Изменения в социальной структуре России. Помещики и Буржуазия


Под влиянием развивающего капитализма произошли значительные изменения в социальной структуре русского общества. Дворянство продолжало оставаться господствующим классом, но оно уже не было столь однородным, как прежде, и в экономическом, и в политическом отношении.

Многие помещики не сумели приспособиться к новым ус­ловиям, быстро прожили вьисупяые суммы, распродали пли заложили свои земли и усадьбы. С 1877 г. по 1905 г. площадь дворянского землевладения сократилась на четверть. Особенно быстро этот процесс развивался во время аграрного кризиса кошт XIX в.

Одновременно росли помещичьи хозяйства капиталистического типа и сохраняли свое доминирующее положение в центральных районах полукрепостнические латифундии. Из среды владельцев латифундий выходили крупнейшие представители царской администрации — губернаторы и генерал-губернаторы, пользовавшиеся огромной властью на местах, выс­шие военные чины, министры. Титулованная знать и верхушка служилой бюрократии входили в государственный совет — совещательный орган при царе, сохранившийся в неприкосновенности от крепостной эпохи.

Помещики нового капиталистического типа представляли значительно менее влиятельную в политическом отношении группу. Их опорой были созданные реформой 60-х годов земства, в функции которых входили вопросы местного благоустройства, здравоохранения и просвещения. Дворяне-земцы играли ведущую роль в либерально-оппозиционном движении, пытаясь добиться дальнейшего развития реформ и создания в рамках существующего строя новых представительных учреждений.

Русская буржуазия начала складываться еще в крепостную эпоху. В после реформенное десятилетие этот процесс ускорился. Вчерашние купцы, откупщики, хлеботорговцы, разбогатев-шяедеревенские кулаки и ростовщики превращаются в предпринимателей, железнодорожных, промышленных, банковских дельцов. Экономической силе торгово-промышленной буржуа­зии не соответствовали ее крайне слабый политический вес и отсутствие какой-либо организации.

г Возникшие в 60 — 70-х годах общества и съезды промышленников (Совет съезда горнопромышленников юга России, постоянная совещательная контора железозаводчиков, Совет союза Бакинских нефтепромышленников и др.) представляли узкие интересы отдельных групп и слоев крупной буржуазии.

В свою очередь царизм, оставаясь властью дворян и помещиков, вынужден был учитывать во все большей мере потребности капиталистического развития страны. Без крупной промышленности и железных дорог царская Россия не могла сохраниться как великая держава, не могла участвовать в обостряющейся борьбе за раздел мира.

Содержание армии и полицейско-бюрократического аппарата требовало огромных средств. Старые источники доходов, унаследованные от крепостного времени, приходилось заменять новыми. Быстро росли косвенные налоги — акцизы на сахар, табак, керосин и другие, связанные с развитием промышленности. Однако этот рост налогов не успевал за непрерывным увеличением расходов. Выход искали во внешних займах.

Задолженность России ее иностранным кредиторам выросла с 537 млн. рублей в 1861 годо почти 4 млрд. рублей в 1900 г. Власть в России все больше зависела от европейских бирж: в 60 — 70 гг. — главным образом, берлинской, а с середины 80-х годов — парижской, значение которой для Рос­сии быстро возрастало по мере ухудшения русско-германских отношений. Превращение Франции в банкира России ускоряло, в свою очередь, оформление внешне-политического союза обеих стран.

Династические узы и монархические симпатии, традиционно связывавшие русский двор с прусско-германским, должны были отступить перед неумолимыми требованиями экономической и политической борьбы.

С этими требованиями приходилось считаться и внутри страны. Направляя большую часть денежных ресурсов России на военные и административные расходы и субсидирование помещиков (для чего в 80-х годах был учрежден, в частности, специальный Дворянский банк), российское правительство стремилось одновременно ускорить промышленное развитие страны с помощью иностранных капиталов.

Такова была одна из основ финансово-экономической политики послереформенной монархии, которая с особенной настойчивостью проводилась в жизнь Сергеем Юрьевичем Витте, министром финансов в 1892 — 1903 гг.

Помимо протекционизма он обращал внимание на важность железнодорожного строительства, создание большого флота, развитие международной торговли и раашгрениё колоний. Витте реализовал идею государственного регулирования железно­дорожных тарифов, в результате которого резко сократились дефицитность частных железных дорог и соответствующие расходы казны.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.