Революционно-террористические организации в России


Со второй половины 60-х годов в связи с подавлением восстаний, некоторым смягчением грабительской по отношению к крестьянам реформы и начавшимся преобразованием в области суда и земского самоуправления крестьянское и национально-освободительное движение пошло на убыль. По официальным данным годовых отчетов III отделения, за 1864 — 1866 гг. произошло до 340 выступлений крестьян, а за 1867 — 1869 гг. — только 150. К этому времени были уничтожены, умерли или находились в ссылке самые известные революционеры-демократы и национальные лидеры (Н.Чернышевский, Н.Добролюбов, Т.Шевченко, К.Калиновский, М.Налбандян).

В этот период революционно-демократическое движение, ставившее своей задачей преобразование существующих порядков путем реформ, переходит в новую фазу развития. Отныне в программах зарождающихся новых революционных кружков ставятся задачи освобождения народа от господствующих классов путем «всесокрушающей народной революции», которая «уничтожит в корне всякую государственность и истребит все государственные традиции порядка и классы в России». Новые революционеры, согласно тем же программным документам, должны были разорвать все личные и общественные связи, отрицать гражданские законы, приличия, мораль, честь. Им предписывалось знать только «науку разрушения».

В конце 60-х годов в Москве создается тайный революционный кружок, во главе которого стоял вольнослушатель университета Н. Ишутин. «Ишутинцы» являлись сторонниками социализма, представления о котором у них были смутны и неопределенны. Они полагали, что путем цареубийства можно дать толчок массовому крестьянскому движению и ускорить тем самым революционное переустройство России. Один из членов этого кружка — московский студент Д. Каракозов в апреле 1866 г. осуществил акт индивидуального террора, выстрелив на улице в Александра П. К счастью для императора, Каракозов промахнулся, он был сразу же арестован и вскоре по приговору суда повешен. Ишутинский кружок был разогнан.

Осенью 1869 г. учитель и вольнослушатель петербургского университета С. Нечаев, приехав из Швейца­рии, где скрывался от преследований российской полиции за активное участие в студенческих волнениях весной 1869 г., развернул активную революционно-террористическую деятельность. За границей Нечаев сблизился с известными революционерами-народниками Н.Огаревым и М.Бакуниным. Обладая полученным от М.Бакунина мандатом «Русского отдела всемирного революционного союза», Нечаев организовал несколько «пятерок» (групп из пяти человек для совершения террористического акта) и основал тайную организацию «Народная расправа».

В выработанной этой группой программе революци­онных действий — «Катехизисе революционера» — намечался авантюристический план всеобщего восстания в России весной 1870 г. Нечаев и его единомышленники для достижения своих заговорщических целей стали прибегать к мистификациям, шантажу и террору. В том же «Катехизисе» говорилось о том, что «революционер презирает общественное мнение... Нравственно для него все, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все, что мешает ему». Подобные положения были взяты впоследствии на вооружение видными российскими революционными идеологами. Сознательное нарушение нравственных норм по принципу «цель оправдывает средства» во имя абстрактного лозунга «общего дела», авантюризм, диктаторские приемы руководства, система доносов и взаимной слежки, получившая впоследствии нарицательное наименование «нечаевщины», стали причиной того, что члены общества во главе с Нечаевым жестоко расправились со своим же товарищем И.Ивановым, собиравшимся выйти из организации.

Расследование об убийстве Иванова привело к обнаружению властями организации «Народная расправа» в Петербурге и в Москве. Судебный процесс над нечаевцами стал первым гласным судебным процессом в России, привлекшим к себе пристальное общественное внимание (материалы суда над этой организацией стали основой для романа Ф.Достоевского «Бесы»). Самому Нечаеву удалось скрыться от правосудия за границей где он был по-прежнему близок с российскими революционерами-эмигрантами, которые в этот момент устанавливали связь с только что возникшим центром международного рабочего движения — Интернационалом. Однако огромный международный резонанс судебного дела вынудил швейцарские власти выдать Нечаева российской полиции. Впоследствии террористические акты были совершены членами активизировавшей свою революцион­ную деятельность организации «Земля и воля».




  1. Zeichner61

    Возводя свободу в ранг «высшей ценности», деятели типа Ишутина, а пуще того Нечаева, стремились устроить свои сообщества посредством жесточайшей централизации и беспрекословного подчинения воле руководителей. Подобную практику, в случае политического успеха они хотели распространить на всю страну.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.