Лекции Т. Н. Грановского


Большое значение в русской общественной жизни той эпохи имела научная и преподавательская деятельность талантливого профессора Московского университета историка Т. Н. Грановского. Основываясь на большом документальном материале и требуя тщательной аргументации исторических выводов, он ополчился на официальную историческую схему, превозносившую якобы незыблемый крепостной строй. Он доказал его исторически преходящий характер. В своих лекциях он знакомил слушателей с передовыми для своего времени критическими методами исторического исследования, воспитывал горячих патриотов, противников крепостного строя.

Крупным общественным событием 40-х годов были его пуб­личные лекции. В условиях тяжёлой николаевской цензуры, давившей свободную мысль, циклы публичных лекций собирали значительную аудиторию, взволнованно обсуждавшую слышанное. Московский университет раскрыл свои двери для широких общественных слоев, жаждавших знаний. Грановский выступил с университетской трибуны как пропагандист передовой культуры и науки. Он прочёл циклы публичных лекций в период с 1843 по 1846 г.; последний, более короткий, цикл состоялся в 1851 г. Темой лекций была история Франции и Англии в средние века. В основе лекций Грановского лежало положение, что Россия и Запад развиваются одинаковыми путями, следуя общим историческим закономерностям. Крепостное право рухнуло на Западе — оно должно рухнуть и в России. Темы о средневековье предоставляли Грановскому широкий простор для осуждения крепостного права и выражения горячего сочувствия угнетённому помещиками крестьянству. Позже Некрасов писал о Грановском: «Ты настоящее оплакивать умел и брата узнавал в рабе иноплеменном, от нас веками отдалённом». Разрушитель исторических легенд, Грановский глубоко знал первоисточники и литературу. «Грановский выходит перед московским обществом не как адвокат средних веков,— писала о его публичных лекциях газета «Московские ведомости»,— а как заявитель великого ряда событий в их органической связи с судьбами человечества». Во время лекций Грановского аудитория была переполнена, и слушатели устраивали лектору восторженные овации. «Лекции Грановского,— сказал Чаадаев,— имеют историческое значение». Правительство всё сильнее притесняло Грановского и, наконец, добилось того, что дальнейшее чтение лекций ему пришлось прекратить.

Условия для пропаганды передовых идей становились всё тяжелее.

В январе 1847 г. Герцен уехал за границу. Он не мог дольше оставаться в николаевской России, в этом царстве «мглы, произвола, молчаливого замирания, гибели без вести, мучений с платком во рту». За границей он стал голосом свободной России и развил широкую революционную агитацию.




  1. Besserwisser

    Будучи маститым историком, Грановский эзоповым языком обичал крепостническое Отечество через образы средневековой Европы. Однако благие намерения сверхпопулярного в либеральной публике профессора своеобразно оценил Достоевский в романе «Бесы», назвав прототипа Грановского бесом-распорядителем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.