Нации в Османской империи


В Османской империи донационалистического периода не существовало современной концепции нации. Как и у ее византийской предшественницы, организация общества определялась религией. Тем не менее изначально свойственный империи дуалистический характер породил систему миллета, или «религиозной нации». Что касается понятия меньшинства (азинлик), то, вопреки широко распространенному мнению, оно было совершенно неизвестно в Османской империи, которую скорее следует называть корпоративным государством.

Собрания верующих (джемаата), цеховые объединения ремесленников (эснаф) и религиозные общины (миллеты) составляли основу социальной организации, необходимой султану для управления страной. Сам он не был заинтересован в том, чтобы его причисляли к какой-либо из этих групп, и, скорее всего, предпочитал оставаться «над партиями», дабы не стать заложником одной из них. «Политически» было неосторожно отождествлять себя с группой мусульман-суннитов, которые превратили бы султана в «лидера партии». Впрочем, вначале османы не были суннитами, они исповедовали неортодоксальный ислам, позднее названный алавитизмом. К другой крайне распространенной ошибке относится представление о миллете как религиозной об- щине немусульманского толка. Некоторые исследователи вообще отрицали существование мусульманского миллета, хотя на самом деле этот термин чаще всего употреблялся в контексте именно мусульманского общества. Так, отмечалось, что «термин «миллет», как правило, не относится к немусульманам... До периода реформ [танзимат в XIX в.] этим термином турки- османы обозначали общину мусульман в отличие от общины «людей Писания» (христиан и иудеев)»

В начале 1454 г., сразу после завоевания Стамбула, Мехмед II создал для православных греков, одного из двух столпов его империи, систему миллетов (религиозно-этнических общин). Естественно, греческий мил-лет был учрежден первым. Поскольку евреев в Османской империи в то время было мало, то и сведений о создании еврейского миллета в 1454—1455 гг. в архивах почти нет. Султан пригласил к себе раввина Мусу Капсалы, который еще до завоевания проживал в Константинополе, и назначил его великим раввином Стамбула (Хахам-баши). В 1461 г. он таким же образом создал армяно-григорианский православный мил- лет, пригласив в Стамбул армянского епископа из Бурсы Йовакима и назначив его патриархом. Однако этот титул армяне стали употреблять лишь с 1543 года. Миллеты объединяли только столичных жителей, но со временем их юрисдикция распространилась на всю территорию империи. Как и три остальных миллета, «турецкий» миллет мусульман-суннитов складывался постепенно, тем более что неортодоксальный ислам, который исповедовали первые османы, не имел четкой структуры. И только после завоевания арабских стран в 1516—1517 гг., притока в империю суннитского населения, которое до той поры составляло меньшинство, и постепенного перехода Османской династии к ортодоксальному исламу Сулейман Кануни — по государственным соображениям — присвоил великому муфтию Стамбула Эбу ус-Сууд Эфенди (1490—1574) титул шейх-уль-ислама. Он возглавил мусульманский миллет, по сути суннитский, хотя до начала XX в. поддерживался миф о том, что этот миллет защищает интересы всех мусульман. Новый титул не подразумевал «членства» в имперском совете, но на протяжении веков упадка династии Османов и по мере растущей исламизации империи власть шейх-уль-ислама крепла. В итоге в XIX в. Махмуд II ввел его в правительство. Любопытный факт: перестройка империи на западноевропейский манер происходила параллельно с ее «суннитизаций», поскольку, согласно конституции 1876 г., только великий визирь и шейх-уль-ислам назначаются непосредственно султаном. Итак, созданный западными исламоведами образ Османской империи как страны с преобладающим суннитским населением и немусульманскими меньшинствами (миллеты), не испытывающими религиозных притеснений, но находящимися в подчиненном положении, относится к более поздним векам, к периоду упадка империи.

Следует отметить, что разделение донационалистического общества на религиозные общины не было характерной чертой исключительно османов. Со времен античности в обычай всех многонациональных империй Промежуточного региона вошла практика предоставления автономии различным религиозным объединениям своих подданных. Нововведение османов заключалось в том, что они придали официальный статус этой системе и установили четкие правила. Отныне она стала неотъемлемой частью структуры государства.

Остальные религии считались еретическими — якобы их поддерживали иностранные государства. И как следствие они не обладали правом создавать свои миллеты. Их приверженцы были включены в один из четырех официальных миллетов. Это относилось к мусульманам-шиитам, которых поддерживал Иран, а также к тем, кого позднее стали называть алеви-бекташи. (По оценкам самих членов ордена бекташи, в начале 1990-х гг. в Турецкой Республике в него входило более 20 млн человек.) Вначале католики находились в такой же ситуации: марониты Ливана, католики Венгрии, Хорватии, Северной Албании, островов Эгейского моря, армяне-униаты Сирии и Палестины — все эти религиозные группы, которые подчинялись папе римскому, своему духовному лидеру, проживавшему за пределами границ империи,
были включены в армяно-григорианский православный миллет.

Вступив в Константинополь, Мехмед II, торопившийся дать отпор своему злейшему врагу — папе римскому, незамедлительно предоставил большие полномочия вселенскому патриарху, духовному главе самой распространенной в то время религии в империи. Тем не менее усиление влияния великих западных держав на внутренние дела страны, начавшееся в XVI в., вынудило османское правительство признать чужестранные миллеты: католический под протекторатом Франции, протестантские под протекторатом Англии и Голландии. Статус католиков и протестантов, которые не являлись османскими подданными, регулировался системой капитуляций. Позднее к ним присоединились османские подданные, стремившиеся избежать нежелательных последствий распада империи, встав под защиту западных держав. Со временем они образовали группу «левантинцев», союзников западного империализма, презираемых националистами.

В любом случае нельзя мерить одним аршином четыре местных миллета, которые объединяли основную часть населения империи, и католические или протестантские миллеты, обязанные своим появлением колонизации империи со стороны Запада.




  1. nehamster

    Получается, что Османская империя в отличие от многих мусульманских и (что греха таить) европейских государств того времени гарантировала своим подданным определённую свободу вероисповедания. Мне кажется, это позволило османской империи просуществовать четыре с половиной столетия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.