Москва в XVI веке


В это время Москва становится крупным потребительским центром. В снабжении города огромную роль играли многочисленные дорожные магистрали, ведущие в различные земли Русского государства, включая окраинные, и за границу. Господствующее положение Москвы на рынке внутри страны диктовалось ее ролью в деле централизации государства. К середине столетия в Москве было уже 100 тыс. жителей. Из ближайших сел и деревень, городов в округе Москва снабжалась продуктами и сырьем для ремесленного производства. Из Коломны, например, поставлялись на соление огурцы, рыба. Серпухов являлся местом закупки серпуховского уклада (стали). Среднее Поволжье также специализировалось на поставках продуктов питания. Из Ярославля шли возы с хлебом. Ярославская белужина, сиговина прибывала и продавалась в Москве бочками. Оттуда поступала пудами икра, осетр и севрюга. Вологда, помимо того, что снабжала столицу маслом из коровьего молока, была посредническим торговым пунктом в солевой торговле Москвы и Холмогор. Из Каргополя поставлялась через Тверь и Белоозеро соль «морянка».

Устюг и Пермь находились на пути торговли с Севером и Зауральем, откуда в Москву шли шкурки соболя, куницы, белки. Существовал даже специальный Устюжский гостиный двор в Москве. Сибирь осваивалась и включалась в торговлю, в частности, пушную. Экзотические росомахи, редкие бобры покупались торговцами-москвичами. Смоленск являлся сельскохозяйственным районом и в Москву поставлял растительное масло, соленые сливы и вишни в патоке. Калуга славилась медом, и москвичи потребляли мед из калужских бортных лесов.

Экономические связи с различными хозяйственными районами стали неотъемлемой частью жизни в Москве в XVI в. Она была активной в ремесленном производстве. Исследователи отмечают его многообразие и дробность. Большое разраставшееся городское поселение развивало строительные ремесла. Плотники имели множество заказов на строительство («рубили дома») и ремонт. Они делали «нутрь», т.е. изготавливали обстановку домов. На московский торг выносили изделия бочары (бочарники), мастера по изготовлению деревянной посуды — блюд, ставцов, братин. Славилась гончарная посуда, изготовляемая в Гончарной слободе в Москве. Особый разряд составляли мастера по металлу. На карте Москвы XVI в. можно заметить существование кузниц вдоль реки Неглинной и на окраинах, где был ряд домов кузнецов и других ремесленников. Большой спрос был на «подкованье» лошадей, замки и гвозди. Широко изготавливались предметы культа: паникадила, колокола. Особым мастерством отличались колокольные литцы Пушечного двора. Они часто работали для частных фундаторов.

По вкладным книгам Загорского монастыря можно проследить категории мастеров по изготовлению оружия. Эта продукция высоко ценилась иностранцами, известен факт, когда посольство из Бухары просило разрешения на покупку «пансырей», славилась также продукция оружейников, сабельников и бронников. Среди жителей самой Москвы для охраны двора спросом пользовались ручницы — огнестрельное оружие. Торговый ряд предлагал порох (пищальное зелье) и пульки. Можно было приобрести порошницы и свинец.
Дворцовые ремесла концентрировались в Серебряной палате. В царских палатах иностранцам на удивление часто демонстрировали серебряные ковши, посуду «русской работы» (подчас изготовленную из посуды, захваченной на ливонских землях). В ремесленной среде уже появился слой вольных серебряников, чьи изделия шли сразу на рынок. Документы сохранили имя искусного ювелира, дьякона Ильинской церкви — Даниила. Он делал перстни золотые и кресты, для Болдина монастыря им сработано блюдо из серебра, в списке его работ так­же звезда и панагия.

Среди распространенных в Москве ремесел следует указать также хамовное. Хамовники жили в основном в Замоскворечье и составляли слободу. Кадашевская слобода производила поставки в дворцовое хозяйство: убрусы шитые и браные, полотна и холсты. Екатерининская белильная на Ордынке поставляла в дворцовое хозяйство белильную пряжу. Однако и здесь процесс образования рынка давал о себе знать: казенные слободы не могли удовлетворить полностью потребности большого города. Много продукции покупалось «на торгу». Здесь открывались возможности для приобретения дешевой текстильной продукции. Подмосковные ремесленники выбрасывали на рынок «троецкие полотенца», «суконца». Специальность красильника материи была широко распространена на территории Москвы. Одевали московское население мастера, занятые «портною поделкою». Здесь также просматривался большой диапазон потребностей различных сословий: от простого готового платья, сарафанов, кафтанов, однорядок, портков до одежды для царского двора и высшего клира.

Из краткого обзора ремесленной продукции Москвы следует, что к середине XVI в. город не могла удовлетворять торговля только в стенах Китай-города (92 га, 26 торговых рядов). В Белом городе, размеры которого исторически определяются в 533 га, была Конская пло­щадь для продажи лошадей, Коровья площадка для продажи скота. К числу значительных рынков относился Лубяной лесной торг и торг лесом между Фроловскими и Покровскими воротами. Среди рынков было разделение исходя из специализации ремесла. Были и такие, которые торговали иностранными товарами. Это, например, рожский ряд, где, по упоминаниям документов, торговал Приказчик англичанина Антона Марша, в другое время здесь располагались среднеазиатские купцы. Список московских торговых рядов XVI в. в полном объеме не сохранился, однако даже по фрагментарным упоминаниям он охватывает торговлю всеми существовавшими в ту пору видами ремесленной продукции. Причем, современники указывают на строгий порядок для каждого рода товаров и самоорганизацию торговых рядов, где была обязательная корпорация во главе со старостой.

Правительственные мероприятия были направлены на усиление экономического значения Москвы XVI в. В столицу переводились купцы из присоединенных городов. Это была наиболее предприимчивая часть торговых людей, например, «Новгородская сотня», известная в Москве с 1598 г. Ехали в Москву «переведенцы» из Пскова и Смоленска, Вязьмы, и Поморья.

Съезжались в Москву и ремесленники, стимулируя развитие собственно московского ремесла. В историю ремесла вошли великолепные образцы работы серебряников из Новгорода, псковских художников и белорусских мастеров резьбы.

Хозяйственные и культурные связи столицы не ограничивались пределами государства. Существовали оживленные отношения с литовскими торговыми людьми, особенно после присоединения Смоленска. Особый Панский двор был для этого размещен на Варварке. Московские торговцы везли свои товары по Смоленской дороге в Вильно и далее в Польшу. Через Английский двор торговали английскими сукнами, металлами, кружевами, немецкой солью и др. В Москве после Ливонской войны располагался немецкий торговый двор, многие торговцы которого перешли в русское подданство и получили статус «гостиного племени» с причитающимися льготами.

Особую статью торговли составили товары, привозимые купцами Востока: армянами, выходцами из средне­азиатских ханств (после присоединения). Это был род экзотических, дорогих товаров типа сабель в ценной оправе, окованных золотом, шелка «червчатого», хонджары, кинжалы булатные и др. Хивинцы и бухарцы купеческого сословия, одновременно исполнявшие посольские функции, должны были получить разрешение на торговлю и приезд в Москву. Московские жители узнали дешевую бумажную бязь, яшткали, седла и краски. Предметом экспорта на Восток были воск, мед, кожи, западноевропейские вина, изделия оружейников.
Была еще категория торговцев из Крыма, так называемые ордобазарцы. Потребителями ценились крымские седла, положившие начало московским образцам, оттуда ввозили также чистопородных лошадей. Известен факт покупки лошадей для Болдина монастыря. Москва постепенно превращалась в пункт международного торжища, где встречались западноевропейские и азиатские товары. Выросло значение ремесленной продукции русских мастеров.




  1. Bummelant

    Желание правительства свести лучших купцов со всех русских городов в Москве продиктованы стремлением укрепить свою власть за счет регионов, кои представляли тогда города.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.