Экономика и социальный строй России в первой половине XIX в


В первой половине XIX в. территория Российской империи выросла до 18 млн. кв. км в Восточной Европе, Азии (Сибирь и Кавказ), Северной Америке (Аляска). Население увеличилось почти вдвое и составляло более 70 млн. человек. Богатые ресурсы: леса, реки, распаханные угодья, полезные ископаемые (руды, уголь, нефть, драгоценные металлы и камни) давали все необходимое для быстрого промышленного развития. Природное, хозяйственное и этническое разнообразие обусловливало специфику разных районов страны.

В первой половине XIX в. территория Российской империи делилась на губернии и области, которые, в свою очередь, подразделялись на уезды. Количество губерний за первую половину века увеличилось в 1,5 раза за счет присоединения к России новых территорий, разукрупнения отдельных губерний или преобразования некоторых областей (Астраханской, Таврической) в самостоятельные губернии. Часть губерний объединялась в генерал-губернаторства и наместничества (Кавказское). Особый статус имели Великое княжество Финляндское, присоединенное к России в 1809 г., и Царство Польское, образованное в 1815 г. из части польских земель. Россия представляла собой абсолютистское и крепостническое государство. Во главе империи стоял царь, все больше сосредоточивший все нити управления в своих руках. Основной социально-политической силой оставались дворяне, получившие невиданные экономические и социально-политические привилегии еще в XVIII в. Государство в лице самодержавия в своей внутренней и внешней политике всеми средствами продолжало поддерживать их. Наиболее многочисленной частью населения были крестьяне. Они подразделялись на несколько категорий: помещичьи или частновладельческие, государственные, удельные (принадлежавшие императорской фамилии), экономические (бывшие монастырские) и др. Таким образом, свободного крестьянского населения в России вообще не существовало. Купцы и мещане составляли всего несколько процентов населения. На особом положении находилось казачество — военизированное сословие, выполнявшее функцию охраны приграничных территорий государства.

Для экономики России первой половины XIX в. характерны глубокие контрасты. Обновление — расширение товарно-денежных отношений и применение вольнонаемного труда, начало технического перевооружения промышленности — сочеталось с натурально-патриархальным укладом, крепостнической системой хозяйствования, использованием внеэкономического принуждения, рутинным состоянием техники. Капиталистический способ производства требует, во-первых, рынка свободной наемной рабочей силы, во-вторых, капиталов, т. с. денежных средств, вложенных в производство, и, в-третьих, относительно высокой покупательной способности населения. Однако крепостническая система препятствовала складыванию этих условий, тормозила развитие производительных сил и, следовательно, мешала модернизации страны.

Россия шла своим путем, во многом отличавшимся от Запада. Буржуазные революции, произошедшие в Англии, Франции и других странах, миновали Россию. В течение первой половины XIX в. она сохраняла свое традиционное экономическое и социальное устройство. Тем не менее объективные, общенациональные потребности государства и субъективные интересы самодержавия, постепенное развитие производительных сил привели к падению крепостного права в 1861 г. и, следовательно, изменению экономического и социально-политического устройства России.

Сельское хозяйство. В первой половине XIX в. Россия оставалась аграрной страной. В сельском хозяйстве было занято 9/10 ее населения. Около половины аграрного сектора составляло помещичье хозяйство, другую половину занимала система государственного феодализма, в которой владельцем земли и крестьян являлось само государство.

Процессы, начавшиеся во второй половине XVIII в., интенсивно продолжали развиваться и в первой половине XIX в. Главным явлением стало разложение натурального хозяйства и проникновение товарно-денежных отношений в деревню. В помещичьем хозяйстве все больше производилось продукции на продажу. Возрастало значение хлебного экспорта, который достиг к середине XIX в. около 70 млн. пудов.

Внедрение рыночных отношений стимулировало помещиков принимать меры для повышения эффективности хозяйства. В южных и северо-западных районах это достигалось за счет применения наемного труда крестьян-отходников, расширения посевов пшеницы, улучшения технического оснащения производства и совершенствования методов ведения хозяйства. Отдельные помещики перешли к многопольному севообороту, использовали сельскохозяйственные машины (сеялки, веялки, молотилки), расширяли ассортимент земледельческих культур. Картофель, становившийся основным продуктом питания населения, превратился в полевую культуру.

Однако в основной массе помещичьих имений продолжал применяться принудительный труд крепостных крестьян. В условиях крепостничества наиболее распространенным способом повышения эффективности хозяйства было усиление эксплуатации крестьян. Они были вынуждены платить оброк (натуральный и денежный) и отрабатывать барщину. В течение первой половины столетия оброк вырос по разным регионам в 2—5 раз. Все больше увеличивалась барщина. Крестьяне должны были работать на помещика от 3 до 5 дней в неделю. Одним из средств интенсификации барщины была так называемая «месячина», т. е. лишение крестьян земли и полный перевод их на барщину. Все эти меры не были эффективными. Происходил постепенный упадок помещичьего хозяйства. К середине XIX в. 65% всех имений было заложено. Общая сумма помещичьего долга государству и кредитным учреждениям достигла более 400 млн. рублей.

Русское крестьянство традиционно было малоземельным. Наделы, полученные от помещика или государства для выплаты оброка и государственных налогов, не давали возможности развивать товарное хозяйство, едва обеспечивали прожиточный минимум. Растущий оброк и барщина тормозили развитие собственного хозяйства крестьян. Частые неурожаи обрекали сельских тружеников на полуголодное существование. Таким образом, усиление эксплуатации крепостных крестьян обусловливало застой и рутинность производительных сил в деревне.

Для России было характерно (в отличие от Западной Европы) сохранение и упрочение общинной системы крестьянского землепользования, при котором земля делилась между крестьянскими дворами на мелкие наделы и время от времени перераспределялась. Это мешало подъему продуктивности крестьянского хозяйства и в целом развитию производительных сил в деревне. В социальном отношении это препятствовало формированию собственнической психологии у крестьян, разделению их на богатых и бедных. Процесс расслоения крестьянства в первой половине XIX в. шел очень медленно. Лишь единицам крестьян, занимавшимся торговлей и промыслами, удавалось скопить немалые средства. Деревня в своей массе оставалась нищей, голодной, темной, забитой и политически инертной.

В связи с этим аграрно-крестьянский вопрос был центральным в экономической и социально-политической жизни России на протяжении XIX и начала XX в. Он включал три стороны: личное освобождение крестьян, наделение их землей и изменение общинной системы землепользования.

Промышленность. В начале XIX в., как и во второй половине XVIII в., на промышленных предприятиях России использовался в основном принудительный и частично вольнонаемный труд. Промышленное производство находилось в рутинном состоянии. Урал и другие районы, где были широко распространены частновладельческие и государственные мануфактуры, основанные на принудительном труде, постепенно утрачивали свое прежде ведущее положение в экономике. Эти предприятия были нерентабельны, малопродуктивны и не могли удовлетворить возрастающие запросы населения в промышленной продукции. Россия все больше отставала от капиталистических стран по темпам развития и объемам производства. (Например, по выплавке чугуна от Англии — в 3,5 раза. Схожая ситуация наблюдалась и в других отраслях.).

В 30—40-е годы XIX в., позднее, чем в Западной Европе, в России начался промышленный переворот (промышленная революция). Его главным содержанием была замена мануфактурного производства фабричным. С одной стороны, он был связан с техническим перевооружением промышленности, повсеместной заменой ручного труда на машинный, внедрением в производство различных двигателей и передовых для того времени технологий. С другой стороны, он сопровождался глубокими социальными изменениями, появлением новых классов, характерных для капиталистического общества.

Предпосылки промышленного переворота складывались в России с середины XVIII в. Их появление было обусловлено, во-первых, научно-техническим прогрессом: созданием новых — паровых двигателей и различных механизмов, облегчавших процесс производства, позволявших углубить разделение труда и высвободить руки многих работников. Труд их заменялся машинным. Во-вторых, формированию предпосылок промышленного переворота способствовало зарождение элементов капиталистического уклада в хозяйстве: накопление капиталов, на основе которых отдельные предприниматели строили новые заводы, и постепенное формирование постоянного рынка вольнонаемной рабочей силы. Крепостное право замедляло эти процессы. Его отмена в 1861 г. ускорила завершение промышленного переворота в конце 70-х — начале 80-х годов XIX в.

На основе применения вольнонаемного труда в России начали формироваться основные промышленные районы — Северо-Западный (Петербургско-Прибалтийский), Центральный (Московский) и Южный (Харьковский). Концентрация промышленности в отдельных частях России была одной из специфических особенностей ее экономики.

Новые формы организации производства быстрее внедрялись в легкой промышленности (текстильной, пищевой и бумагоделательной). В этих отраслях ручной труд рабочих быстро заменялся машинным, создавались новые и реконструировались старые предприятия (текстильная Прохоровская мануфактура в Москве и др.). Несколько медленнее осуществлялись перемены в тяжелой промышленности. При производстве железа и чугуна стали использовать вместо конного привода паровые двигатели (Петербургский чугунолитейный завод и др.). Машинное оборудование было заграничного происхождения и ввозилось в основном из Англии и Бельгии. Тем не менее в первой половине XIX в. начала зарождаться отечественная машиностроительная промышленность. Первые заводы возникли в Петербурге, Нижнем Новгороде (Сормово) и других городах. Однако эта отрасль была недостаточно развитой вплоть до конца XIXв.

Вдали от крупных городских центров и главных торговых путей процветало кустарное производство. Наряду с фабричным оно было характерно для многих отраслей легкой промышленности (текстильной, кожевенной, деревообрабатывающей). Даже некоторая часть металлических изделий производилась кустарным способом. В многочисленных деревенских кузницах ковались плуги, лемехи, ножи, топоры и другие предметы крестьянского быта. Жители некоторых крестьянских деревень специализировались на художественных промыслах. Там возникали центры, известные до сегодняшнего дня: Палех, Гжель и др. Кустарное производство развивалось и во второй половине XIX в.

Следовательно, в первой половине XIX в. в России сосуществовали крепостная и вольнонаемная мануфактуры, фабричное производство и кустарная (мелкотоварная) промышленность.

С началом промышленного переворота связано формирование нового социального слоя — вольнонаемных рабочих. Работные люди, занятые на крепостных мануфактурах, не хотели приобретать необходимые производственные навыки, нередко ломали и портили механизмы. Только с развитием вольнонаемного труда можно было перейти к эффективному фабричному производству. На мануфактуры и фабрики нанимались неимущие горожане, государственные крестьяне и крепостные, уходившие на заработки с разрешения своих господ. К 1860 г. 4/5 рабочих составляли вольнонаемные.

В России сложилась система жестокой эксплуатации рабочих. Они получали мизерную заработную плату, имели 13—14-часовой рабочий день. Отличие в положении российских рабочих от западноевропейских состояло в том, что они зависели не только от предпринимателей, но и от своих владельцев или от отпустившей их на заработки общины. Бесконтрольная эксплуатация рабочих, связанная во многом с традициями крепостного права, стала в дальнейшем причиной их мощного социального протеста.

Формирование российской буржуазии также имело свою специфику. Во-первых, капиталы, необходимые для создания крупномасштабного производства, накапливались чрезвычайно медленно и со многими злоупотреблениями. Купцы наживали большие состояния на продаже вина и на крупных казенных (государственных) подрядах. Коммерческие и финансовые операции часто сопровождались незаконными действиями — казнокрадством, взяточничеством, вымогательством денежных средств у населения. Во-вторых, длительное время «молодая» российская буржуазия одновременно занималась и торговлей, и производством. В-третьих, многие предприниматели были выходцами из разбогатевших крепостных крестьян.

Постепенно складывались династии российской буржуазии — Сапожниковы, Морозовы, Гучковы, Бибиковы, Кондрашовы и др. Деньги, нажитые в торговле, вкладывались в промышленность. Например, выходец из торговых кругов И. М. Кондрашов построил крупные шелковые фабрики, продукция которых славилась по всей Европе. Морозовы стали производителями хлопчатобумажных тканей. Многие родоначальники буржуазных династий, вышедшие из крепостных, сохраняли крестьянский менталитет, благоговение перед царем и дворянами. В целом российская буржуазия была еще экономически слабой, политически аморфной и не играла активной роли в социальной жизни страны. Правительство мало заботилось об интересах складывавшейся российской буржуазии и настороженно следило за формированием нового общественного слоя.

Финансы. В начале XIX в. для финансирования войн против Наполеона и поддержки дворянского землевладения русское правительство производило крупные выпуски (эмиссии) ассигнаций — бумажных денег, впервые введенных в середине XVIII в. В первой четверти XIX в. эмиссия ассигнаций выросла в 4 раза. В результате они резко обесценились. Попытки Павла I и Александра I преодолеть инфляцию не удались.

Поэтому в 1839—1844 гг. по инициативе министра финансов графа Е. Ф. Канкрина была проведена финансовая реформа. В основу денежного обращения был положен серебряный рубль. С 1843 г. ассигнации стали постепенно изыматься у населения путем обмена по обязательному курсу (3,5 рубля ассигнациями приравнивались к 1 рублю серебром) на кредитные билеты, которые, в свою очередь, свободно обменивались на серебро. Реформа на некоторое время укрепила финансовую систему России. Однако Крымская война 1853—1856 гг. вызвала новые финансовые трудности. Внутренний и внешний долг государства увеличился в несколько раз.

Торговля. В первой половине XIX в. продолжал формироваться всероссийский рынок. С одной стороны, его стимулировали развитие промышленности, рост городов и хозяйственная специализация регионов. С другой — этот процесс тормозила низкая покупательная способность населения, обусловленная крепостным состоянием крестьян и нищенским существованием широких народных масс. Основными покупателями могли быть только дворяне, купцы и часть горожан. Несмотря на это, торговля развивалась более быстрыми темпами, чем в предшествующий период.

Внутренний рынок претерпел существенные изменения за счет расширения торговых операций и увеличения ассортимента товаров. Особое значение имело распространение на рынке промышленных изделий, наряду с сельскохозяйственной продукцией.

По-прежнему роль торговых центров играли ярмарки, всероссийские и местные. Их в России насчитывалось более тысячи. Они представляли собой сезонную, оптовую и мелкооптовую систему торговли. Широкой известностью пользовались Нижегородская на Волге, Ирбитская в Сибири и Ростовская в Ярославской губернии.

В крупных городах России интенсивно развивалась магазинная (постоянная розничная) торговля.

Значительных успехов в первой половине XIX в. достигла внешняя торговля. Ее баланс почти неизменно оставался активным, т. е. вывоз превышал ввоз. Однако структура экспорта изменилась. Из него исчезли черные металлы (железо и сплавы на его основе), стала преобладать сельскохозяйственная продукция. Вывозили пшеницу, лес, пеньку, кожи, лен и т. д. В вывозе этих продуктов в Европу (в основном в Англию) были заинтересованы прежде всего русские помещики, использовавшие вырученные деньги на приобретение предметов роскоши. Русская буржуазия слабо использовала внешние рынки. Небольшая часть промышленной продукции шла в Китай, Иран, Турцию. Даже в этих азиатских странах Россия была малоспособна конкурировать с Западом. Попытки правительства помочь буржуазии развить внешнюю торговлю были неэффективными. Огромный среднеазиатский рынок русские купцы смогли освоить лишь к концу XIX в.

Импорт в основном был ориентирован на удовлетворение потребностей дворянства. Ввозили модную одежду, колониальные товары (чай, кофе, пряности) и др. Часть импорта составляли машины, инструменты и другие предметы, необходимые для развития промышленности и сельского хозяйства страны.

Транспорт. Развитие товарно-денежных отношений, расширение внутренней и внешней торговли, увеличение торговых центров (ярмарок) — все это требовало реорганизации и улучшения транспортной системы. Основными видами транспорта были водный и гужевой, имевшие сезонный характер. Ни тот, ни другой полностью не удовлетворяли хозяйственные потребности страны.

Внутренняя система путей сообщения оставалась в первой половине XIX в. малоразвитой и архаичной. Ее усовершенствование было связано главным образом с развитием водного транспорта. В 1808—1811 гг. были созданы Мариинская и Тихвинская системы каналов, связавшие Балтику с Москвой и волжским торговым путем. На реках России появились первые пароходы. К середине века их стало около 100.

Протяженность дорог, которые правительство пыталось поддерживать в более или менее удовлетворительном состоянии, не соответствовала экономическим (торговым) и военно-стратегическим потребностям страны. Шоссейных дорог было немного. Они соединяли Петербург с Варшавой, Москву с Петербургом, Ярославлем и Нижним Новгородом.

При отсутствии развитых сухопутных путей сообщения с Западной Европой внешняя торговля осуществлялась в основном через балтийские и черноморские порты. Русский торговый флот был немногочисленным, поэтому для торговли с Европой использовались корабли, принадлежавшие иностранным судовладельцам.

Исторически Москва являлась центром, в котором сходились все Дороги. По тому же традиционному принципу строились и российские железные дороги.

Создание разветвленной железнодорожной сети для России с ее огромной территорией имело особое значение. В 1837 г. была открыта первая опытно-показательная ветка между Петербургом и Москвой. Протяженность железнодорожных линий в России к 1861 г. составляла около 1,6 тыс. км, чего, конечно, было недостаточно и для развития торговли и для обороны страны. (Это особенно наглядно проявилось во время Крымской войны 1853—1856 гг.) В железнодорожном строительстве первой половины века в России в отличие от Запада ведущая роль принадлежала государству. С этого времени в стране начал зарождаться так называемый государственный капитализм.

В целом в первой половине XIX в. политический строй и социальная система сдерживали развитие производительных сил и модернизацию экономики России. Владение дворянством большей частью земельного фонда страны, денежными средствами и другими формами собственности, сохранение отживших методов хозяйствования были основными причинами экономической отсталости государства. Тем не менее в России в первой половине XIX в. не было острого экономического кризиса, что обусловливалось фактически неисчерпаемыми возможностями экстенсивного развития, а также тем, что в ее хозяйственной структуре развивался капиталистический уклад. В нем вызревали новые производительные силы и тот способ производства, который стал господствующим во второй половине XIX в. Вместе с тем запоздавшая по сравнению с Западной Европой промышленная революция в России надолго определила догоняющий характер ее экономического развития.




  1. svstar1989

    Если говорить в целом, то довольно благоприятный период в истории нашего государства. В большинстве сфер деятельности наблюдался либо подъем, либо удержание на прежних позициях. Кроме того, серьезно расширились территориальные границы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.