Государственная непрочность и международное положение Киевской Руси


Усиление могущества феодалов, а также рост городов как центров местных княжеств вели к изменениям в политической системе. В IX в. во главе государства попрежнему стоял великий князь, но зависимые от него князья и бояре приобрели крупные земельные владения в разных частях Руси (в Новгороде, Чернигове, на Волыни и т. д.).

Князья отдельных феодальных центров укрепили собственный аппарат власти и, опираясь на местных феодалов, стали рассматривать свои княжения как вотчины, т. е. наследственные владения. Экономически они уже почти не зависели от Киева, напротив, киевский князь был заинтересован в поддержке с их стороны. Политическая зависимость от Киева тяготила местных феодалов и князей, правивших в отдельных частях страны.

Признаки непрочности государственного единства обнаружились еще при Владимире Святославиче. Незадолго до его смерти Ярослав, сын Владимира, правивший в Новгороде, под влиянием новгородских бояр, стремившихся к отделению от Киева, перестал платить дань великому киевскому князю.

После смерти Владимира в Киеве стал княжить его сын Святополк, убивший своих братьев Бориса и Глеба (за что ему было дано прозвище Окаянный) и начавший упорную борьбу с Ярославом. В этой борьбе Святополк использовал военную помощь польских феодалов. Тогда в Киевской земле началось массовое народное движение против польских захватчиков. Ярослав, поддержанный новгородскими горожанами, нанес Святополку поражение и занял Киев.

Раздираемое усобицами Древнерусское государство было одним из крупнейших европейских государств. Борьба Руси с набегами кочевников имела большое значение для безопасности стран как Передней Азии, так и Европы. Широкими были торговые связи Руси. Товары на Русь поступали из Регенс-бурга и Любека (Германия), Праги (Чехия), Кракова (Польша), Сигтуны (Швеция), Византии и (через Закавказье и Среднюю Азию) из арабских стран. У древ­нерусских купцов имелись дворы в Константинополе, на острове Готланд и в других центрах.

Русь поддерживала политические, торговые и культурные отношения с Чехией, Польшей, Венг­рией и Болгарией, имела дипломатические связи с Византией, Германией, Норвегией и Швецией, нала­живала контакты с Францией и Англией. О международном значении Руси свидетельствуют династические браки, заключавшиеся князьями. Одна дочь Ярослава Мудрого была замужем за французским королем Генрихом I, другая — за норвежским королем Гаральдом Смелым, третья — за королем венгерским Андреем (Андрашем). Владимир Мономах по материнской линии был внуком византийского императора Константина X Мономаха. Сестра Владимира Мономаха Евпраксия Адельгейда вышла замуж за германского императора Генриха IV, дочь Евфмия — за венгерского короля Коломана и т. д. Сам Мономах был женат на Гиде — дочери английского короля Гарольда.

Договоры с Византией хранят ценные свидетельства об общественных отношениях в Киевской Руси и международном ее значении. Договоры закрепляют права Руси в политических и торговых отношениях с Византией.

Русь упоминается в сагах, слагавшихся в странах Скандинавского полуострова. О Руси писали арабские путешественники, византийские государственные деятели и историки. Французский эпос — «Песнь о Роланде» — свидетельствует о том, что Русь и ее богатства были хорошо известны во Франции. Упоминаются русы и Киевская земля в немецкой по­эзии — в «Песне о Нибелунгах».




  1. Aoidos

    Святополк опирался не просто на польских феодалов, а на поддержку короля Болеслава I, который и возглавил поход на Киев. Отношения с Польшей не ограничивались этим эпизодом. Были конфликты и мирное взаимодействие. Можно упомянуть брак Марии Добронеги и Казимира I.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.