Положение в России после отечественной войны 1812 года


В годы существования Священного Союза, когда в странах Европы начался новый подъем революци­онного движения, в России появились первые рево­люционные общества. Убеждения первых русских революционеров находились под воздействием взглядов передовой европейской общественности, а поэтому распространение революционных идей, которое захватило и Россию, объясняли «духом времени». Один из виднейших участников революционных событий начала XIX в. в России П.И.Пестель писал: «Нынешний (век) ознаменовывается революционными мыслями. От одного конца Европы до другого видно везде одно и то же, от Португалии до России, не исключая ни единого государства, даже Англии и Турции... То же самое зрелище представляет и вся Америка. Дух преобразования заставляет, так сказать, везде умы клокотать».

Коренные причины начала русского революционного движения определялись социально-экономическими условиями России — разложением феодализма и зарождением новых капиталистических отношений. Но так же, как и в Европе в разных странах эти процессы происходили на неодинаковом уровне, так и в России они имели свои характерные особенности.

Не могли не сказаться на экономическом состоя­нии страны последствия войны 1812 года. Большие затраты на ведение многолетней войны нанесли эко­номике страны огромный ущерб. Это отразилось на положении широких народных масс. Так население с 1813 по 1817 гг. сократилось почти на 10% (с 45 млн. человек до 41 млн.). Разорились сотни тысяч кресть­янских хозяйств. Это привело к тому, что недоимки по податям в 1814 г. уже превысили 160 млн. рублей ассигнациями. Кроме этого, сильно пострадала промышленность, особенно в районах, охваченных войной. Было нарушено денежное обращение, поскольку для покрытия военных расходов правительство только за 1812 — 1814 гг. выпустило почти четверть миллиарда бумажных денег. Это привело к падению кредитного рубля до 20 копеек серебром.

Так как в России в то время не существовало еще крупного промышленного производства, то при не­сложной технике мануфактурного производства довольно быстро удалось восстановить российскую промышленность. Это даже привело к относительному росту производства, и уже во второй половине 20-х гг. XIX в. в России насчитывалось около 1800 мануфактур, на которых было занято 340 тыс. рабочих. Тем не менее промышленность все еще находилась на низком уровне развития и даже наиболее крупные предприятия являлись мануфактурами, на которых преобладала ручная техника с весьма низкой производительностью труда. Это приводило к тому, что промышленные изделия, произведенные в России, были невероятно дороги, а поэтому не могли выдержать конкуренции с иностранными фабричными товарами. Покупательная способность населения России была невысока, а поэтому на растущем внутреннем рынке товары отечественного производства имели ограниченный спрос.

Так же, как и промышленность, было разорено селское хозяйство. Восстанавливалось оно не с помощью введения новых прогрессивных способов производства сельскохозяйственной продукции, а за счет усиления эксплуатации крепостных крестьян. А так как после войн с Наполеоном в Европе произошел резкий скачок цен на хлеб и другое сельскохозяйственное сырье, российские помещики, стремясь извлечь из этого максимальную выгоду для себя, всячески повышали размер оброка, увеличивали барщину и расширяли барскую запашку. Это было настоящим бедствием для сильно пострадавших от последствий войны крестьян. В ответ на усиление крепостнического гнета с середины второго десятилетия XIX в. в Российской импе­рии начался подъем антикрепостнического движения. Только за 1816 — 1820 гг. в стране произошло около 87 крупных волнений помещичьих крестьян. Наибольший размах это движение получило в 1818 — 1820 гг. на Дону, где в выступлениях участвовало около 45 тыс. крестьян, которые отказывались от работ на помещиков и вступали в открытую вооруженную борьбу с посланными на усмирение бунта карательными отрядами.

Царское правительство не останавливалось ни перед чем, чтобы беспощадно подавить крестьянские высту­пления. Были изданы специальные указы, согласно которым помещики имели право ссылать своих крепостных в Сибирь. Подобная позиция правительства объясняется тем, что в эти годы царь Александр I часто отсутствовал, принимая активное участие в конгрессах Священного Союза и лично проводя переговоры с представителями других европейских государств. Во время его отсутствия практически неограниченной властью пользовался генерал Аракчеев, который стоял на ярых крепостнических позициях. Сам царь также поддерживал подобную политику и с целью укрепления реакционного режима ввел в стране так называемые военные поселения. Это был особый вид войск в количестве около 375 тыс. человек. Все крестьянское население, которое проживало на территориях военных поселений, обязано было нести военную службу и одновременно заниматься сельским хозяйством, обеспечивая сами поселения продовольствием и фуражом. Они были расположены в 6 губерниях западной части европейской России — от побережья Балтийского моря до берегов Черного моря. Жизнь поселенцев была подчинена строгой регламентации и находилась под постоянным надзором военного начальства. Дети военных поселенцев отдавались в военную муштру в возрасте 7 лет.

Считалось, что подобная политика дает возмож­ность царскому правительству иметь огромную постоянно действующую армию, при этом ничуть не увеличивая расходов на ее содержание. На самом деле это были лишь фантазии российского императора, так как боеспособность подобных войск находилась на нижайшем уровне. Кроме того, каторжный режим, который существовал на военных поселениях, приводил к постоянным бунтам, которые приходилось подавлять с помощью военной силы. Эти поселения были олицетворением и символом ненавистной народу «аракчеевщины». Практика их создания постоянно критиковалась и осуждалась в передовых кругах российского общества.

Для предотвращения развития прогрессивных идеи и революционной мысли в России были введены беспрецедентные стеснения образования и печати. Дело дошло до того, что министерство просвещения в 1817 г. было преобразовало в министерство духовных дел и народного просвещения. Из университетских программ были исключены любые прогрессивные тематики, а профессура подвергалась жестоким гонениям.

Кроме этого, царское правительство уделяло большое внимание созданию официальной реакционной идеологии. Именно в эти годы Н. М. Карамзин создал официальную самодержавно-крепостническую концепцию историографии царской России. На протяжении 1816 — 1824 гг. он опубликовал 11 томов «Истории государства российского» (в 1829 г., после смерти Карамзина, был издан двенадцатый, последний том). В своей истории Карамзин довел изложение исторических событии до начала XVII в. Весь труд написан с монархической и националистической точки зрения. Ход развития истории России объяснялся действиями самодержавия и дворянства, а колониальные завоевания русских царей оправдывались якобы стремлением малых народов объединиться с русскими в одно государство.

Суровым репрессиям подвергались прогрессивные русские писатели. Их произведения проходили через придирчивую цензуру. Из печатных текстов вырезались малейшие антиправительственные намеки. Да­же молодому А.С. Пушкину угрожала Сибирь только лишь за свободолюбивый дух его поэзии, но только благодаря заступничеству влиятельных друзей поэта наказание было заменено в 1820 г. ссылкой в Бессарабию. Любому образованному человеку в те годы было ясно, что самодержавно-крепостнический строй России с каждым годом становился все большим препятствием для прогрессивного развития страны. Но помещики-дворяне по собственной воле ни за что бы не отказались собственной власти. Для того, чтобы страна пошла по прогрессивному пути развития, необходимо было, как минимум, добиться свободы для крестьян. Но огромные массы темного российского крестьянства не способны были на организованные действия, хотя повсюду в стране продолжались стихийные выступления крепостных. Российская буржуазия при неразвитости экономики страны была малочисленна, слаба и политически пассивна. Все это привело к тому, что во втором десятилетии XIX в. ведущая роль в зарождающемся русском революционном движении принадлежала представителям прогрессивной и образованной части дворянства.

Мировоззрение этой части русской дворянской молодежи развивалось в начале XIX в., в годы, когда в самой России царила сложная и противоречивая обстановка. В то же время, повсюду в Западной и Южной Европе происходил подъем революционных и освободительных движений. Молодые дворяне, многие из которых принимали участие в военных походах против Наполеона, собственными глазами наблюдали резкий контраст между бедственным положением крепостных крестьян в России и средним уровнем жизни населения западных стран. С детства они слышали рассказы об убийстве заговорщиками царя Павла I, о свержении королевской власти во Франции и других странах. Они читали труды французских просветителей XVIII в. В те годы по рукам ходили рукописные списки «Путешествия» Радищева и другие произведения прогрессивных русских и иностранных писателей.

Молодые представители передовой русской аристократии начинали задумываться над резкими контрастами между Россией и странами Европы. В то время как в революционной Франции были возглашены «свобода, равенство и братство», в самой России царило неограниченное самовластие крепостников-феодалов и царских властей, действия которых не регламентировались никакими законами. Бурные политические события, которые происходили в конце XVIII — начале XIX вв., заставляли задумываться над общественно-политическим положением внутри России, неизмен­но пробуждая критическое отношение к самодержавно-крепостническому строю.

Почти все члены первого российского революционного общества были участниками Отечественной войны и последующих антинаполеоновских войн. Позже они с гордостью говорили: «Мы были дети 12-го года». Участие в европейских походах 1813 — 1814 гг. расширило политический кругозор молодых офицеров. Они воочию увидели мощное освободительное движение в Германии, наблюдали за острой политической борьбой, которая разгорелась во Франции. За границей они познакомились с разнообразной политической литературой. Все это вместе оказало решающее воздействие на формирование взглядов передовой части российского дворянства.




  1. nehamster

    Вряд ли движение декабристов можно уподобить национальным движениям Западной Европы. Никто из декабристов не был предпринимателем. Все они жили за счёт феодальной ренты и получили положение в обществе благодаря государевой службе. Восстание декабристов было скорее последней попыткой дворцового переворота, чем первым революционным выступлением.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.