Государство Урарту


В начале I тысячелетия до н. э. южные области Закавказья вошли в состав рабовладельческого государства Древнего Востока — Урарту, которое одно время занимало первенствующее положение среди других государств Передней Азии.

История Урарту нам хорошо известна по ассирийским клинописным источникам, подробно описывавшим походы против соседних стран. Ассирийцы, проживавшие в конце II тысячелетия до н. э. на Армянском нагорье, территории будущего Урартского государства, встречались с крупными объединениями племен, оказывавшими ассирийскому продвижению упорное сопротивление.

Ассирийцы называли эти объединения «странами Наири»; во время походов ассирийского царя Тиглатпалассара I на север, против его войска выступали 23 «царя Наири».

В середине IX в. в районе озера Ван образовалось уже Урартское государство. За короткий промежуток времени оно выросло и окрепло, и ассирийцам при их продвижении на север постоянно приходилось встречать упорное сопротивление урартов.

В летописях ассирийского царя Салманассара III (860—825 гг. до н. э.) с первого года его царствования отмечаются походы на север, против Урарту. Иллюстрациями к этим текстам служат изображения на бронзовых обивках ворот, найденных на холме Балават (ассир. Имгур-Бэл), около Ниневии. На одном из рельефов изображен штурм урартской крепости Сугунии. Горящая крепость осаждается ассирийским войском с двух сторон, причем штурм производится при помощи лестниц, приставленных к стенам. В крепости видны защитники — урартские воины — лучники и копейщики. Справа от крепости изображена группа урартов со связанными за спиной руками и колодками на шее — это пленные, уво­димые в рабство.

У Ванской скалы, цитадели урартской столицы Тушпы, сохранились остатки стены, сложенной из громадных каменных глыб. На камнях имеются три надписи на ассирийском языке, говорящие о постройке этой стены урартским правителем Сардури, сыном Лутипри, который упоминается в летописях Салманассара III. Особый интерес надписи Сардури заключается в том, что урартский правитель именует себя не царем Биайни, как обычно впоследствии называли свою страну урарты, а царем стра­ны Наири. Это обстоятельство указывает, что в середине IX в. до н. э. государство Урарту заменило собой союз стран Наири. Титул «царь На­ири» носил и урартский царь Ишпуини, сын Сардури, от которого дошли-первые клинообразные надписи на урартском языке.

В литературе по истории Древнего Востока жителей Урартского государства часто неправильно называют халдами, по имени бога Халди, главного бога урартов. В настоящее время доказано, что сами урарты так себя не называли. Центральную часть своего государства они называли Биайни. От этого названия, возможно, и произошло современное название озера Ван. Термин Урарту сохранился в названии горы Арарат и Айраратской области Армении.

История Урарту хорошо известна с конца IX в. до н. э. Кроме древних урартских крепостей, в Ванском районе сохранилось много клино­образных надписей, рассказывающих об успехах урартских походов, предпринимавшихся для расширения территории царства. В надписи царя Ишпуини речь идет об интенсивной строительной деятельности и центральной части Урарту, в районе его столицы г. Тушпы. Особенно же усилилось строительство в центре Урарту при царе Менуа, сыне Ишпуини (810—778 гг. до н. э.). Свыше ста надписей относится ко времени правления Менуи, причем 31 из них рассказывает о строительных работах, а 19 о прокладывании каналов. Все архитектурные постройки Менуа давно уже разрушены, но канал, снабжавший водой г. Тушпу, существует и действует до сих пор. Современное население Ванского района называет его «каналом Шамирам», связывая канал не с самим строителем, а с его современницей, царицей Шамирам (Семирамидой), матерью ассирийского» царя Ададнирари III.

Наряду с большими строительными работами в центральной части Урарту, Менуа продолжал начатое его предшественниками укрепление и расширение Урартского государства. Урартское войско проникало к; северу от р. Араке, подчиняя себе отдельные области. Вначале походы урартов в Закавказье преследовали лишь грабительские цели, и задачей их являлся захват скота и пленных, которые превращались в рабов. Укрепившись на южном берегу р. Аракса, Менуа создал там свой административный центр Менуахинили, у современного сел. Ташбурун, и приступил к регулярной эксплуатации завоеванной страны путем взимания дани с ее населения.

На западе урартские войска совершали походы в районы древнего хеттского государства и достигали р. Евфрата. Здесь интересы урартов сталкивались с интересами ассирийцев, уже давно претендовавших на владение этими областями. С противодействием Ассирии урартам пришлось встретиться и при попытках продвижения на юг. Клинообразные надписи рассказывают о победе урартов в стране Мана, па юге от озера Урмии, ставшей в VII в. до н. э. одним из претендентов на гегемонию в северо­восточной части Передней Азии.

Сыну Менуа, Аргишти (778 — 750 гг. до н. э.), также пришлось выдержать ожесточенную борьбу с Ассирией. Летопись Аргишти, вырезанная на Ванской скале, отмечает победу урартов над ассирийским войском. В VIII в. до н. э. Ассирия потеряла свои владения в верховьях рек Тигра и Евфрата, и первенствующее положение на северо-востоке Передней Азии перешло к Урарту.

В это время усилилось продвижение урартов на север. В состав Урартского государства вошли области, лежащие вокруг озера Севан. Вместе с тем урартский центр в Закавказье из Менуахинили был перенесен к северу за р. Араке, где была построена крепость Аргиштихинили, остатки которой находятся на Армавирском холме, в Октемберянском районе Армянской республики. Отсюда происходит много урартских надписей, говорящих о постройке крепостей и храмов, а также о сооружении оросительных каналов. Большое внимание, уделявшееся Аргишти северным землям, подчеркивается и тем, что большинство его надписей, известных в настоя­щее время, найдены к северу от р. Аракса. Но было бы неверным из этого заключить, что центр Урартского государства был перенесен из г. Тушпы на север. Тушпа попрежнему оставалась столицей Урарту, где и при Аргишти не прекращались большие строительные работы, в частности устройство грандиозных помещений, высеченных в Ванской скале.

Сардури, сын Аргишти (750—733 гг.), в начале своего правления успешно продолжал политику укрепления и расширения Урарту. В одной из ниш Ванской скалы была открыта большая стела, содержащая анналы Сар­дури, иллюстрирующие положение Урарту среди других стран Передней Азии. На западе урарты одержали победу над страной Кумуха-хали (Ком-магенами), вторгшись в пределы Сирии, где Сардури была захвачена добыча в 40 мин (20 кг) золота, 800 мин серебра, 3000 мин свинца и много бронзы. В Закавказье продолжалось подчинение новых областей, сопровождавшееся жестокой расправой с непокорными и массовыми переселениями жителей, превращенных в рабов. Так, например, поход в страну Эриахи (в районе нынешнего г. Ленинакана) описывается следующими словами: «[направился я] в страну Эриахи, страну захватил? поселения сжег и разрушил, страну опустошил, мужчин и женщин увел в Биайни». Кроме того, в стране Эриахи было захвачено 412 коней, 6665 быков и 25 735 овец. Такая же судьба постигла и страну Уеликухи на западном побережье озера Севан, где Сардури захватил и разрушил 22 крепости. Иногда местные правители без борьбы сдавались урартскому царю. Так, в летописи, говорится о том, что «пришел Мурини, царь Аби-лианиха, обнял Сардуровы колени и пал ниц». Побежденные местные правители, так же как и жители, взятые в плен, уводились в центральную часть Урарту. В одной надписи Сардури, найденной в Ване, мы читаем: «Бог Халд выступил, своим оружием он покорил Синалиби, сына Луеху, царя страны города Тулиху, покорил он Ашурнирари, сына Ададнирари, царя стран Ассирии». Как видно из этого текста, борьба с ослабленной Ассирией в то время не представляла серьезных трудностей и победа урартов над ассирийским царем была поставлена в один ряд с победами над правителями небольших закавказских областей.

Время царей Аргишти и его сына Сардури, т. е. середина VIII в. до н. э., было периодом наибольшего расцвета государства Урарту. Были объединены огромные области; побежденные племена платили урартским царям богатую дань, тысячи рабов сооружали крепости и каналы и работали в хозяйствах урартской знати.

По своему политическому строю Урарту являлось рабовладельческим государством древневосточного типа. Характерной его чертой была непрочность объединения и неустойчивость границ, так как государственная власть на окраинах, покоренных силой оружия, требовала постоянных мероприятий для своего поддержания. О непрочности власти урартов на периферии Ванского царства свидетельствуют неоднократные походы против восставших племен. Там, где власть урартов была особенно непрочной, они старались уничтожить племенные союзы, разрушая поселения, опустошая страну и захватывая богатую добычу. При этом местное население, не успевшее скрыться в горах, просто уничтожалось. Позднее жителей из захваченных областей стали переселять в другие районы, а их место занимали новые поселенцы, пригнанные иногда из очень отдаленных мест. Это жестокое мероприятие являлось надежным средством в борьбе с местными племенными союзами.

Для укрепления власти на окраинах своего государства урарты сооружали крепости, создавали административные центры и ставили своих наместников, на обязанности которых лежало наблюдение за свое временной уплатой дани и за работой по сооружению крепостей и оросительных систем: искусственных озер и каналов.

Сооружение каналов имело для Урарту большое значение, так как земледелие не только в низменных, но и в горных районах было основано на искусственном орошении. Техника урартского земледелия была сравнительно высокой и основные земледельческие орудия, включая лемехи плугов, изготовлялись из железа. Наряду с земледелием большое значение в хозяйственной жизни Урарту имело животноводство. Скот был основным богатством Ванского царства.

Из ремесел в Урарту большого развития достигла металлургия. Бронзовые изделия урартских мастеров имеют высокие художественные и технические качества. Раньше, чем в других районах Передней Азии, в Урарту вошло в широкое употребление железо.

Памятники урартского искусства по своему стилю очень близки к ас­сирийским, что объясняется не только культурным влиянием Ассирии, но и тем, что обе эти культуры — и ассирийская, и урартская — имели общую основу — древнюю культуру Передней Азии. Но и влияние Ассирии на Урарту было очень значительным. Это можно проследить хотя бы на примере урартской клинописи. Древнейшие надписи урартских правителей были написаны на ассирийском языке, и тексты на собственно урартском языке появились только с конца IX в. до н. э. Свою письменность урарты заимствовали у ассирийцев, взяв уже готовую систему письма и приспособив ее к особенностям своего языка. Урартский же язык существенно отличался от ассирийского, имея непосредственные связи с переднеазиатскими субарскими и некоторыми кавказскими языками.

О памятниках материальной культуры Ванского царства можно судить главным образом по материалам археологических раскопок. При раскопках на крепости Топрах-кале были открыты развалины храма и дворца, стены которых облицованы мраморными плитами с резными изображениями, а также каменными панелями, украшенными инкрустациями из цветного камня и металла. Пол помещений также был украшен инкрустацией.

О внешнем виде урартских храмов можно судить по ассирийскому изображению храма в Мусасире, на рельефе во дворце Саргона. Урартский храм, имевший двускатную крышу и декорированный фронтон, существенно отличался от месопотамских храмов и напоминал архаические греческие храмы.

Для урартского строительного искусства характерны помещения, высеченные в скалах. Помещения Ваиской скалы, служившие, вероятно, гробницами ургртских царей, являются прекрасными образцами памятников этого рода. Вся Ванская скала носит следы большой работы кахменотесов, ее скалистые склоны покрыты многочисленными уступами, лестницами и нишами. После середины VIII в. до н. э. могущество государства Урарту начало клониться к упадку.

Ассирийская держава, главный соперник Урарту, в этот период сно­ва усилилась, и ее царь Тиглатпалассар III приступил к восстановлению прежних границ своего государства, увеличив и реорганизовав для этой цели ассирийскую армию. После восстановления своей власти в Парсуа и Мидии на юге от озера Урмии, Тиглатпалассар предпринял по­ход в северную Сирию, с правителями которой урартский царь Сардурп находился в союзе. В области Кумух (Коммагенах) произошла встреча ассирийского и урартского войска. Ассирийцы одержали победу и захватили военный лагерь урартов. Царь Сардурп под прикрытием ночи скрылся в горах Тиглатпалассар продолжал преследовать урартов до переправы через Евфрат.

После победы в северной Сирии ассирийское войско направилось в Урарту. Об этом походе Тиглатпалассар в клинописной надписи рассказывает следующее: «Сардури урарта в Турушпе (Тушпе), его главном городе, я запер, большую резню устроил перед городскими воротами. Изображение моего владычества я установил напротив города». Разгромив город, расположенный у подножья Ванской крепости, в которой заперся Сардури, Тиглатпалассар направился вглубь Урарту и прошел страну «сверху донизу», не встретив сопротивления. Успехи ассирийского войска сильно ослабили Урартское государство, которое сразу же потеряло свое прежнее господствующее положение на северо-востоке-Передней Азии. При этом от Урарту стали отпадать одна за другой входившие в его состав области.

Преемник Сардури, урартский царь Руса, вступивший на престол в тридцатых годах VIII в. до н. э., сделал попытку восстановить былую мощь государства.

При осаде Ванской цитадели, в которой заперся Сардури, была разрушена урартская столица Тушпа. Руса восстановил этот город, но перенес при этом свою резиденцию с Ванской скалы на холм Топрах-кале.

Много усилий было потрачено Русой на восстановление урартской власти в северных областях. На берегу озера Севан сохранились две крепости, построенные урартами. Одна из них находится на высокой скале над г. Нор-Баязедом. На стене крепости сохранилась клинообразная надпись следующего содержания: «Руса, сын Сардури, говорит: царя страны Уеликихи я покорил, рабов взял в плен, страну во владение захватил, правителя сюда поставил, ворота бога Халди и крепость мощную построил, назвав [ее] городом бога Халди...»

Другая урартская крепость расположена на южном побережье озера Севана, у сел. Цовинар. На скале над озером сохранилась клинообразная надпись, рассказывающая о пленении в этом районе 23 правителей мелких областей и о постройке крепости, названной крепостью бога Тейше-бы. Руса вел упорную и длительную борьбу и в южных областях, в частности в Мусасире. Он заключил союз с Урзаной, правителем Мусасира, которому, повидимому, помог укрепиться на престоле.

При преемнике Тиглатпалассара, ассирийском царе Салманассаре I, политика Русы не встречала препятствий со стороны Ассирии. Но положение резко изменилось после того, как в 722 г. до н. э. ассирийский престол был захвачен царем Саргоном, при котором Ассирия еще более усилилась в военном отношении. Некоторые из областей к северу от Ассирии, как, например, приурмийская область Мана, сразу же подпали под власть Ассирии. Повидимому, Руса избегал конфликтов с Саргоном и заключил с ним союз. Это было необходимо еще и потому, что в это время Урарту начало испытывать давление киммерийцев с севера.

Саргон внимательно следил за событиями в Урарту. В Ниневии сохранились письма царских агентов, содержащие информацию о событиях в Урарту. Из числа ассирийских разведчиков особенно хорошо известен некто Ашуррисуа, автор многих писем о положении в Урарту. По приказанию Саргона он послал своих людей в Тушпу. Он писал в Ассирию о движении трехтысячного войска урартов к г. Мусасиру, о восстании маннеев на урмийском побережье, об отправке отрядов для охраны урартских границ и о поражении урартов в походе против киммерийцев. В одном из писем Ашуррисуа сообщает о восстании в центре Ванского царства, направленном против урартского царя. Во главе восстания стоял военачальник (туртан) Каккадану, правитель одной из областей; на его сторону перешла часть урартского войска. Восстание было подавлено, и письма отмечают жестокую расправу урартского царя с мятежниками.

Мир Ассирии с Урарту был, однако, недолговечен. Чувствуя непрочность своего положения, Руса склонил на свою сторону страну Ману, где во время восстания был убит прежний правитель и его престол перешел к ставленнику Русы. Узнав об этом, Саргон совершил поход в Ману и установил там угодную Ассирии власть. Руса тем временем отошел вглубь своей страны, из Оегая встречи с ассирийским войском, но продолжая скрыто вести борьбу с Ассирией. Создалось весьма напряженное положение, но ни один из противников не начинал открытых военных действий.

Наконец, в 714 г. ассирийское войско вторглось на территорию Урарту и нанесло урартам жестокое поражение. Опустошив страну, Саргон двинулся обратно в Ассирию, разграбив по дороге союзную урартам страну Мусасир. Этим Саргон еще сильнее ослабил Урарту. Летописи Саргона говорят, что, когда «Руса, правитель Урарту, услыхал, что Мусасир разрушен и его бог Халди увезен, [то] собственной рукой, железным кинжалом своего пояса, лишил себя жизни». Повидимому, Ванское царство в это время оказалось в зависимости от Ассирии. Летописи ассирийского царя Синахериба содержат указания на дары, принесенные ассирийскому царю урартским правителем Аргишти, преемником царя Русы.

В конце VIII в. до н. э. для Урартского государства наступили особенно аяжелые времена. Кроме неравной борьбы с возвысившейся Ассирией, урартам пришлось выдерживать жестокий напор киммерийских племен (гимирру ассирийских текстов) с севера. Потеряв влияние на юге, Урарту главное свое внимание обратило на Закавказье. Большинство надписей урартского царя Русы II, сына Аргишти (VII в. до н. э.), найдено севернее Ванского района. При раскопках около Эчмиадзина в Армении была открыта надпись Русы II, повествующая о больших строи­тельных работах, произведенных им в Закавказье, — о сооружении канала, разведении садов и виноградников. Упомянутый в надписи канал сохранился и до наших дней. Он находится на правом берегу р. Раздан, около Еревана, напротив холма Кармир-блур. Раскопки этого холма, на котором находился древний урартский центр Тейшебаини, дали огромный материал для характеристики урартской культуры. Эта крепость была пограничной, в нее стекалась дань, собираемая урартами в окрестных районах Закавказья. Раскопки, проведенные в крепости Б. Б. Пиотровским, открыли развалины цитадели и городские кварталы. В кладовых дворца найдены выдающиеся произведения урартского искусства: декоративные бронзовые щиты Аргишти и Сардури, украшенные изображениями львов и быков, колчаны и шлемы тех же царей, также богато украшенные рельефно выполненными урартскими боевыми колесницами, всадниками и богами около священных деревьев. В одной кладовой было обнаружено 97 бронзовых чаш с клинообразными надписями, указывающими на их принадлежность урартским царям VIII в. до н. э. Ряд предметов свидетельствует о связи этого важного административного урартского центра с другими государствами Древнего Востока: Ассирией (печати, бронзовые изделия, бусы), Египтом (подвеска, изображающая богиню Сохмет, скарабеоиды с иероглифами), а также со стра­нами Малой Азии и Средиземноморьем (золотые серьги). Исключительный интерес представляют находки на Кармир-блуре нескольких глиняных табличек с клинописью, свидетельствующих о том, что в г. Тейшебаини хранился клинописный архив.

Около цитадели с дворцом урартского наместника находились городские кварталы, занимавшие площадь около 40 га. В настоящее время раскопана небольшая их часть, указывающая на полное тождество урартского города с городами других древневосточных государств. Город был построен по заранее намеченному плану, кварталами, заключавшими в себе несколько обособленных жилищ, причем жители города — рабы-ремесленники и воины не имели собственного хозяйства и были на государственном довольствии.

Урартский г. Тейшебаини в Закавказье является в настоящее время древнейшим из городов, исследованных на территории РОССИИ.

Раскопки также показали, что город был разгромлен в VII в. до н. э. скифами, проникшими сюда с севера и нанесшими по владениям Урарту жестокие удары.

Ослабление Ассирии, вступившей во второй половине VII в. в тяже­лую борьбу с Вавилонией и возвысившейся Мидией, не спасло Урарту от окончательной гибели. Урарту прекратило свое существование и было подчинено Мидией около 590 г. до н. э. Владычество Мидии в Передней Азии было, однако, недолгим, уже в 550 г. до н. э. столица Мидии Экбатаны была взята персами. Название Урарту в формег«Урашту» встречается"' в вавилонских текстах надписей царя Дария (около 520 г. до н. э.), причем в персидском тексте ему соответствует термин «Армина». В последний раз термин «Урашту» встречен в надписях Ксеркса, относящихся к началу V в. до н. э. В трудах по истории Древнего Востока встречается неправильный взгляд о переселении урартов после паде­ния их царства на север Закавказья. В качестве остатков урартов рассматривают при этом халдеев, живших впоследствии на юго-восточном побережье Черного моря. Это неверное положение основано на произ­вольном толковании имени бога Халди в урартских клинописях, как имени народа, толковании, которое стоит в полном противоречии с принципами клинописи. Никаких других данных для предположения о пе­редвижениях урартов не имеется, и следует думать, что после падения царства урарты скорее всего остались в районе озера Ван и под именем алародов были известны Геродоту. В государстве Урарту собственно урарты отнюдь не являлись преобладающим большинством населения. Государство Урарту, как мы видели выше, представляло собой непрочное объединение многих мелких племен, не имевших общего языка, не связанных общей культурой и экономикой. Урарту не отличалось в этом отношении от других государств Древнего Востока. Именно поэтому история государства Урарту имеет отношение в равной мере к истории всех народов Закавказья, а не одного какого-либо из них—грузинского или армянского, что пыталась доказать буржуазная националистическая историография.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.