Россия в Николаевскую эпоху


Эпоха Николая I представляет собой период, когда самодержец во всех областях жизни выступает на первый план. В это время все было охвачено жесткими рамками строгой бюрократической иерархии, внешне производившей впечатление единства и порядка. Личность Николая I (1825—1855) неоднозначно оценивалась как современниками, так и потомками. Одни считали его жестоким деспотом и тираном, глубоко чуждым конституционному режиму и идеям либерализма, равнодушным к духовной стороне жизни, другие восхищались его природным умом, необыкновенной работоспособностью, порядочностью, неприхот­ливостью в быту, но главное — чрезвычайно сильно развитым чувством долга, в понятие которого он вкладывал заботу о нравственном и материальном благополучии своих подданных. Однако все эти выдающиеся качества основывались на традициях православной державы, принципах полицейского государства. Николаю была чужда всякая мысль о каком-либо ограничении монаршей воли, направленном на заботу о подданных.

Младший внук Екатерины II Николай I воспитывался иначе, чем его старшие братья, и не готовился к управлению империей. В противоположность им он вырос под непосредственным наблюдением свое­го отца Павла I, унаследовав его политические симпатии. Николай взошел на престол 14 декабря 1825 г. после смерти брата, бездетного Александра I, и вынужденного отречения от престола (по причине морганатического брака, т.е. брака с лицом не царской крови) второго брата Константина. На протяжении всего царствования политический курс Николая I оставался последовательно консервативным: основные мероприятия сводились к усилению централизации и бюрократизации управления страной при сохранении незыблемости самодержавной власти. Между тем вторая четверть XIX в. в общеевропейской истории ознаменовалась либерализацией государственного строя ряда стран, изменением политической системы абсолютизма под влиянием буржуазных революций. Эти изменения в свою очередь наложили отпечаток на мировоззрение и деятельность Николая, усиливая его антипатию к либеральным режимам, — воплощавшим, по его мнению, политическое безвластие и беспорядок.

Двор Николая I посетил французский путешественник и дипломат, аристократ, родители которого подверглись гонениям в годы Великой французской революции, маркиз Астольф де Кюстин. Его мемуары «Россия в 1839 году» стали интересным источником, раскрывающим солепжание российского самодержавия как феномена культуры. Прибыв в страну последовательным противником представительной формы правления и сторонником монархии, он покидал ее противником абсолютизма, сделав вывод: «Чтобы жить в России, следует быть русским». Полный перевод мемуаров увидел свет в России только в 90-е гг. XX в.

Политика Николай I начал реформы с создания свода законов, правительства т.е. упорядочения законодательства на основе изучения и классификации старых законов. К работе были привлечены крупные государственные деятели, прежде всего возвращенный из ссылки М.М. Сперанский, а также П.Д. Киселев и Е.Ф. Канкрин. Действовавшие до реформы законы накопились со времени Соборного уложения 1649 г., многие из них взаимно дополнялись или противоречили друг другу.

Решая проблему создания свода русских законов, М.М. Сперанский имел в виду не только систематизацию старых законов, но и дальнейшее развитие и пополнение существующего права. Он считал, что с этой целью следует принять западноевропейское право или, по крайней мере, при разработке новых законов пользоваться результатами законотворческой деятельности западных стран. М.М. Сперанский отчетливо осознавал, какое значение должен был иметь свод законов для развития России в либеральном направлении.

Все законы, принятые после 1649 г., были выявлены в архивах и расположены по хронологии, а затем опубликованы в «Полном собрании законов Российской империи», составившем 51 том. Следующим шагом была кодификация действующих законов. К концу 1832 г. закончилась подготовка всех 15 томов «Свода законов Российской империи». Сперанский был удостоен ордена Андрея Первозванного, высшего знака отличия Российской империи, который Николай I снял с себя и торжественно возложил на него на заседании Государственного совета. Однако тенденции в политике правительства в целом определили консервативный дух обоих изданий, мало отвечавший современному правовому уровню. Первая статья «Свода законов» гласила: «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не токмо за страх, но и за совесть САМ БОГ повелевает».

При Николае I Государственный совет утратил свое значение в решении государственных вопросов, а система министерств была фактически подменена органом, получившим огромное влияние, — Собственной Его Императорского Величества канцелярией. Ее I отделение представляло личную канцелярию императора, II — занималось кодификацией законодательства, III — ведало политической по­лицией, IV,— управляло благотворительными заведениями (так называемое «ведомство учреждений -императрицы Марии», матери Николая I). Объектами их регулирования становились самые различные сферы человеческой деятельности, в том числе религия, искусство, литература, наука. Усиливался, переходя все разумные пределы, управленческий централизм. Видя своей главной опорой армию и чиновничество, Николай счел необходимым налаживание бюрократической системы. С этой целью был значительно увеличен аппарат чиновников (с 15—16 тыс. в начале XIX в. до 61,5 тыс. в 1847 г. и 86 тыс. в 1857 г.).

В ходе финансовой реформы (1830—1844), инициатором и проводником которой был экономный и добросовестный граф Е.Ф. Канкрин, в основу денежного обращения был положен серебряный рубль, что позволило изъять из обращения большое количество обесцененных ассигнаций (бумажных денег) и укрепило финансовую систему России. Временно был достигнут бездефицитный государственный бюджет.

В сфере просвещения определяющим стал устав 1828 г. для низших и средних учебных заведений. Он устанавливал замкнуто-сословную систему образования и строжайший правительственный контроль со стороны министерства просвещения, утверждавшего все учебники и программы. Для «самых низших состояний» предназначались приходские школы, для горожан недворянского происхождения — уездные училища, для дворян и чиновников — гимназии. Переход от первых двух ступеней обучения к гимназии был затруднен, чем нарушалась его преемственность.

Новым университетским уставом 1835 г. университеты страны во многом лишались автономии и всецело отдавались под власть высшей бюрократии. Внутренними делами теперь ведал не совет университета, а правление, всецело подчиненное попечителю. Университетский суд упразднялся, вся жизнь регламентировалась, плата за обучение повышалась, набор студентов сокращался. Министр просвещения мог назначать администрацию и профессоров по своему усмотрению.

Цензурные уставы 1826 и 1828 гг. придавали цензуре полицейские функции, что породило настоящий цензурный террор. По словам современников, параграфы этих «чугунных» уставов предоставляли обществу «полную свободу молчания».

Подавив восстание декабристов, Николай I понял в ходе следствия, что вопрос о крепостном праве был одним из главных. Вопрос стал обсуждаться в секретных комитетах с участием высших государственных чиновников. В ходе обсуждения стало понятно, что освобождение крестьян без земли в значительной мере ухудшит их экономическое положение. Поэтому крестьян предполагалось освободить только с одновременным наделением их частью земель, принадлежащих землевладельцу. Но для того, чтобы это сделать, требовалось нарушить принцип, согласно которому земля являлась частной собственностью дворянства. Участники комитетов не осмеливались игнорировать права дворян. Николай I, обращаясь к Государственному совету, официально охарактеризовал крепостное право как очевидное зло, «прикасаться» к которому было бы еще большим злом. На этом основании комитеты стремились не к отмене крепостного права, а к упорядочению от­ношений между крестьянами и помещиками в рамках крепостного строя. Правительство ограничилось полумерами, направленными на смягчение крепостного права. Определяющим здесь послужило убеждение в незыблемости права помещика на земельную собственность, что вновь подтвердил император в речи на Государственном совете в связи с обсуждением законопроекта: «...земля есть собственность не поселенных на ней крестьян, а помещиков». Николай I вынужден был искать в рамках самого крепостного права юридические средства против того зла, которое приносил этот строй.

Из всех секретных комитетов, которых было создано более десяти, заметный след оставили лишь два из них— комитеты 1835 и 1839 гг. Главными идеями, обсуждавшимися ими, стали ограничение работы крестьянина на помещика тремя днями в неделю, фиксированное законом, и право на свободный переход от одного владельца к другому. Обсуждения были прерваны революционными событиями 1848 г. в Европе.

В 1841 г. был принят закон о запрещении продавать крестьян поодиночке, отдельно от семьи, и без земли. В 1843 г. безземельные дворяне были лишены права приобретать крепостных, что уничтожило практику использования крестьян как домашних рабов.

Изданный в 1842 г. закон об «обязанных крестьянах», продолжая указ о «вольных хлебопашцах» 1803 г., позволял помещикам давать личную свободу крестьянину без какого-либо выкупа с небольшим наделом земли, стоимость которого крестьянин был обязан отрабатывать помещику.

В николаевскую эпоху видную роль в попытке решения крестьян­ского вопроса играл министр государственных имуществ П.Д. Киселев, человек просвещенный и гуманный, но вместе с тем бывший образцом классического бюрократа. Стремясь сохранить дворянское землевладение и вместе с тем считая невозможным освобождение крестьян без земли, он предлагал обязательно выделить крестьянам определенный надел за выкуп и установить строго фиксированные повинности, от которых крестьяне не могли отказаться пока полностью не заплачен выкуп. Крестьяне же со своей стороны должны были обрабатывать эти наделы и за пользование ими отдавать землевладельцам некую плату. Размеры наделов, так же как и плата, которую за них будут вносить крестьяне, должны были определяться законом.

В 1837—1841 гг. П.Д. Киселевым была проведена реформа самоуправления государственных крестьян, составлявших к тому времени почти половину всего податного сельского населения. Юридически государственные крестьяне считались свободным сословием, но выполняли повинности в пользу государства. Их юридический статус был выгоднее, чем статус крепостных. Они могли относительно свободно выбирать род занятий, переходить в городское сословие, а по указу 12 декабря 1801 г. имели право приобретать в собственность землю, но этот юридический статус не был достаточно гарантирован.

Правительство действовало в вопросе о государственных крестьянах более смело, так как мероприятия не затрагивали непосредственных интересов дворян. Государственные крестьяне получили органы самоуправления — волостные и сельские, подчиненные надзору государственных чиновников. Впоследствии созданное П.Д. Киселевым самоуправление послужило образцом при устройстве помещичьих крестьян после освобождения их от крепостной зависимости. Специально созданное министерство государственных имуществ должно было заботиться об их хозяйственных и бытовых нуждах, в частности, проводить размежевание земель, увеличивать наделы малоземельных крестьян, заботиться о создании запасов семенного фонда на случай неурожая и об открытии в деревне вспомогательных касс для мелко-то кредита крестьянам, открытии школ и больниц.

В результате проведенной реформы было роздано из государственного фонда 2,5 млн десятин земли, в том числе 0,5 млн десятин тем, кто вообще не имел земли, 2 млн десятин леса были отданы сельским общинам. Ежегодные ссуды вспомогательных касс, созданных для кредита крестьянам, составляли 1,5 млн руб. Вместо уравнительной подушной подати была введена подать с учетом качества земель и произведена их опись, т.е. исчисление подати фактически стало производиться не с работника, а с земли как основного фактора производства. К 1861 г. — началу крестьянской реформы — экономическое положе­ние государственных крестьян оказалось лучше, чем помещичьих.

Однако большим недостатком реформы был бюрократический ха­рактер всей системы, пронизанной идеей попечительства вследствие желания хоть как-то задержать естественный процесс дифференциации населения. П.Д. Киселев подвергся критике и справа за «подрыв основ», и слева за увеличение бюрократического аппарата, был удален с правительственной службы и отправлен почетным послом в Париж. Эксперимент с государственными крестьянами лишний раз убедительно доказал невозможность решить крестьянскую проблему по частям и подтвердил необходимость отмены крепостного права.

Лишь один закон николаевской эпохи по крестьянскому вопросу воп­лощал тенденцию к расширению гражданского строя. 3 марта 1848 г. было разрешено и крепостным (с позволения хозяина) приобретать землю в собственность. Надо признать, что положение некоторых категорий крестьян было улучшено, а самые уродливые проявления крепостничества смягчены, а значит, созданы некоторые предпосылки для будущих либеральных реформ Александра II, и в первую очередь — отмены крепостного права.

Политика правительства

Николай I начал реформы с создания свода законов, т.е. упорядочения законодательства на основе изучения и классификации старых законов. К работе были привлечены крупные государственные деятели, прежде всего возвращенный из ссылки М.М. Сперанский, а также П.Д. Киселев и Е.Ф. Канкрин. Действовавшие до реформы законы накопились со времени Соборного уложения 1649 г., многие из них взаимно дополнялись или противоречили друг другу Решая проблему создания свода русских законов, М.М. Сперанский имел в виду не только систематизацию старых законов, но и дальнейшее развитие и пополнение существующего права. Он считал, что с этой целью следует принять западноевропейское право или, по крайней мере, при разработке новых законов пользоваться результатами законотворческой деятельности западных стран. М.М. Сперанский отчетливо осознавал, какое значение должен был иметь свод законов для развития России в либеральном направлении.

Все законы, принятые после 1649 г., были выявлены в архивах и расположены по хронологии, а затем опубликованы в «Полном собрании законов Российской империи», составившем 51 том. Следующим шагом была кодификация действующих законов. К концу 1832 г. закончилась подготовка всех 15 томов «Свода законов Российской империи». Сперанский был удостоен ордена Андрея Первозванного, высшего знака отличия Российской империи, который Николай I снял с себя и торжественно возложил на него на заседании Государственного совета. Однако тенденции в политике правительства в целом определили консервативный дух обоих изданий, мало отвечавший современному правовому уровню. Первая статья «Свода законов» гласила: «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не токмо за страх, но и за совесть САМ БОГ повелевает».

При Николае I Государственный совет утратил свое значение в решении государственных вопросов, а система министерств была фактически подменена органом, получившим огромное влияние, — Соб­ственной Его Императорского Величества канцелярией. Ее I отделение представляло личную канцелярию императора, II — занималось кодификацией законодательства, III — ведало политической полицией, IV,— управляло благотворительными заведениями (так называемое «ведомство учреждений -императрицы Марии», матери Николая I). Объектами их регулирования становились самые различные сферы человеческой деятельности, в том числе религия, искусство, литература, наука. Усиливался, переходя все разумные пределы, управленческий централизм. Видя своей главной опорой армию и чиновничество, Николай счел необходимым налаживание бюрократической системы. С этой целью был значительно увеличен аппарат чиновников (с 15—16 тыс. в начале XIX в. до 61,5 тыс. в 1847 г. и 86 тыс. в 1857 г.).

В ходе финансовой реформы (1830—1844), инициатором и проводником которой был экономный и добросовестный граф Е.Ф. Канкрин, в основу денежного обращения был положен серебряный рубль, что позволило изъять из обращения большое количество обесцененных ассигнаций (бумажных денег) и укрепило финансовую систему России. Временно был достигнут бездефицитный государственный бюджет.

В сфере просвещения определяющим стал устав 1828 г. для низших и средних учебных заведений. Он устанавливал замкнуто-сословную систему образования и строжайший правительственный контроль со стороны министерства просвещения, утверждавшего все учебники и программы. Для «самых низших состояний» предназначались приходские школы, для горожан недворянского происхождения — уездные училища, для дворян и чиновников — гимназии. Переход от первых двух ступеней обучения к гимназии был затруднен, чем нарушалась его преемственность.

Новым университетским уставом 1835 г. университеты страны во многом лишались автономии и всецело отдавались под власть высшей бюрократии. Внутренними делами теперь ведал не совет университета, а правление, всецело подчиненное попечителю. Университетский суд упразднялся, вся жизнь регламентировалась, плата за обучение повышалась, набор студентов сокращался. Министр просвещения мог назначать администрацию и профессоров по своему усмотрению.

Цензурные уставы 1826 и 1828 гг. придавали цензуре полицейские функции, что породило настоящий цензурный террор. По словам современников, параграфы этих «чугунных» уставов предоставляли обществу «полную свободу молчания».

Подавив восстание декабристов, Николай I понял в ходе следствия, что вопрос о крепостном праве был одним из главных. Вопрос стал обсуждаться в секретных комитетах с участием высших государственных чиновников. В ходе обсуждения стало понятно, что освобождение крестьян без земли в значительной мере ухудшит их экономическое положение. Поэтому крестьян предполагалось освободить только с одновременным наделением их частью земель, принадлежащих землевладельцу. Но для того, чтобы это сделать, требовалось нарушить принцип, согласно которому земля являлась частной собственностью дворянства. Участники комитетов не осмеливались игнорировать права дворян. Николай I, обращаясь к Государственному совету, официально охарактеризовал крепостное право как очевидное зло, «прикасаться» к которому было бы еще большим злом. На этом основании комитеты стремились не к отмене крепостного права, а к упорядочению отношений между крестьянами и помещиками в рамках крепостного строя. Правительство ограничилось полумерами, направленными на смягчение крепостного права. Определяющим здесь послужило убеждение в незыблемости права помещика на земельную собственность, что вновь подтвердил император в речи на Государственном совете в связи с обсуждением законопроекта: «...земля есть собственность не поселенных на ней крестьян, а помещиков». Николай I вынужден был искать в рамках самого крепостного права юридические средства против того зла, которое приносил этот строй.

Из всех секретных комитетов, которых было создано более десяти, заметный след оставили лишь два из них— комитеты 1835 и 1839 гг. Главными идеями, обсуждавшимися ими, стали ограничение работы крестьянина на помещика тремя днями в неделю, фиксированное законом, и право на свободный переход от одного владельца к другому. Обсуждения были прерваны революционными событиями 1848 г. в Европе.

В 1841 г. был принят закон о запрещении продавать крестьян поодиночке, отдельно от семьи, и без земли. В 1843 г. безземельные дворяне были лишены права приобретать крепостных, что уничтожило практику использования крестьян как домашних рабов.

Изданный в 1842 г. закон об «обязанных крестьянах», продолжая указ о «вольных хлебопашцах» 1803 г., позволял помещикам давать личную свободу крестьянину без какого-либо выкупа с небольшим наделом земли, стоимость которого крестьянин был обязан отрабатывать помещику.

В николаевскую эпоху видную роль в попытке решения крестьянского вопроса играл министр государственных имуществ П.Д. Киселев, человек просвещенный и гуманный, но вместе с тем бывший образцом классического бюрократа. Стремясь сохранить дворянское землевладение и вместе с тем считая невозможным освобождение крестьян без земли, он предлагал обязательно выделить крестьянам определенный надел за выкуп и установить строго фиксированные повинности, от которых крестьяне не могли отказаться пока полностью не заплачен выкуп. Крестьяне же со своей стороны должны были обрабатывать эти наделы и за пользование ими отдавать землевладельцам некую плату. Размеры наделов, так же как и плата, которую за них будут вносить крестьяне, должны были определяться законом.

В 1837—1841 гг. П.Д. Киселевым была проведена реформа самоуправления государственных крестьян, составлявших к тому времени почти половину всего податного сельского населения. Юридически государственные крестьяне считались свободным сословием, но выполняли повинности в пользу государства. Их юридический статус был выгоднее, чем статус крепостных. Они могли относительно свободно выбирать род занятий, переходить в городское сословие, а по указу' 12 декабря 1801 г. имели право приобретать в собственность землю, но этот юридический статус не был достаточно гарантирован.

Правительство действовало в вопросе о государственных крестьянах более смело, так как мероприятия не затрагивали непосредственных интересов дворян. Государственные крестьяне получили органы самоуправления — волостные и сельские, подчиненные надзору государственных чиновников. Впоследствии созданное П.Д. Киселевым самоуправление послужило образцом при устройстве помещичьих крестьян после освобождения их от крепостной зависимости. Специально созданное министерство государственных имуществ должно было заботиться об их хозяйственных и бытовых нуждах, в частности, проводить размежевание земель, увеличивать наделы малоземельных крестьян, заботиться о создании запасов семенного фонда на случай неурожая и об открытии в деревне вспомогательных касс для мелко-то кредита крестьянам, открытии школ и больниц.

В результате проведенной реформы было роздано из государственного фонда 2,5 млн десятин земли, в том числе 0,5 млн десятин тем, кто вообще не имел земли, 2 млн десятин леса были отданы сельским общинам. Ежегодные ссуды вспомогательных касс, созданных для кредита крестьянам, составляли 1,5 млн руб. Вместо уравнительной подушной подати была введена подать с учетом качества земель и произведена их опись, т.е. исчисление подати фактически стало производиться не с работника, а с земли как основного фактора производства. К 1861 г. — началу крестьянской реформы — экономическое положе­ние государственных крестьян оказалось лучше, чем помещичьих.

Однако большим недостатком реформы был бюрократический характер всей системы, пронизанной идеей попечительства вследствие желания хоть как-то задержать естественный процесс дифференциа-

ции населения. П.Д. Киселев подвергся критике и справа за «подрыв основ», и слева за увеличение бюрократического аппарата, был удален с правительственной службы и отправлен почетным послом в Париж. Эксперимент с государственными крестьянами лишний раз убедительно доказал невозможность решить крестьянскую проблему по частям и подтвердил необходимость отмены крепостного права.

Лишь один закон николаевской эпохи по крестьянскому вопросу воплощал тенденцию к расширению гражданского строя. 3 марта 1848 г. было разрешено и крепостным (с позволения хозяина) приобретать землю в собственность. Надо признать, что положение некоторых категорий крестьян было улучшено, а самые уродливые проявления крепостничества смягчены, а значит, созданы некоторые предпосылки для будущих либеральных реформ Александра II, и в первую очередь — отмены крепостного права.




  1. Grunge66

    Времена правления Николая имеют очень яркую и видную характеристику. Именно в его годы стает видной тоталитарная нотка правленческого государственного аппарата. Царская власть, захотела контролировать всё сферы народной жизни, и именно по этому, на этом периоде, количество чиновников было одним из самых больших, за всё время существования империи. Хотя жизнь крепостных, немного улучшилась и стала легче, по сравнению с предыдущей эпохой.

  2. Павел

    Отдельно хотелось бы упомянуть, что в эпоху правления императора Николая был основан Киевский Императорский университет святого Владимира, ныне известный как Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко. Данное учебное заведение занимало ведущие позиции как в Российской империи и СССР, так и в независимой Украине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.