Ростовская наступательная операция 1941 года (17 ноября—4 декабря)


Как уже отмечалось, к началу ноября 1941 г. войскам группы армий «Юг» (генерал-фельдмаршал К. Рундштедт) удалось захватить большую часть Донбасса и выйти на дальние подступы к Ростову. Это создало угрозу прорыва немецко-фашистских войск на Северный Кавказ.

Настойчивое стремление германского командования захватить Ростов объяс­нялось тем, что этот город был не только крупным экономическим и культурным центром Советского Союза, но и важным стратегическим пунктом на юге страны. Гитлеровское руководство совершенно справедливо считало Ростов «воротами Кавказа». Поэтому Гитлер лично поставил Рундштедту задачу во что бы то ни стало захватить этот город. Никакие возражения последнего, ссылавшегося на усталость войск, большие потери в людях и боевой технике, растянутость коммуникаций и т.п., не были приняты во внимание.

В свою очередь перед советскими войсками стояла ответственная задача прочно закрыть «ворота на Кавказ» и не пропустить врага за Дон. Ставка Верховного Главнокомандования приняла срочные меры по усилению Южного фронта (генерал-полковник Я.Т. Черевиченко). На подступах к Ростову была развернута 56-я отдельная армия (генерал-лейтенант Ф.Н. Ремезов) и выдвинута из глубины в полосу фронта вновь сформированная 37-я армия (генерал-майор А.И. Лопатин). В результате силы советских войск, действовавшие в полосе между р. Северский Донец и Таганрогским заливом, возросли почти вдвое.

Таким образом, в составе войск Южного фронта были четыре общевойсковые армии (12, 18, 37-я и 9-я), и 56-я отдельная армия. В помощь войскам в Ростове и области были сформированы части народного ополчения.

Главнокомандующий войсками Юго-Западного направления (маршал С.К. Тимошенко), в состав которого входил и Южный фронт, 8 ноября обратился в Ставку ВГК с просьбой санкционировать проведение силами Южного фронта наступательной операции с целью разгрома вражеской группировки на ростовском направлении. В его телеграмме говорилось: «Военный совет Юго-Западного направления, придавая исключительное значение удержанию Приазовья с городами Новочеркасск и Ростов, считает необходимым, во что бы то ни стало сорвать начавшееся наступление немцев, чтобы преградить им доступ в пределы Северного Кавказа». Ставка ВГК согласилась с этим мнением и разрешила усилить Южный фронт частями и соединениями за счет Юго-Западного фронта. После согласия Ставки ВГК на проведение наступательной операции началась активная подготовка, которая была проведена в крайне сжатые сроки.

Замысел операции заключался в том, чтобы упорной обороной войск правого крыла Южного фронта 112-я армия (генерал-майор К.А. Коротеев) и правофланговые соединения 18-й армии (генерал-майор В.Я. Колпакчи, с 25 ноября гене­рал-майор Ф.В. Камков)] не допустить дальнейшего продвижения противника в направлении Ворошиловграда (Луганска). Здесь нашим войскам противостояла оперативная группа (генерал пехоты В. Швеллер) в составе 4-го армейского корпуса вермахта и итальянского экспедиционного корпуса. Одновременно предполагалось основными силами фронта нанести удар в юго-западном направлении, во фланг и в тыл прорвавшейся в район Астахово — Большекрепинская 1-й немецкой танковой армии (генерал-полковник Э. Клейст) и во взаимодействии с 56-й отдельной армией разгромить ее.

Главный удар на Большекрепинскую наносила 37-я армия. Также были предусмотрены два вспомогательных удара: основными силами 18-й армии в направлении Дьяково — Дмитриевка и 9-й армии (генерал-майор Ф.М. Харитонов) — на Болдыревку.

Тем временем 56-я отдельная армия должна была прочно удерживать Ростовско-Новочеркасский район и в случае успешного наступления войск Южного фронта нанести удар в северо-западном направлении. На период контрнаступления Южного фронта Ставка ВГК значительно усилила его авиационную группировку.

К началу Ростовской наступательной операции 1941 года соотношение сил противоборствующих сторон выглядело следующим образом: Южный фронт насчитывал 350 тысяч человек, 120 танков, 320 боевых самолетов; противник — 350 тысяч человек, 250 танков и около 200 боевых самолетов. В целом советские войска имели равное с противником соотношение в живой силе, почти втрое превосходили его в артиллерии (на направлении главного удара) и более чем в 1,6 ра­за в авиации. Но противник имел двукратное превосходство в танках.

17 ноября войска Южного фронта перешли в контрнаступление. Одновременно, выполняя приказ Гитлера, начала наступление на Ростов и немецкая 1-я танковая армия. Сложилась своеобразная обстановка: противник стремился прорваться с севера к Ростову, а в тыл и во фланг его наступающей группировки наносили удар советские войска.

Первоначально наступление Южного фронта развивалось довольно медленно. Это было связано в первую очередь с упорным сопротивлением немецких горно­стрелковых частей, сумевших в ближайшие четыре дня сковать левофланговые соединения 18-й армии в районе Дьяково. Лучше положение сложилось в полосе наступления 37-й и 9-й армий, где советские войска, сбив передовые части противника, в первый день наступления продвинулись на глубину 15—18 км. В дальнейшем, с подходом к противнику свежих подкреплений, его сопротивление резко возросло. В результате на направлении главного удара части Южного фронта оттеснили немцев к 20 ноября только на расстояние 15—20 км. Свою роль здесь сыграла недостаточная поддержка с воздуха наземных войск в связи с установившейся нелетной погодой. С ее улучшением советская авиация перешла к активным боевым действиям.

Между тем противник (1-я танковая армия), используя свое превосходство в танках и их более высокие по сравнению с пехотой маневренные возможности, уже через двое суток после начала наступления сломил упорное сопротивление советских войск и прорвался к Ростову Этого успеха германское командование добилось за счет сосредоточения большого количества танков на направлении своего главного удара.

Войска 56-й отдельной армии сражались геройски, но сдержать удар бронированной армады не смогли. 19 ноября немецкие танки ворвались на северную окраину Ростова. Здесь их продвижение было остановлено. На следующий день противник попытался захватить переправу через Дон в районе станицы Аксайской, но потерпел неудачу. Все его атаки были отражены оборонявшимся здесь стрелковым полком 56-й отдельной армии. Тогда гитлеровцы перенесли основные усилия в центр города. Завязались ожесточенные уличные бои. Всю ночь на 20 ноября и весь следующий день советские войска самоотверженно защищали город. Но силы были неравны. 21 ноября противник полностью овладел Ростовом. Наши части вынуждены были отступить за Дон и к востоку от города.

Однако временный успех врага таил в себе для него большую опасность. Тогда как его основная группировка оказалась скованной в городе, войска Южного фронта, упорно продвигаясь вперед, создали реальную угрозу окружения прорвавшейся в Ростов вражеской группировки. 1 -я танковая армия противника оказалась в критическом положении. Поскольку в тыл ей выходила ударная группировка Южного фронта, она не могла развивать наступление ни на юг (за Дон), ни на восток (вверх по Дону). В этой обстановке генерал Клейст 22 ноября принимает решение спешно перейти к обороне. Значительную часть своих сил он перебрасывает от Ростова па север, для организации обороны по правому берегу р. Тузлов, к рубежу которой приблизились наступающие войска 37-й и 9-й советских армий, 22 ноября Ставка ВГК указала главнокомандующему войсками Юго-Западного направления, что потеря Ростова не отменяет задачу удара по тылам 1-й танковой армии, а, наоборот, делает необходимым занятие Таганрога с целью окружения всей ростовской группировки противника. В директиве от 24 ноября вновь подчеркивалось, что ближайшей задачей Южного фронта является «разгром бронетанковой группы Клсйста и овладение районом Ростов, Таганрог». В освобождении Ростова ему должна была содействовать 56-я отдельная армия (далее 56-я армия).

Начертание линии фронта создавало благоприятные условия для глубокого охвата и последующего окружения всей 1 -й танковой армии немцев или хотя бы ее основной части. Но недостаток сил во фронте не позволил его командованию осущетвить глубокий удар на Таганрог. Поэтому, исходя из сложившегося соотношения сил, командующий Южным фронтом генерал-полковник Я.Т Черевиченко принял решение сначала освободить Ростов, а затем развить наступление на Таганрог.

К 26 ноября войска 37-й и 9-й армий вышли на рубеж р. Тузлов. На следующий день возобновила наступление ударная группировка Южного фронта. Теперь основные силы 37-й армии наносили удар на Ростов с запада, а 9-я армия наступала на город с севера. В свою очередь 56-я армия нанесла удар на Ростов сразу с трех направлений — с юга. востока и запада. Это вынудило противника предпринять активные действия. Наибольшее сопротивление он оказал главным силам 37-й армии и западной группе 56-й армии, наступавшим навстречу друг другу Здесь гитлеровцы пытались любой ценой помешать советским войскам соединиться и завершить окружение основных сил 1-й танковой армии.

Бои на подступах к Ростову и в самом городе носили ожесточенный характер. В них приняли участие донские казачьи части, части народного ополчения и отряды рабочих. Особо отличились бойцы 33-го мотострелкового и 230-го конвойного полков, а также Ростовский полк народного ополчения. Переправившись по тонкому льду через Дон, эти части первыми ворвались в город и завязали уличные бои. При этом вся тяжесть боев легла на пехоту, так как переправить по тонкому льду через Дон артиллерию не было никакой возможности. Напряженность борьбы была столь высока, что нередко дело доходило до рукопашных схваток. Но, несмотря на ожесточенное сопротивление врага, части центральной группы 56-й армии совместно с новочеркасской группой 9-й армии и ростовскими ополченцами 29 ноября освободили Ростов.

В тот же день Верховный главнокомандующий И.В. Сталин направил телеграмму на имя Тимошенко и Черевиченко: «Поздраачяю Вас с победой над врагом и освобождением Ростова от немецко-фашистских захватчиков. Приветствую доблестные войска 9-й и 56-й армий во главе с генералами Харитоновым и Ремезовым, водрузившие над Ростовом наше славное советское знамя».

Несмотря на то, что Гитлер запретил отход 1-й танковой армии, ее дивизии под уларами советских войск начали откатываться на запад, бросая вооружение, боевую технику и боеприпасы. 30 ноября войска ударной группировки Южного фрон­та перешли к преследованию поспешно отступающего противника.

В тот же день командующий группой армий «Юг» доложил в ОКХ (главное командование сухопутных войск вермахта), что «в связи с физическим и духовным истощением личного состава и большими потерями, особенно в танках, боеспособность подвижных соединений резко упала», 1-я танковая армия выполнить приказ фюрера не в состоянии. Поражение немецко-фашистских войск под Ростовом вызвало замешательство в ставке Гитлера. Это было первое крупное поражение вермахта на суше с начата Второй мировой войны. Рундштедту вновь был отдан приказ, запрещающий отвод войск от Ростова. Но сдержать отступление 1-й танковой армии уже было невозможно. Она стремилась как можно быстрее вырваться из уготованного ей «мешка».

2 декабря советские войска вышли на рубеж рек Миус и Самбек на участке от Красного Луча до Таганрогского залива. Здесь они были остановлены заблаговременно подготовленной обороной противника. Чтобы предотвратить наступление советских войск на этом выгодном для обороны рубеже, германскому командованию пришлось срочно перебросить на помощь разбитой 1-й танковой армии крупные силы с других участков советско-германского фронта, главным образом из района Харькова.

Важную роль в Ростовской наступательной операции 1941 г. сыграли право­фланговые соединения 18-й армии, которые упорной обороной сдержали наступление противника па Ворошиловграде ком направлении и не допустили нанесения удара во фланг и в тыл наступающим войскам ударной группировки Южного фронта. Большой вклад в достижение успеха внесла авиация фронта (генерал-майор Ф.Я. Фалалеев). Советские летчики справились с поставленными задачами и во многом способствовали продвижению наших войск.

В боях под Ростовом противник потерпел тяжелое поражение. О размерах его потерь дает представление телеграмма Гитлера командующему армией резерва с требованием «быстрейшим образом переправить по железной дороге для 13, 14-й и 16-й танковых дивизий (все они входили в состав 1 -й танковой армии) по 40 танков Т-Ш и по 12 танков T-IV».

Проведенный расчет показывает — на момент контрнаступления советских войск средняя укомплектованность немецких танковых дивизий техникой на этом участке фронта не превышала 40 % штатной численности (такие тяжелые потери она понесла в предшествующих боях на Украине). По итогам наступательной операции Южного фронта потери в танках у противника составили не менее 60 % имевшихся в наличии.

Значительными были потери и в другой боевой технике и вооружении, а так­же в живой силе. Но и советским войскам победа далась дорогой ценой — свыше 33 тысяч человек, из которых почти половину составили безвозвратные потери.

Поражение немецко-фашистских войск под Ростовом вызвало у Гитлера приступ ярости. Он потребовал от главнокомандующего сухопутными войсками вермахта генерал-фельдмаршала В. Браухича объяснения причин поражения 1-й тан­ковой армии на юге. Дело закончилось тем, что Рундштедт был отстранен от командования группой армий «Юг». Гитлер обвинил фельдмаршала в том, что он нарушил его приказ, разрешив 1-й танковой армии отступить от Ростова. Но заменивший Рундштедта генерал-фельдмаршал В. Рейхенау уже 4 декабря доложил Гитлеру, что опасность для 1-й танковой армии продолжает оставаться реальным фактом и что «только своевременное поступление подкреплений может предотвратить начало нового кризиса».

В целом контрнаступление Южного фронта под Ростовом в 1941 г. явилось первой крупной наступательной операцией Красной армии в Великой Отечественной войне. В ходе ее советские войска одержали первую победу, имевшую стратегическое значение. Войска Южного фронта не допустили прорыва противника на Кавказ, надежно стабилизировали в течение всей зимы 1941/42 гг. южный фланг советско-германского фронта и положили начало общему контрнаступлению Красной армии в 1941 г. Сковав силы группы армий «Юг», они не позволили гер­манскому командованию усиливать за ее счет группу армий «Центр», наступавшую на главном стратегическом — московском направлении, ни в ходе ее наступления на Москву, ни в последующем, при отражении зимнего наступления Красной армии на Западном стратегическом направлении.




  1. Иван Фёдоров.

    Так и не сумел тогда Гитлер завладеть «воротами Северного Кавказа» — эта цель так и осталась его несбыточной мечтой. Я считаю, что Гитлер был не совсем здоровым человеком и его решения, принятые во времена его приступов ярости, были нашей армии только на руку, так как они часто шли вразрез с логикой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.