Развитие мелкого товарного производства и организация мануфактур


Наличие относительно дешевого сырья (руд, шерсти, льна, кож) создавали предпосылки для возникновения мануфактур. Кроме металлургических предприятий, повсеместно возникали кожевенные, стекольные, писчебумажные и другие мануфактуры. При их организации широко использовался зарубежный опыт. Голландец А. Виниус, принявший русское подданство, построил первый в России вододействующий железноделательный завод. В 1632 г. он получил царскую жалованную грамоту на устройство около Тулы заводов. Здесь, в относительной близости от столицы было намечено плавить чугун и железо, от­ливать пушки, котлы и пр. Виниус не мог справиться собственными средствами с постройкой заводов. Поэтому он спустя несколько лет организовал компа­нию, куда вошли капиталы двоих других голландских купцов.

По аналогии с предприятием Виниуса железо­делательные заводы несколько позже были созданы в Кашире, в Олонецком крае, близ Воронежа и под Москвой. На этих заводах изготовляли пушки и ружейные стволы, полосовое железо, котлы, сковороды и др.

В XVII столетии в России возникли первые медеплавильные заводы. Медная руда была найдена поблизости от Соли Камской, где казна построила Пыскорский завод. Впоследствии на базе пыскорских руд действовал завод «плавильщиков» братьев Тумашевых.

Большинство работ на мануфактурах производилось в основном ручным способом. Однако некоторые процессы были механизированы с помощью водяных двигателей. Поэтому мануфактуры строились обычно на речках, перегораживаемых плотинами. По-прежнему особо трудоемкие и дешево оплачиваемые работы производились в основном приписными крестьянами или собственными крепостными, как это было, например, на железноделательном заводе царского тестя И. Д. Милославского. Так крестьяне этого боярина выполняли земляные работы, занимались рубкой и подвозкой дров и пр.

Для обеспечения рабочей силой к тульским и каширским заводам вскоре после их основания правительство приписало две дворцовые волости.

Тем не менее решающая роль в обеспечении населения промышленными изделиями принадлежала не мануфактурам, количество которых даже к концу XVII в. не достигло и трех десятков.

В связи с ростом рыночных связей в стране усилилось мелкое товарное производство. Обыкновенные крестьянские домашние промыслы и городское ремес­ло составляли основу мелкого товарного производ­ства.

В Серпухове, Туле и Тихвине местные кузнецы работали не на заказ, а на рынок. Плотники из По­морья, организовавшись в артели, предлагали свои услуги. Ярославские ткачи и кожевники, московские скорняки и сукноделы также ориентировались на рынок. Некоторые товаропроизводители начинали пользоваться наемной рабочей силой, правда, это выражалось в незначительных объемах.

Отхожие промыслы, особенно в нечерноземных районах близ Москвы и к северу от нее, давали крестьянам возможность приработка в сельскохозяйственное межсезонье. Рост владельческих и государственных повинностей заставлял крестьян наниматься на строительные работы, на солеваренные и прочие промыслы в качестве подсобных рабочих. Большое количество крестьян было занято на речном транспорте, где требовались бурлаки, тянувшие суда вверх по течению реки, а также грузчики и судовые рабочие.

Большое развитие получили транспорт и солеварение. Это происходило не только по причине возросших потребностей в транспортных услугах и соли, но также потому, что как транспорт, так и производство соли обслуживались по преимуществу наемным трудом. Среди бурлаков и судовых рабочих было много «гулящих людей», как документы называли людей, не связанных с определенным местом жительства. Свободная, несколько криминализированная рабочая сила предопределяла дешевизну наемного труда и, как следствие, получение большой прибыли.

Относительно медленное, но постоянное укрупнение феодальных поместий приводило в XVII столетии к увеличению «беспашенных крестьян», «непахотных бобылей». Иногда такие малоземельные или вовсе безземельные крестьяне составляли целые деревни и села.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.