Славянофилы и западники


В первой половине XIX в. в России формируется идеологическое осмысление существующего общественного строя. Граф С. С. Уваров и его теория официальной народности отражали и выражали самодержавную (официальную) точку зрения. Но рядом с этим возникли иные идеологические направления.

Наиболее заметными являлись два течения, представителей которых начали называть славянофилами и западниками.Славянофилы, или в буквальном смысле «славянолюбы», появились в России в период николаевского царствования.

Система взглядов славянофилов сформировалась в 1830—1840-е гг.

Наиболее известными деятелями этого течения являлись представители старинных дворянских фамилий — А. С. Хомяков, братья И. В. и П. В. Киреевские, братья И. С. и К. С.Аксаковы, Ю. Ф. Самарин.

Сосредоточением славянофильства стала Москва, где в гостиных барских особняков велись оживленные споры о России, о ее историческом пути, ее месте в мире.

С конца XVIII в. в политической жизни западноевропейских государств происходили резкие изменения: революции, свержение монархов, введение конституций и учреждение парламентов. Этот процесс изменения традиционных форм жизни и организации власти не обошел и Россию. Восстание декабристов стало ярким тому подтверждением. Людям, искренне любившим Россию, или принимавшим ни в какой форме насильственные политические действия, было отнюдь не безразлично, что ждет страну в будущем. Размышления по этому поводу сформировали исторические и политические представления славянофилов. Их они распространяли в книгах и статьях. Издавали славянофилы и свои периодические издания. Наибольшую известность приобрели газеты «Москвитянин», «Русь», «Молва», «День» и журнал «Русская беседа». Расцвет славянофильства пришелся на 1840—1850-е гг. В предыдущий же период лишь осмысливались некоторые исходные социально-исторические понятия, формировалось то, что позже будет названо концептуальным кругом представлений.

Славянофилы являлись высокообразованными людьми, прекрасно знавшими историю своего Отечества. Они имели основательные знания по истории стран Западной Европы. Сравнивая, сопоставляя и размышляя, славянофилы пришли к выводу, что Россия слишком самобытная страна, чтобы можно было считать, что она пойдет тем же путем, что и некоторые другие страны.

Уникальность исторического пути России они видели в отсутствии здесь классовой борьбы, в наличии крепкого сословного строя, в существовании сельской общины, в православной религии. Эти же черты они находили и в истории других славянских народов и считали, что Россия должна стать покровительницей и объединительницей всего мирового славянства под лозунгом православ­ной христианской веры и православной монархии. Эта теория получила название панславизма.

Славянофилы отрицали необходимость введения каких-либо представительных (парламентских) учреждений европейского образца и выдвинули свой известный лозунг: народу — мнение, царю — решение. Власть царя должна оставаться самодержавной, не зависимой ни от каких писаных законов (конституций), но вместе с тем должно существовать и тесное единение между монархом и народом. Поэтому они считали необходимым возродить Земские соборы, на которых Русская земля будет доносить свой голос до царя.

Древняя, допетровская Русь представлялась славяно­филам государством мирным и патриархальным, не знав­шим социально-политической борьбы. Именно тогда, по их мнению, существовало единение царя и народа, земщины и власти. Резко отрицательно относились славянофилы к Петру I и его политике европеизации страны. Они были убеждены, что в начале XVIII в. совершилось насилие над страной, ей были навязаны чуждые порядки, нормы и обычаи. Тогда императорская власть противопоставила себя земщине, государство встало над народом, а дворянство и интеллигенция оторвались от национальной почвы, начали усваивать заграничные вкусы и традиции, пренебрегать русским языком. Все это, считали славянофилы, противоречило исконному народному духу.

По их мнению, Петр I расколол страну на два чуждых друг другу мира. Один — это основная масса населения, русское крестьянство, в котором славянофилы видели основание всего общественного здания страны. Другой, антирусский мир, олицетворяли для них государственные чиновники (бюрократия), дворянская аристократия и интеллигенция.

Славянофилы призывали дворянство к сближению с простым народом, к изучению народного быта и культуры. Они сами немало сделали в этой области — собирали древнейшие памятники культуры и языка, старались издать их. Публиковали различные сборники исторических документов.

Славянофилам Россия обязана первым собранием русских народных песен П.В.Киреевского и уникальным словарем великорусского языка В.И.Даля. Именно славянофилы положили начало изучению крестьянского быта, промыслов, ярмарок и т.д.

Славянофилы вовсе не были противниками технического прогресса. Они понимали важность и нужность кого рода технических усовершенствований, высказывались за отмену крепостного права, за развитие торговли, промышленности, банковского дела, за строительство железных дорог. Но при этом, считали славянофилы, государство должно твердо стоять на страже национальных интересов, поддерживать и поощрять коммерческую деятельность отечественных купцов и промышленников.

Славянофилы не стали союзниками царского правительства, не превратились в опору власти. Слишком многое их разделяло. Во-первых, они резко отрицательно относились к реально существовавшей государственной системе, видя в ней засилье бюрократии, проводящей политику, чуждую народу. Во-вторых, их критика Петра I и его реформ не отвечала официальным представлениям.

Существовало и еще одно, пожалуй важнейшее, обстоятельство, разъединявшее власть и славянофилов. Правительство не могло принять призывы вернуться в прошлое. Удаленные от государственных рычагов управления люди могли строить самые увлекательные теории, но те, кто находился наверху власти, прекрасно понимали, что прошлое — всегда прошлое и вернуться в него можно лишь в мечтах.

Одновременно со славянофилами формировалось и другое общественное течение, представителей которого называли западниками. Наиболее известными фигурами здесь являлись писатели В. Я. Боткин и И. С. Тургенев, историки, профессора Московского университета Т. Я. Грановский, Б. Я. Чичерин, К. Д. Кавелин.

Представители этого направления выступали и про­тив теории официальной народности, и против славянофилов. Они считали, что Россия должна идти тем же путем, что и западноевропейские страны, что изменения неизбежны, необходимы и чем быстрее в России будет, как в Европе, тем лучше. Их особенно восхищали порядки в Англии и Франции, общественное устройство которых они считали примером для России. Западники бес­пощадно критиковали систему власти в своей стране, возмущались существованием крепостного строя, самоуправством чиновников, отсталостью экономики. И ратовали за бурное развитие капитализма, за установление буржуазных свобод.

Если славянофилы идеализировали далекое прошлое своего народа, видя в нем ориентир для будущего разви­тия страны, то западники, или, как их еще называли, русские европейцы, в том прошлом не находили ничего достойного. Им казалось, что там все темно, все элементарно. По представлениям западников, свет прогресса идет в Россию из Европы, и поэтому они однозначно и восторженно относились к деяниям Петра I. Петровская эпоха, наполненная насилием над широкими народными массами, невероятными жестокостями и кровопролитием, интересовала их лишь как время реальных преобразований в стране. Над ценой этих преобразований они не задумывались.

«Русские европейцы» полагали, что Великая французская революция 1789 г. открыла в истории человечества новую эру. Но о том, что эта эра ознаменовалась массовыми убийствами и десятилетиями беспощадных войн, унесших жизни миллионов людей, не говорили. Восхищаясь благоустройством жизни в Англии, западники не принимали в расчет, что богатство этой страны во многом было следствием беспощадного разорения и ограбления других стран и народов.

Яркие лозунги французской революции казались западникам ориентиром для общественно-политической организации страны. Хотя они и не выступали за революционное переустройство России (в этом их принципиальное отличие от декабристов), но призыв копировать политический и экономический опыт западноевропейских стран объективно превращал их в ниспровергателей государственного строя России. «Русским европейцам» казалась бесперспективной попытка властей приспособить к условиям России некоторые социальные нормы Запада» чем осторожно занималось правительство. Они призывали безоглядно заимствовать их.

Если славянофилы уделяли главное внимание специфическим особенностям России, уникальному строю ее культурной и политической жизни, то западники, наоборот, совершенно игнорировали эти особенности. В этом проявлялась идеологическая слабость западничества. Ничего конструктивного, созидательного западники не предлагали. Свой интеллект, свою энергию они направляли на пропаганду буржуазно-парламентского устройства в Англии и Франции и на беспощадную критику общественных порядков в России.




  1. Олеся

    Очень сложная для усвоения тема, спасибо за подробный материал. Конечно, хотелось бы увидеть чуть более структурированный материал, поскольку отличия западников и славянофилов сложно усвоить прочитав обычный текст. И все же, материал очень хороший, намного более подробный чем в школьных учебниках.

  2. nehamster

    Очень жаль, что в ХХ веке славянофильские и панславистские идеи выродились в ксенофобию и вооруженные конфликты между братскими народами. Было бы интересно узнать о потенциале славянофильства в современном мире.

  3. Lana

    Хороший материал, полностью раскрывающий сложную и малопонятную для многих тему. Фактически большая часть школьников, руководствующихся современными учебниками, представляет славянофилов как крестьян с длинной бородой, в лаптях и с котомками, хотя это далеко не так, поскольку среди славянофилов были весьма почитаемые и образованные люди, всего-навсего ратовавшие за сохранение русской самобытности.

  4. Юлия Носова

    Если бы я была в те времена, не знаю, какую сторону приняла бы. Прошлое и наша культура важны, потерять это было бы ошибкой. Но становиться полностью под Европу тоже не вариант. Нужно было что-то среднее. И Петр I сам спровоцировал эти два течения.

  5. Мишин

    Меняются времена и политические режимы, а начатый в начале XIX века спор западников и славянофилов, со временем поменявших личину и ярлыки, остается по-прежнему актуальным. Идеи удивительным образом совпадают с современными запросами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.