ученых масштабных трудов на благо Отечества. Проект Академии наук Петр утвердил в 1724 г., открылась она в 1725 г., уже после его смерти.

Литература и искусство. В традиционные жанры — былины, исторические песни и сказки — властно вторглась «петровская» тема. В них присутствовали сам царь, с его свершениями, победами и раздумьями, и его враги — шведы, Мазепа, предавшие государя соратники.

Заметно больше в первой четверти XVIII в. стало книг светского содержания, переводов европейской литературы. Типографии выпускали книги не только на потребу знатных людей, но и с расчетом на горожан и грамотных крестьян.

Новым явлением в литературе стала публицистика — произведения, созданные сподвижниками Петра и прославлявшие деяния царя-реформатора. Такими были, например, творения Феофана Прокоповича (1681—1736) — вице-президента Святейшего Синода и писателя. В «Слове о власти и чести царской и Правде воли монаршей он прославлял Петра I, его преобразования, рассуждал о его праве на передачу престола по собственному усмотрению, а не обязательно старшему сыну, ставшему в оппозицию к отцу.

Первая четверть XVIII в. дала России новые явления в области искусства В Москве был возрожден театр. Представления шли в деревянном здании на Красной площади. Ставили пьесы немецких, французских, испанских авторов, появились первые русские пьесы на исторические темы. Самодеятельные театры организовывались в учебных заведениях.

В живописи наряду с иконописью появилась светская реалистическая живопись, в первую очередь портретная. Многие из богатых горожан стремились увековечить себя на полотне. Появились первые русские художники.

И. Я. Никитин (1690—1742) создал галерею портретов знаменитых людей эпохи. Его кисти принадлежит картина «Петр I на смертном одре. Другим известным русским художником-портретистом стал А. М. Матвеев (1701 — 1739). Оба они учились в Голландии.

Наряду с традиционными церковными хоровыми произведениями и народными песнями звучала строевая музыка. Полки во время парадов и триумфов маршировали под русские и иностранные марши, на что с восторгом взирали обыватели.

Царь и народ. Петровские преобразования вызвали огромное напряжение народных сил. Самые большие тяготы выпали на долю крестьянства и посадских людей — основных плательщиков налогов, поставщиков рекрутов и рабочей силы для заводов и мануфактур.

В первой четверти XVII в. налоговое бремя на податные сословия увеличилось в три раза, в основном за счет введения подушной подати для государственных крестьян.

По данным российских ученых, с конца 1670-х гг. по 1710 г. податное население страны сократилось более чем на 150 тыс. человек. В 15-миллионной России это была ощутимая потеря.

Ответом на давление властей стало повальное бегство крестьян из сел и деревень, с верфей и уральских заводов, со строительных площадок Петербурга и Таганрога. В середине 1720-х гг. в бегах числилось около 200 тыс. человек.

Податное население городов платило не только прежние налоги, но и новые — драгунские, корабельные, рекрутские. Существовали разного рода запросные сборы. К тому же посадское население обязано было выполнять определенные государственные повинности.

Дворянство, духовенство, купечество были неподатными, привилегированными сословиями. Их численность при Петре резко возросла, в том числе за счет выходцев из других сословий. Они также не избежали нажима со стороны государства. Купцов Петр принуждал вкладывать деньги в промышленность, Церковь облагал сборами, дворян и представителей Церкви насильно переселял в Петербург, определяя их на государственную службу. Привилегированные сословия ощущали себя в государстве подневольными людьми.

Выдвигая и поощряя людей, Петр в то же время подавлял их инициативу. Он все решал сам, даже в мелочах указывал всем и вся — дворянам, крестьянам, купцам и военным, бургомистрам и губернаторам, судьям и сенаторам, прокурорам и духовным лицам.

Петр все чаще замечал, что его проникновение во все детали управления страной вызывало у сподвижников инертность. Она бесила Петра, но линия на постоянное давление и угрозы была связана не только с характером царя, но и с его оценкой русского народа: Для народа, столь твердого и непреклонного, как российский, одни крутые перемены действительны <...> Хотя это добро и надобно, а новое дело, то наши люди без принуждения не сделают.

Создание абсолютистской, крепостнической, сильной европейской державы стало главным результатом преобразований Петра I. Все сословия как подданные государя были равны, выполняли свои функции в общегосударственной системе. Россия стала «регулярным» государством, как и другие абсолютистские режимы в Европе.

Появление общероссийского сильного правительственного центра во главе с монархом, мощной бюрократии, крупных сословий привело к преодолению былой разобщенности страны. Складывались единый язык, общность взглядов и вкусов в рамках отдельных сословий и народа в целом. Росло национальное и государственное самосознание населения. Те признаки единства народа, которые проявились еще во времена создания Русского централизованного государства, теперь обрели четкость и определенность. В период создания империи появилась русская нация с единым языком, территорией, экономикой, культурой, особенностями характера. Одновременно в много­национальной стране формировалась российская государственная общность людей, объединившая разные народы, что проявилось прежде всего в противостоянии России всему остальному миру. Это была особенность России, другая сторона российского абсолютизма.

Народные восстания. Народ не выдерживал военных тягот, налогов, рекрутских мобилизаций, многочисленных повинностей, усиления крепостной зависимости. Пассивное сопротивление (бегство, уклонение от повинностей) перерастало во вспышки открытого неповиновения властям. В центре страны они быстро подавлялись: там были команды карателей, повсюду находились тайные соглядатаи. Другое дело на окраинах страны. До Дона, Нижнего Поволжья, Приуралья порой не доставали цепкие руки сыскных и карательных отрядов. Здесь, на обширных необжитых пространствах, можно было укрыться от все­видящего государева ока. Именно сюда сбегались недовольные, сюда же ссылали противников государства и царя, в том числе целые полки бунтовавших в конце XVII в. стрельцов. Вдалеке от царской власти расцветало воеводское и чиновничье самоуправство. Все это ярко проявилось в событиях астраханского бунта 1705 г.

Народ был доведен до отчаяния самоуправством воеводы Ржевского, который заставлял стрельцов работать на него, вводил самовольно поборы — с дыма, с бань, за точение топоров и ножей. Воевода использовал для личного обогащения запрещение носить бороды и старую одежду без уплаты пошлин. Людей хватали на улицах, обрезали платье, брили бороду и усы. Стрельцы и горожане упирались: Хотя умру, а пошлины платить не буду и бороды брить не буду.

Астрахань восстала. Разметав воеводскую охрану, восставшие вломились в кремль, закололи копьем воеводу, убили стрелецкого полковника, воеводских и чиновных людей. Кроме стрельцов, солдат и горожан, к восстанию примкнули работные люди, крестьяне и бурлаки.

Всеми делами восставшего города руководили выбранные на круге атаман и старшины. Астраханцы, таким образом, воссоздали казачье управление. Им не удалось овладеть крупными близлежащими городами, в частности Царицыном. Восстание оказалось изолированным и было подавлено подошедшими полками фельдмаршала Б. П. Шереметева.

Однако недовольство народа существовавшими порядками на этом не завершилось. Оно катилось по стране из края в край.

Вскоре новая вспышка бунта произошла в землях башкир, которые жили в Предуралье, по Средней Волге и по Каме. Здесь не вводилась новая одежда и не брили бород, но, как и в других местах, злодействовали местные чиновники. В связи с продолжавшейся войной у башкир стали забирать лошадей для конницы, самих их понуждали к участию в войне. По башкирским селам рыскали специальные команды, преследовавшие бежавших сюда рекрутов. Появились прибыльщики, изобретавшие все новые налоги и поборы.

Раздражали местное население и все увеличивавшийся поток русских переселенцев, появление русских сел и деревень, православных храмов. Башкиры являлись мусульманами, еще не забыты были времена, когда они были свободны от России, а их религия оставалась единственной в крае. Симпатии многих из них, особенно представителей верхов башкирского общества — ханов и мусульманского духовенства неизменно склонялись в сторону центра тогдашнего мусульманского мира — Турции. При насилиях русских властей над местным населением сразу же обострялись национальные и религиозные противоречия.

В 1707 г. в Башкирии началось мощное восстание. В нем приняли участие все слои населения. Многие чиновники и сборщики налогов были перебиты. Запылали русские села и деревни, произошли нападения на православные храмы. Повстанцев поддержали в татарских селениях. Грамоты с просьбой о помощи восставшие отправили к каракалпакам, казахам, донским казакам, где назревало возмущение действиями сыскных отрядов.

В Башкирию подтягивались войска, чтобы не позволить повстанцам соединиться с казаками, каракалпаками и казахами. В нескольких сражениях башкирские отряды потерпели поражения. Одни руководители были убиты, другие захвачены в плен, третьи бежали на юг, а потом в Турцию. Запуганные расправами башкиры принесли свои вины, но долго еще полыхали отдельные очаги бунта.

В это же время на Дону восстали бедняцкие городки и станицы. Петр приказал уничтожить верховые донские городки и усилить в этих местах сыск беглых, отправил на Дон новые воинские команды.

Черкасский атаман Лукьян Максимов пустил по донским землям тайную грамоту с призывом к сопротивлению. Казаки откликнулись. Возглавил восставших казак Кондратий Булавин. Его отряд истребил присланные на подавление восстания царские войска. Это произошло в октябре 1707 г.

К Булавину сбегались казаки, крестьяне, бурлаки. Он вынашивал планы поднять против царской власти астрачанцев, тверских и запорожских казаков, объявил своей полью захват Азова и Таганрога, где предполагал освободить всех подневольных людей, а в случае удачи — поход на Воронеж и далее на Москву.

Но у повстанцев не было определенного плана переустройства жизни. В одной из своих прелестных грамот Буланин призывал к себе всех, кто хочет с ним погулять, по нисту полю красно походить, сладко попить да поесть, на добрых конях поездить. Наивными мечтами бедных людей веяло от этих призывов. В случае неудачи Булавин рассчитывал уйти на Кубань и отдаться под власть султана. Это явно говорит об авантюристических наклонностях атамана.

В Черкасск пошли царские грамоты с требованием унять бунтовщиков. Они раскололи Донское войско. Зажиточные казаки, не дожидаясь подхода правительственных войск, выступили против Булавина и в первом же бою разбили его разношерстные отряды. Пленных вешали, расстреливали, калечили, били плетями.

Булавин бежал в Запорожскую Сечь, набрал там желавших побороться с Москвой и снова появился в верховьях Дона. Все верховые городки поддержали Булавина, поднялись против господ крестьяне в окрестностях Тамбова и Козлова. Они устраивали круги, выбирали атаманов и есаулов, расправлялись с помещиками и чиновниками. Столица Дона Черкасск сдался Булавину без боя. Казачий круг выбрал его атаманом всего войска Донского.

Между тем правительственные полки разгромили ватаги повстанцев и двинулись по верховым городкам. Булавин же отправился штурмовать Азов, некоторые его отряды появились на Волге и овладели рядом городов.

Защитники Азова проявили мужество и решительность: гарнизон вышел навстречу повстанцам, по ним ударили крепостная артиллерия и стоявшие на рейде военные корабли. В панике повстанцы откатились обратно к Черкесску, где обстановка уже изменилась. Сподвижники Булавина обвинили его в неумелых действиях.

В июле 1708 г. в городе возник заговор. Подстрекаемые заговорщиками, казаки бросились на подворье Булавина. Когда заговорщики ворвались в дом, атаман застрелился.

Оппозиция верхов. С каждым годом в верхах общества усиливалась оппозиция петровским реформам. Значительная часть сподвижников Петра в глубине души не соглашалась с крутой ломкой российских традиций, с совершенно безоглядным подражанием Западу.

Противники Петра из высших слоев российского общества стояли на более умеренных позициях. Они считали целесообразным следовать традициям неспешной, сбалансированной политики царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича, идти путем средним. Они полагали, что России надо использовать опыт некоторых европейских стран, где монарх поставлен под контроль аристокра­тии и выборных органов.

Кто же представлял явную и скрытую оппозицию Петру? Против петровских начинаний выступали многие церковные иерархи и рядовые священники. Во время расправы со стрельцами в 1698 г. Патриарх просил царя прекратить казни. Царь прогнал его со словами: Я не меньше тебя чту Бога и Его Пречистую Матерь, но мой долг — казнить злодеев, умышлявших против общего дела.

Политику царя осуждали широко мыслившие предста­ители знати. За границей они познакомились с иными, чем в России, политическими порядками. Среди тех, кто был убежден в ошибочности принятого Петром курса, оказались видные деятели страны — главный интендант Адмиралтейства А В. Кикин, киевский генерал-губернатор Д. М. Голицын, сенатор Михаил Самарин, астраханский губернатор Петр Апраксин, князь Василий Долгорукий и др.

В оппозиции находились также наследник престола царевич Алексей Петрович и его окружение. Рано оторванный от матери, которая была насильственно пострижена по приказу Петра в монахини, он остался привязан к ней и ее родне, что отдалило его от отца. Характер Алексея, его почтительное отношение к отечественным традициям и неприятие отцовских преобразований противоречили тому, что хотел бы в нем видеть Петр I. Царевич оставался равнодушным к великим делам отца, ему было мило старомосковское отечество. Он был хорошо образован, свободно владел несколькими европейскими языками, побывал за границей. Алексей с восхищением принимал европейскую цивилизацию, но не одобрял расправы, казви и насилия ради достижения европейских ценностей в России.

Петр стремился втянуть сына в переустройство страны, давал Алексею ответственные поручения, но он выполнял их нехотя. Алексей любил и уважал отца, но все больше внутренне протестовал против его нажима. Отец надеялся, что сын образумится, а сын — что отец переменится. Этим надежлам не суждено было осуществиться. К царевичу тянулись многие противники Петра.

Разлад между отцом и сыном усилили насильственная женитьба Алексея на одной из немецких принцесс (через несколько лет она умерла, оставив Алексею сына — Петра Алексеевича, названного в честь деда) и особенно появление в доме Петра Марты Скавронской красивой литовской крестьянки, прачки, Царевич Алекс прибившейся к русским войскам, приглянувшейся царю и ставшей сначала его любовницей, а затем царицей и императрицей Екатериной Алексеевной, Она делила с царем все тяготы походной жизни. Петр безгранично доверял ей. Когда же Екатерина, кроме дочерей, родила ему сына Петра Петровича, то положение наследника, сына отвергнутой первой жены и постоянного супротивника, пошатнулось.

Постепенно антипетровские силы объединились, и, по существу, Алексей встал во главе заговора против царя. В1717 г., воспользовавшись отъездом Петра I в Европу, он бежал в Австрию в сопровождении сожительницы — крепостной дворовой женщины. Этот дерзкий шаг подсказали ему друзья из окружения Петра. Они же помогли организовать побег. Алексей появился инкогнито в Вене при императорском дворе, потом переправился во владения Габсбургов, в Неаполь. Из Неаполя Алексей обратился с письмом к Сенату и церковным иерархам, объясняя свой поступок и обличая политику Петра.

Цель заговора против Петра заключалась в том, чтобы либо свергнуть царя и заменить его умеренным правителем в лице наследника, либо ждать, пока Петр отойдет в мир иной, и явить России укрывшегося от царского гнева царевича. На Алексея сделали ставку и европейские противники России — Австрия и Англия. Действия наследника становились поэтому особенно опасны для Петра и его сторонников, которым в случае победы оппозиции грозила гибель.

Ошеломленный Петр послал лучших дипломатов, что­бы урегулировать конфликт. От Австрии он потребовал выдачи царевича, но получил отказ. Однако венский двор разрешил представителям Петра вступить с ним в переговоры. В Неаполь выехал многоопытный дипломат Я. А Толстой (1645—1729), который от имени царя в случае возвращения обещал Алексею прощение. Однако на границе Алексей был арестован и вскоре предстал перед следствием.

На его первом допросе в Москве присутствовал Петр. Алексей выдал часть своих сторонников, отрекся от претензий на трон и принес присягу царевичу Петру Петровичу. В Москве и Петербурге начались аресты. Вырисовывался масштабный антигосударственный заговор.

В июне 1718 г. Алексея поместили в Петропавловскую крепость. Суд приговорил его к смертной казни. Царь этот приговор не опротестовал и тем самым нарушил клятву, данную сыну перед его возвращением на Родину.

Однако казнь не состоялась: царевич скончался в камере. По слухам, накануне казни по приказу Петра он был задушен. Это случилось 26 июля 1718 г. А на следующий день Петр торжественно праздновал годовщину Полтавской баталии.

Судьба жестоко отомстила царю: на следующий год скончался четырехлетний наследник Петр. Царь был безутешен. Несколько дней он не показывался людям и отказывался принимать пищу.

В1722 г. Петр издал указ о престолонаследии, в котором оговорил право самодержца самому назначать наследника, ведь подрастал сын царевича Алексея — Петр Алексеевич.

Персидский поход. После утверждения России на берегах Балтики Петр обратился к другим направлениям внешней политики — когда-то традиционным для Руси, но затем утраченным под натиском соседних стран.

Попытка России утвердиться на подступах к Балканскому полуострову была пресечена в 1711 г. Турцией. Но у России все более проявлялся интерес к юго-восточному направлению — к Каспийскому побережью, к важному ключу на путях в Индию и Китай — Кавказу. Этот район привлекал внимание также Персии и Турции, соперничество с которыми развернулось вскоре после заключения Ништадтского мира. К этому времени Турция овладела частью Закавказья, частью Грузии и Армении. Султан стремился выйти к берегам Каспийского моря, подчинить себе все кавказские народы, поднять против России вошедших в ее состав мусульман, подчинить свое­му влиянию кочевые народы, в частности калмыков. При этом Турция опиралась на Северном Кавказе на Кубанскую Орду, а Россия — на Кабарду, которая давно уже добровольно признала власть России.

Положение осложнялось тем, что Персия переживала политический кризис, ослабление центральной власти. Распад Персии мог привести к ее захвату Турцией, что грозило созданием на южной границе России мощного мусульманского пояса. Все это потребовало начать войну с Персией, попытаться оторвать от нее важные в торговом и стратегическом отношении районы.

Летом 1722 г. на юг двинулись войска во главе с 50-летним царем. С ним отправилась и Екатерина. По Волге к Каспийскому морю устремилась волжская флотилия во главе с генерал-адмиралом Ф. М.Апраксиным (1661—1728).

Русские высадились на берег Каспия недалеко от Дер­бента. Дербент открыл ворота царю. Петр возвратился в Астрахань, а русские полки продолжили победное шествие: овладели городами по реке Куре» захватили крупный город Решт на южном берегу Каспия, потом Баку. Одновременно турки овладели всей Грузией и стали угрожать границам Персии. Лишь после этого она запросила мира.

В сентябре 1723 г. в Петербурге был заключен мирный договор, по которому восстанавливались дружественные отношения России и Персии. Россия обязывалась защищать целостность Персии, которая уступала ей Дагестан, Ширван, Гилян, Мазендаран и Астрабад с городами Баку и Дербент. Так Россия приступила к овладению юго-западным и южным побережьем Каспийского моря.

Выполняя условия мира, русские войска участвовали в отражении наступления афганцев на Персию. Турция признала эти завоевания, а Россия — турецкие завоевания в Закавказье.

Последние заботы. Персидский поход стал последним крупным военным мероприятием Петра. Царь с каждым днем чувствовал себя все хуже. Он все чаще задумывался о судьбе трона. После гибели Алексея и смерти Петра у него не осталось наследников по мужской линии. Дочери были не готовы к управлению государством. Старшая, Анна, была сосватана за герцога Голштинекого и готовилась уехать из России. Младшая, Елизавета, была слишком молода.

В начале 1724 г. Петр провел грандиозную церемонию коронации своей супруги Екатерины Алексеевны. Этим царь как бы определял выбор преемницы на основании недавно принятого указа о престолонаследии, хотя нигде об этом официально не заявлял.

Неожиданной для Петра оказалась связь Екатерины с Вильямом Монсом, братом прежней возлюбленной государя. Об этом царь узнал через полгода после коронации. Монс был казнен. Петр провез жену в карете мимо того места, где торчала на колу его голова. Ни один мускул не дрогнул на лице императрицы.

Отношения между супругами резко обострились, и вско­ре царь слег окончательно. В ночь на 28 января 1725 г. Петр I скончался. Около его постели находились уже враж­дебная ему жена и попавший в опалу Меншиков. Что они могли предпринять? Существует версия, что царь написал: Отдайте все.» Кому? Это осталось неизвестно.

Личность Петра. Петр I поражал современников масштабом своей личности. Поражает он и нас, потомков. Таковы богатство и одаренность его натуры, противоречивость и цельность его характера. Это был двухметровый гигант со стройной фигурой, порывистыми движениями, правильными и резкими чертами лица, большими выразительными глазами и темными курчавыми волосами.

Не получив в детстве и юности систематического образования, он жадно учился всю жизнь. Меняя Россию, Петр постепенно менялся сам. Это был правитель, который мог лучше любого из своих подданных совершать как большую государственную работу, так и повседневные дела. Более таких универсальных правителей Россия не знала.

Он стал первым российским энциклопедистом: овладел многими науками и ремеслами, был законотворцем, полководцем и флотоводцем, дипломатом, писателем, историком, географом и картографом, плотником и токарем. Петр свободно себя чувствовал в беседах с известными учеными Ньютоном и Лейбницем, с французским королем и голландскими бургомистрами, на артиллерийском стрельбище и на судостроительной верфи. Со знанием дела он общался с мастеровыми и матросами, солдатами и торговцами. То академик, то герой, то мореплаватель, то плотник, он всеобъем­лющей душой на троне вечный был работник, — сказал о нем А. С. Пушкин.

Петр формировался как человек, который на первый план выносил конкретный результат. Чем большего он добивался как государь, тем меньше заботился о внешних сторонах жизни: не терпел пышных церемоний и свиты, официальных нарядов. Привычный кафтан, скромная шляпа, поношенные ботфорты, заштопанные чулки — таким видели Петра современники. Равнодушен он был к пище, Петр I ел быстро, второпях.

Петр не выносил, когда его отвлекали по пустякам. Он говорил: Доступ до меня свободен, лишь бы не отягощали меня только бездельством и не отнимали бы времени на­прасно, которого всякий час мне дорог. Царствование свое он воспринимал как врученную ему Богом работу, которую следует делать неутомимо. Он был примером в этом служении Отечеству, вдохновлял окружавших его людей. Петр требовал от соратников и подданных такой же самоотдачи.

Царь считал, что если Бог дал ему власть (он глубоко верил в Бога, хотя равнодушно относился к обрядности), то именно он знает, что нужно народу и государству. Противники его воли, плохие исполнители указов — это злодеи мои и Отечества, — говорил Петр.

В том, что касалось долга и служения государству, Петр I был нетерпим и жесток к людям. Здесь для него не существовало таких понятий, как человеческие слабости и личные склонности. На людей он смотрел как на орудия достижения определенных целей. К концу своей жизни Петр оказался в полном одиночестве. И даже те, кто со­брался у его постели в ночь на 28 января 1725 г., уже не были ни его почитателями, ни союзниками.




  1. Вадим

    Инициативы правильные, а исполнение как обычно подводит. Все-таки не сильно любят чиновники что-то менять, хоть в 17 веке, хоть в 21.

  2. DDA90

    В современном мире почему-то очень принято нахваливать Петра I и его реформы. Якобы это именно он вытащил страну на европейский уровень. Но в какой же это момент у нас потеряли свою актуальность славянофилы? В XIX веке они высказали массу глубоких и значимых идей, и каждый человек, мнящий себя разумно мыслящим должен уметь оценивать реформы Петра с учетом и этих позиций.

  3. Юлия Носова

    Безусловно, Петр I очень многое сделал для России, но какой ценой? И если внимательно изучать историю, то бросается в глаза его одержимость стать лучше, чем Европа, победить и захватить. Он создал сильную армию и промышленность. Но он был тираном в некоторых областях.

    1. belonog-2016

      Согласна, думаю, не стоило так издеваться над крестьянами. Ведь, кроме того, что это такие же люди, как и сам Петр Первый, даже стратегически это не совсем правильно. В первую очередь нужно рассматривать такую прослойку общества как рабочую силу и способ поднятия экономики, а если эту самую силу «задушить», то взамен ничего не получить.

  4. Rjvbccfh

    Петр I без объективных причин «изломал через колено» Россию. Импульсивность и непоследовательность реформ привела к каким-то успехам, например ,удалось за 21 год победить Швецию, при этом насторожить Европу. Внутри страны царь стал воплощением дьявола из преисподней и не только среди старообрядцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.