Культурная революция в СССР



«Культурная революция», развернувшаяся в СССР практически сразу после Октябрьской революции 1917 года, была для своего времени уникальным событием. Впервые государство предприняло попытку коренного переустройства всей духовной, интеллектуальной и культурно-нравственной жизни населения страны. Причём страны огромной, многонациональной, многоукладной. Молодая советская страна объединяла в себе огромное множество религиозных и культурных традиций, которые не всегда мирно уживались между собой.

Действительно, в одном и том же Советском Союзе проживали и православные русские крестьяне, и узбеки-мусульмане, и католики-литовцы, и протестанты-эстонцы. Здесь жили и представители традиционных патриархальных культур, и ультрасовременные на тот момент городские жители; патриотично настроенные «изоляционисты» соседствовали с приверженцами европейской интеграции.

Из всего этого советское правительство вознамерилось создать единое культурное пространство, что, конечно же, в полной мере было неосуществимо. Однако советская власть и не стремилась к полноценному культурному переустройству. Это хорошо показывает базовая часть «культурной революции» — ликвидация безграмотности, так называемый Ликбез.

Ликвидация безграмотности

Массовая неграмотность была одной из главных проблем бывшей Российской империи. Перепись населения 1920 показала, что на территории Советской России только около 40 процентов людей старше 8 лет умели читать и писать. В этом плане советское правительство проделало грандиозную работу: уже в 1939 году уровень грамотности составлял 87 процентов.

Преодоление неграмотности стало возможным в первую очередь благодаря обширной системе государственных общеобразовательных школ. Такие школы стали базовой основой образования в СССР, сохраняется она и в современной России. Школьное образование стало массовым, обязательным и бесплатным.

Однако были у этого процесса и очевидные недостатки. Государство намеренно ограничивало массовое образование лишь элементарными формами. Советскому правительству нужны были грамотные и послушные исполнители, а вот творческое развитие никак не поощрялось. Особенно это было характерно для гуманитарной сферы. Здесь в обязательном порядке внедрялось марксистско-ленинское учение, в которое советский «новый человек» обязан был просто верить.

Организация массового образования предполагала отделение церкви от государства и, в частности, от школы. Из учебных программ были убраны предметы, так или иначе связанные с религией: закон божий, древнегреческий язык. Однако «пропагандой атеизма» такую политику называть нельзя, поскольку коммунистическая идеология запрещала главную составляющую атеизма — критическое мышление. Марксистско-ленинское учение, по сути, стало новой религией, которая просто подменила старые (православие, ислам, иудаизм и т. д). Насильственное внедрение коммунистического учения ничем в принципе не отличалось от господства религии в дореволюционных школах.

Говоря о бесплатности школьного образования в СССР, нужно сделать существенную оговорку. Бесплатными были только первые семь классов школы. До самого конца сталинской эпохи старшие классы школы и тем более вузы в СССР были платными; стоимость обучения была довольно большая, поэтому получить даже полное школьное образование могли лишь немногие представители «элиты». Рядовые советские граждане по окончании седьмого класса отправлялись прямиком на предприятие.

Несколько пополнить образование молодого человека мог рабфак, то есть «рабочий факультет». Эти заведения были ориентированы на начальную техническую подготовку пролетариата. Создавались рабфаки с 1919 года; и хотя они просуществовали недолго, всего двадцать лет, они смогли воспитать огромное множество грамотных заводских рабочих. Такая программа обучения полностью соответствовала программе массированной индустриализации страны.

Борьба с религией

Другой важный элемент советской «культурной революции» — борьба с религией. Эта часть программы была не столь проработанной и организованной, из-за чего её результаты оцениваются по-разному. С одной стороны, Ленин провозглашал свободу совести; религия, по его задумке, удалялась лишь из государственной политики и идеологии, образования, также ликвидировалась значительная часть имущества религиозных организаций. Вера в бога как таковая, по мнению Ленина и его сторонников, должна была исчезнуть в народе сама собой — в результате повышения образования, уровня жизни, гражданского самосознания.

С другой стороны, во власти очень быстро верх одержала группировка, которая не желала бороться с религиозностью населения; вместо этого она начала внедрять в головы советского народа новое религиозное учение, замаскированное под атеистическую идеологию. Никакой свободой совести здесь уже и не пахло. Тем более что полноценное образование давать людям новая власть тоже не собиралась.

В этом плане борьба с религией нередко оборачивалась гонениями, преследованиями священников и верующих, принудительным закрытием храмов. В церквях оборудовали склады, магазины, спортзалы, даже общественные туалеты. Были «перегибы» и в собственно культурном смысле: так, была запрещена рождественская ёлка; запрещались произведения, праздники и другие явления, имеющие хоть какой-то религиозный смысл. В действительности религиозная тема в произведениях искусства в то время уже давно утратила мистическую составляющую. Но большевиков это не волновало.

На волне борьбы с религиозной культурой в обиход внедрялись новые имена. Некоторые из них были подчёркнуто-идеологическими: Владлен, Сталина, Долкап («долой капитализм»), Октябрь, Виль, Вилен и т. д. Другие имена — просто секулярные и «футуристичные»: Спартак, Дарвин, Метеор, Авангард, Академа и др. Любопытно, что молодым людям новые имена нравились, и они быстро вошли в моду: родители, которые стремились казаться современными людьми, охотно называли так своих детей.

Государственный контроль над культурой и искусством 

До второй половины двадцатых годов государство не особо вмешивалось в культурную жизнь страны. В России сохранялся определённый плюрализм мнений, идей, художественных направлений. Представители старой культуры — дворянской, царской, аристократической и ориентированной на религиозные ценности — быстро утратили популярность, и освободившуюся нишу стали занимать творцы новой культуры.

Это были и «пролетарские» писатели, и «новокрестьянские» поэты, и ряд представителей продолжавшегося Серебряного века — символисты, акмеисты, имажинисты. Особая роль отводилась футуристам, открыто провозглашавшим наступление нового века, славившим технические достижения, грезившим полётами в космос и другими грядущими свершениями человеческого ума.

Однако ближе к концу двадцатых годов была сформирована «генеральная линия партии», которую должны были теперь поддерживать культурные деятели. Для осуществления этой поддержки государство создавало соответствующие организации и объединения: среди них — Российская ассоциация пролетарских писателей, Российская ассоциация пролетарских художников, Российская ассоциация пролетарских музыкантов. Единственно верным направлением в творчестве теперь провозглашался «социалистический реализм».

Против деятелей культуры, которые не поддержали «генеральную линию», проводились репрессии, которые с годами становились всё более жестокими и изощрёнными. Впрочем, ещё в 1922 году из СССР отплыло не менее пяти «философских пароходов» — на них отправлялись за границу сотни высланных писателей, философов, художников, учёных, не поддержавших Советскую власть.

Не менее яростно с конца 1920-х годов шла борьба с «буржуазной наукой». Травле подверглись не только отдельные специалисты, но даже целые научные отрасли. С треском были разгромлены кибернетика и генетика, что стало причиной существенного научно-технического отставания СССР, современной России и стран СНГ от передового мира: с середины ХХ века весь современный мир держится лишь на этих двух научных дисциплинах.

Борьба с биологической наукой и вовсе достигла комизма. Взамен генетики правительство насильственно внедряло «истинно революционное учение», сочинённое наркомом Трофимом Лысенко. Лысенко — умственно отсталый крестьянин, который лишь к 15 годам немного овладел грамотой; несмотря на это, в сталинские годы он сделал головокружительную государственную карьеру и в тридцатые годы руководил всей советской наукой. «Методы» этого психически больного и неграмотного человека, внедрявшиеся в сельское хозяйство, привели к катастрофическим неурожаям и массовому голоду.

Результаты «Культурной революции»   

Итоги «культурной революции» в СССР были весьма противоречивыми. С одной стороны, взамен почти тотально неграмотного населения страна за двадцать лет получила всеобщую грамотность. Определённый базовый уровень образования и культурного развития охватил почти каждого советского человека. Однако дальше этого базового уровня культурная жизнь не пошла. По-настоящему образованный и воспитанный народ был не нужен всеподавляющему тоталитарному государству.

Советский народ в основной своей массе не научился критически мыслить. Недолгий период продуктивной футуристической культуры сменился насаждаемым сверху возвратом к патриархальной традиции, разве что место «отца и сына и святого духа» в ней занимали Маркс, Энгельс и Ленин, а на месте «богом помазанного» царя сидел Иосиф Сталин.

Октябрьская революция превратила достаточно либеральную страну — с развитой светской культурой, гражданскими свободами, передовой наукой и признанным во всём мире искусством — в полуграмотную серую массу, оторванную от мировых культурных тенденций, актуальных научных идей и не способную хоть к какой-то продуктивной мыслительной деятельности. По сути, «Культурная революция» отбросила советский народ обратно в средневековье, разбавив его всеобщей элементарной грамотностью, достаточной для исполнения приказов и распоряжений.

4.7/5 - (3 голоса)



: 5 комментариев
  1. Ирина

    Какими бы ни были действия советского правительства после середины 20-х гг. прошлого века, ни в коем случае нельзя отрицать больших заслуг советской власти в деле народного образования. В царской России неграмотной оставалась большая часть крестьянства, приходские школы страдали от нехватки учителей и отсутствия финансирования. При советской власти образование стало обязательным, что поспособствовало подъему в разных отраслях промышленности и в сельском хозяйстве.

  2. Татьяна Федоровна

    Да, вот тебе и пример в истории. Люди после мировой и гражданской войн, разруха и такая тяга и жажда знаний. А сегодня что? Сытые откормленные, а ничего не нужно. Правильно говорится, что времена одни и те же, люди разные.

  3. Салават

    Пожалуй, в области культуры, наиболее четко воплотился тезис Ленина о том, что надо взять от старого мира все лучшее и соединить это лучшее с новым. Мастера нового пролетарского искусства, делавшие авангардные выставки и спектакли в стиле революционного модерна, опирались, конечно же на старую культуру: академическо-классическую, так сказать. И результат действительно был потрясающим.

  4. Сибирь

    Несмотря на многие тяжелые последствия после прихода Советской власти (голод, разруха, беднота), ее можно похвалить за повсеместную ликвидацию безграмотности, это реально было полезно. У нас в Казахстане до прихода Советской власти были лишь религиозные школы и отдельные школы-интернаты для-девочек, где невозможно было получить нормальные специализированные знания. Зато с ее приходом повсеместно стали открываться школы и училища, и в конце 30-х годов мы получили развитое поколение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *