Оборонительная операция в западной Украине 1941 года (21 июня—6 июля)


Юго-Западный фронт, созданный с началом войны на основе Киевского особого военного округа (генерал-полковник М.П. Кирпонос), представлял собой наиболее сильную группировку советских войск, сосредоточенных у западных границ

СССР. Это объяснялось тем, что в соответствии с довоенным планом Главного Командования на случай войны ему отводилась главная роль в разгроме агрессора.

Немецкая группа армий «Юг» (генерал-фельдмаршал К. Рундштедт), в отличие от армий, наступавших севернее Припятских болот, основной роли не играла, хотя перед ней и стояла задача уничтожить советские войска на Правобережной Украине, не допустив их отхода за Днепр. В соответствии с планом «Барбаросса» войска группы армий «Юг» были сосредоточены в 860-км полосе от Полесья до Молдавии, имея в своем составе: немецкие 6-юи 17-юармии, 1-ю танковую группу и венгерский подвижной корпус. Действия сухопутных сил поддерживал германский 4-й воздушный флот. Всего группировка противника насчитывала 730 тысяч человек, 9,7 тысячи орудий и миномётов, около 800 танков, свыше 1,3 тысячи самолётов. Перед началом вторжения на территорию Западной Украины она быта развернута на границе в один эшелон с плотностью на каждую дивизию — 27 км, на направлении главного удара — 5—6 км.

Юго-Западный фронт на начало войны имел 58 дивизий, в том числе 16 танко­вых, 8 моторизованных и 8 авиационных, 3 воздушно-десантных и 5 противотанковых бригад, а также созданные ранее 12 укреплённых районов — всего 957 тысяч человек, 12,6 тысячи орудий и миномётов, около 4,9 тысячи исправных танков, свыше 1,7 тысячи исправных боевых самолётов. В состав фронта входили 5-я (генерал-майор танковых войск М.И. Потапов), 6-я (генерал-лейтенант И.Н. Музы-ченко), 26-я (генерал-лейтенант Ф.Я. Костенко) и 12-я (генерал-майор П.Г. Поне-делин) армии, развернутые вдоль государственной границы. В резерве фронта на­ходились 4 механизированных, 1 воздушно-десантный и 5 стрелковых корпусов. На территории Киевского особого военного округа располагались 10 пограничных отрядов Украинского пограничного округа (генерал-майор В.А. Хоменко) и 4 пол­ка оперативных войск НКВД. Войска фронта были укомплектованы не полностью, материальные средства находились на складах. В 50-км приграничной полосе находилось 16 стрелковых дивизий, остальные части располагались в 100—400 км от границы. Непосредственно у границы сосредоточивалось небольшое количество советских подразделений и частей, выделенных для строительства оборони­тельных сооружений. Оперативная плотность первого эшелона армий прикрытия составила 40—45 км на дивизию.

Война застала войска фронта врасплох. В первые же минуты советские соединения, штабы, аэродромы подверглись мощным авиационным ударам немецкой авиации, а ВВС фронта не смогли оказать ей должного противодействия. Противник, нанеся главный удар севернее львовского выступа силами 17-ти пехотных дивизий, прорвал оборону советских войск и во вто­рой половине дня (22 июня) ввёл в прорыв две танковые дивизии. Используя их успех, в сражение на левом фланге 5-й советской армии была введена ещё одна танковая дивизия вермахта. К вечеру 22 июня её передовые части, продвинувшись на глубину до 20 км, вышли в район населенного пункта Разехов. В результате всех этих действий часть дивизий первого эшелона 5-й и 6-й армий оказалась в окружении, но продолжала удерживать позиции. Упорное сопротивление врагу в львовском выступе оказывали соединения 26-й и 12-й армий, прочно удерживая рубеж вдоль границы. В связи с этим 17-я немецкая армия, наступавшая на Львов, не смогла продвинуться на значительную глубину. Тесное взаимодействие советских полевых войск с гарнизонами дотов и пограничниками сделало их оборону труднопреодолимой. После безуспешных попыток с ходу преодолеть советскую оборону, штаб группы армий «Юг» докладывал в Берлин: «Сопротиаление противника окрепло, в особенности перед фронтом 4-го армейского корпуса; проводятся контратаки». Против немецкого корпуса успешно действовала 41-я советская стрелковая дивизия (генерал-майор Г.Н. Микушев). У противника возникли проблемы и в полосе обороны 26-й армии, где 17-я армия вермахта также завязла в кровопролитных боях. Части союзницы Германии — Венгрии (официально ещё не вступила в войну против СССР) ограничивались лишь отдельными стычками с частями 12-й советской армии, оборонявшими Карпаты. Южнее красноармейцы 9-й армии совместно с пограничниками застав вели боевые действия со штурмовыми отрядами румынских войск, стремившимися захватить мосты через р. Прут.

С самого начала войны у командования Юго-Западного фронта была наруше­на устойчивая система управления войсками. Большую роль в этом сыграли непрекращавшиеся налёты немецкой авиации, а также действия парашютных десантов и диверсионных групп в ближнем тылу советских войск. Были значительные проблемы и с получением достоверной разведывательной информации, которая не отражала стремительно развивающуюся обстановку на фронте. Не имея точных, проверенных данных об истинном положении на Западной Украине, Москва потребовала от руководства фронта (директива № 3) нанести удар по наступающему противнику в общем направлении на Люблин, окружить и уничтожить его и к исходу 24 июня овладеть районом города. Эта задача не соответствовала сложившемуся соотношению сил. Только для сосредоточения войск требовалось не менее трех-четырёх суток. Несмотря на то, что командование Юго-Западного фронта имело свой план действий — создать вдоль старой государственной границы на ос­нове укрепленных районов прочную оборону, остановить врага, перейти в контрнаступление и разгромить противника, — оно приступило к выполнению приказа Главного Командования. Командующий фронтом принял решение нанести два удара с севера и юга по флангам главной группировки противника, каждый силами трёх механизированных корпусов. Этот план одобрил на месте и начальник Генерального штаба генерал армии Г.К. Жуков. Однако сосредоточить мехкорпуса в короткий срок не удалось, так как им до Люблина надо было совершить марш до 300—400 км. Находившиеся ближе других от участка прорыва передовой отряд 10-й танковой дивизии 15-го механизированного корпуса и 22-й механизированный корпус 23 июня атаковали немцев. Однако незначительные силы советской стороны не смогли остановить продвижение 11-й танковой дивизии вермахта, ко­торая к исходу того же дня подошла к населенному пункту Берестечко. В последующие два дня механизированные корпуса вели оборонительные бои против 297-й немецкой пехотной дивизии. Их разрозненные и разновременные атаки стоили больших потерь и не принесли существенных успехов. В результате организован­ного контрудара так и не получилось.

24 июня восточное Владимира-Волынского разгорелось встречное сражение. В ходе ожесточенных боев погибли командир корпуса генерал С. И. Кондрусев, все командиры полков 19-й дивизии, тяжело ранен командир этой дивизии генерал К.А. Семенченко. Несмотря на ранение, он продолжал управлять боем. За проявленное мужество генерал Семенченко первым среди танкистов был удостоен звания Героя Советского Союза. На какое-то время противника удалось задержать, но вскоре он вновь устремился вперед, вынудив контратаковавшие его советские части отойти за р. Стырь, в район Луцка.

Нереализованными оказались возможности 4-го и 8-го механизированных корпусов (свыше 1,7 тысячи танков). Так, наиболее мощный 4-й корпус был раздроблен на части для решения фронтовых задач. 8-й мехкорпус (генерал-лейтенант Д.И. Рябышев) из-за несогласованности действий между руководством фронта и командованием 6-й армии вместо непосредственного соприкосновения с противником в течение двух дней совершал различные передвижения в тылу, выполняя быстроменяющиеся указания вышестоящих штабов. В результате после 500-км марша из 858 имевшихся танков в боеспособном состоянии осталось едва ли половина, другая половина вышла из строя по причине всевозможных поломок.

Германское командование стремилось нащупывать и использовать слабые стороны советской обороны. Так, обнаружив почти 70-км брешь, в неё тут же были введены немецкие танковые дивизии, устремившиеся на Луцк и Берестечко. В результате отрезанные от своих основных сил многие части фронта попали в окружение. В особо трудных условиях оказалась 87-я дивизия (генерал-майор Ф.Ф. Алябу-шев). В ходе ожесточённого боя 25 июня при прорыве из кольца погиб командир дивизии. Его заменил начальник штаба полковник М.И. Бланк. Шесть дней части пробивались к своим. От двух стрелковых полков дивизии осталось всего около 200 человек. Обессиленные непрерывными боями, они сумели сохранить боевые знамена. Мужественно сражались в окружении и воины 124-й стрелковой дивизии (генерал-майор Ф.Г. Сущий). Остатки соединения проделали 600-километровый путь по вражеским тылам и лишь в июле 1941 года вышли на соединение с основными силами Красной армии.

На рава-русском направлении немцы столкнулись с упорным сопротивлением частей 6-й армии. Германское командование планировало захватить Рава-Русскую на второй день войны. Эти планы были сорваны личным составом 41-й дивизии. Совместно с батальонами Рава-Русского укрепрайона и 91-го погранотряда диви­зия пять дней сдерживала продвижение немецкого 4-го армейского корпуса. Толь­ко по приказу командующего армией в ночь на 27 июня она отошла на рубеж восточное Равы-Русской. Ожесточённые сражения разгорелись в районе Перемышля, сам город трижды переходил из рук в руки.

С первых часов войны воздушное пространство в приграничной полосе также превратилось в зону напряженных боев. Отсутствие надёжного прикрытия аэро­дромов привело к тому, что противнику удалось за первые три дня войны уничтожить на земле 234 (по другим данным — 294) самолета. При этом люфтваффе от действий ВВС и ПВО фронта недосчиталось 102 боевых машин (13 % от общего со­става).

Вечером 25 июня передовым частям 6-й армии и 11-й танковой дивизии вермахта удалось глубоко вклиниться в нашу оборону, с ходу форсировать р. Стырь и овладеть г. Дубно. В этот район из резерва фронта были спешно переброшены све­жие стрелковые корпуса, которым пришлось с ходу под огнём противника занимать оборону по берегам рек Стырь и Иква.

К. утру 26 июня завершилась основная подготовка фронтового контрудара. Ко­мандованию удалось сосредоточить для этого четыре механизированных корпуса, выдвинутых из второго эшелона фронта (около 1,3 тысячи танков). С юга противника атаковали 8-й и 15-й, с северо-востока — 9-й и 19-й мехкорпуса. Под Берестечко, Луцком и Дубно развернулось встречное танковое сражение — крупнейшее с начала Второй мировой войны по числу участвовавших в нем сил. С обеих сторон, на участке шириной до 70 км, столкнулось около 2 тысяч танков. В небе вели ожесточенную борьбу сотни самолетов. Соединения 9-го и 19-го механизированных корпусов, получившие задачу 26 июня овладеть г. Дубно, отбросили немецкую 11-ю танковую дивизию на 25 км к юго-западу. Однако в результате большого превосходства противника в силах и слабого взаимодействия между соединениями советские корпуса к исходу 27 июня отошли к Ровно.

Некоторого успеха добились войска южной ударной группы. 8-й механизированный корпус 26 июня продвинулся на 10—20 км, нанеся поражение противнику в районе севернее Брод. Учитывая глубокое вклинение немецких танков в районе Дубно (возникла опасность удара в тыл армиям на львовском выступе), было принято решение отвести войска на новый оборонительный рубеж. Об этом было доложено в Москву, и, не дожидаясь согласия, штаб фронта дал соответствующие указания войскам. Однако Ставка не утвердила решение командующего и потребовала возобновить контрудары. Руководству фронта пришлось отменить только что отданные распоряжения, которые войска уже начали выполнять. Несмотря на измотанность войск и отсутствие должного материально-технического обеспечения, сражение разгорелось с новой силой. 8-му механизированному корпусу была поставлена новая задача — нанести удар из района Берестечко в направлении Дубно. Соединения корпуса, нанеся поражение немецкой 16-й танковой дивизии, продвинулись на 30—35 км, ворвались в Дубно и вышли в тыл 3-го моторизованного корпуса противника. На этом их поступательные возможности иссякли. Подтянув резервы, противник окружил 8-й мехкорпус и рассёк его на две части.

В этот период основные усилия авиации Юго-Западного фронта были сосредоточены на поддержке механизированных корпусов. Советские летчики показывали чудеса героизма. Так, 27 июня экипаж дальнего бомбардировщика 21-го авиационного полка лейтенанта Д.З. Тарасова, подбитый на боевом курсе, принял решение направить горящий самолет на колонну немецких танков. За этот подвиг командир и штурман были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза. В живых остался лишь стрелок младший сержант СИ. Ковальский, в последний момент выбросившийся на парашюте. Свой орден Красного Знамени герой получил лишь спустя 25 лет.

Контрудар механизированных корпусов под Дубно, Луцком и Ровно не привёл к разгрому 1-й танковой группы немцев, но вынудил гитлеровское командование прекратить наступление на Киев и повернуть основные силы ее для отражения контрудара и преждевременно использовать резервы. Танковые соединения про­тивника были до конца июня задержаны на рубеже Ровно, Дубно и понесли тяжёлые потери. Советское командование получило время для отвода находившихся под угрозой окружения главных сил Юго-Западного фронта оборонявшихся на львовском выступе и для подготовки обороны на подступах к Киеву.

В ночь на 27 июня начался планомерный отход войск Юго-Западного фронта. К исходу 30 июня советские войска, оставив Львов, заняли новый рубеж обороны в 30—40 км восточнее города. В тот же день в наступление перешли авангардные батальоны подвижного корпуса Венгрии, 27 июня объявившей войну СССР 30 июня Ставка приказала отвести фронт на старую государственную границу, где сохранились построенные ещё в 30-х годах укреплённые районы, и к 9 июля создать там прочную оборону. Наиболее мощными являлись Коростенский, Новоград-Волынский и Летичевский укрепленные районы, С началом войны они были приведены в боевую готовность и, усиленные стрелковыми дивизиями, являлись серьезным препятствием на пути противника.

Войскам Юго-Западного фронта предстояло с боями за восемь суток отойти на 200 км в глубь территории. Особые трудности выпадали на долю 26-й и 12-й армий, у которых был самый длинный путь под постоянной угрозой удара противника в тыл с севера соединениями 4-й армии и 1-й танковой группы. Большие проблемы создавала германская авиация, бомбившая дороги с отступающими войсками. Одновременно немецкие танки не позволяли отходившим оторваться далеко. С целью ослабить давление немцев и выиграть время для отвода своих войск, 1 июля 5-я армия генерал-майора МИ. Потапова нанесла контрудар с севера на стокило­метровом фронте. Он был осуществлён силами двух корпусов, до предела истощённых в предыдущих боях (в дивизиях 27-го стрелкового корпуса оставалось около 1,5 тысячи человек, а 22-й мехкорпус сохранил всего 153 танка). Выход советских войск в тыл танковой группы немцев на 2 дня задержал её продвижение.

5 июля передовые части 1-йтанковой группы, опередив части Красной армии, вышли к рубежу укрепленных районов старой государственной границы, которые еще не успели занять соединения 6-й армии. Только на следующий день сюда по­дошли части 5-й армии. Совместно с пулемётно-артиллерийскими батальонами укрепленных районов они оказали упорное сопротивление противнику в районе Новограда-Волы некого, но танковые дивизии противника обошли занятые участ­ки укрепрайонов и устремились на Киев. Вслед за ними двинулись пехотные соединения немецкой 6-й армии. Создать прочную оборону на рубеже укреплений старой границы советские войска не сумели. С 7 июля началась Киевская оборонительная операция 1941 года.

Общим итогом оборонительной операции Юго-Западного фронта на Западной Украине стал отход ее войск на глубину до 250—300 км. Несмотря на численное превосходство над противником, командованию фронта не удалось остановить вторжение, разгромить ударную группировку врага и перенести боевые действия на его территорию. Части Красной армии потерпели поражение и вынуждены были оставить Западную Украину. Потери фронта составили: безвозвратные — около 165,5 тысячи человек, санитарные — свыше 65 тысяч человек, а также более 4 тысяч танков, около 5,8 тысячи орудий и миномётов, более 1,2 тысячи боевых самолётов.

Однако группа армий «Юг» всё же не смогла полностью выполнить поставленную задачу. Несмотря на большие потери, Юго-Западный фронт сохранил способ­ность к дальнейшему сопротивлению.




  1. Людмила

    Юго-западный фронт под командованием генерала Кирпоноса являлся очень сильной группировкой войск на западной границе СССР. По довоенному плану им приходилась основная роль в разгроме противника. Очень жаль, что нехватка разведданных и неожиданность нападения агрессором сыграли злую шутку. Ведь если бы они задержали противника, возможно, исход войны принял бы другой оборот?

  2. Alex-Kelevra

    Немалую роль сыграло так называемое «освободительное движение» на Западной Украине. ОУН-УПА, СС «Галичина» и тому подобные организации неплохо способствовали продвижению гитлеровских войск и затрудняли действия Советских войск. Всего около 50 тысяч украинцев воевало на стороне фашистов. Наши деды совершили бессмертный подвиг... жаль, что некоторые его забыли и теперь на Украине в открытую празднуется День Рождения фашистской дивизии СС «Галичина» ((((((((((

  3. Iwan

    На Украинское направление Гитлер послал 57 полнокровных дивизий, против 45 в основном недоукомплектованных дивизий Киевского Особого военного округа. Перевес не троекратный, но в вермахте умели его создать на направлениях главных ударов, остальное дело техники.

  4. Иван Фёдоров.

    Очень многое зависит от пропаганды, людям просто задурили голову и навязали новые идеалы. На сторону немцев переходили люди слабые духом и не любившие свою родину, к сожалению, такие всегда найдутся. А подвиг наших дедов мы никогда не забудем и память о нём будем передавать по наследству, такие вещи не должны забываться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.