Фолклендский морской бой в истории Первой мировой


8 декабря 1914 года у Фолклендских островов состоялось одно из величайших морских сражений Первой мировой войны, в результате которого военно-морские силы Германии, в лице адмирала фон Шпеее потерпели сокрушительное поражение от военизированной английской эскадры под командованием вице-адмирала Доветона Стэрди.

Немецкая эскадра состояла из 8 кораблей – 2-х броненосцев, трех крейсеров, двух транспортников и одного плавучего госпиталя. 1 ноября именно эта эскадра потопила два английских броненосца, погубив при этом более 1600 человек, среди которых был также и контр-адмирал Кристофер Крэдок. В результате нападения ни один из кораблей немецкой эскадры не пострадал, что в значительной мере ущемило английскую гордость за свой, слывущий непобедимым флот.

Неожиданное для англичан поражение создало немцам условия для перехода эскадры в южную часть Атлантического океана, что в свою очередь стало настоящей угрозой для английской торговли как вблизи берегов Южной Америки, так и в южноафриканской прибрежной зоне. Эскадра фон Шпее курсировала по всему Атлантическому океану, создавая препятствия для английских торговых кораблей, топя и беря их груз и команды в плен.

29 октября 1914 года в Великобритании произошла смена чинов в Морском ведомстве, пост Первого морского лорда занял Фишер, человек умный, находчивый и своевольный, не терпящий противодействия и возражения со стороны младших по чину. Пост этот Фишер занимал уже не в первый раз, потому вошел в свой кабинет, словно хозяин, вернувшийся из продолжительного отпуска, при этом обнаружив, что старый слуга, которого он желал бы уволить, все еще исполняет свои обязанности. Именно таким слугой являлся контр-адмирал Доветон Стэрди, которого Фишер считал виновником потопления немецкой подводной лодкой трех английских броненосных крейсеров, а также гибели контр-адмирала Кристофера Крэдока, из-за неправильных инструкций, полученных ими как раз таки от Стэрди.

Фишер, которому Стэрди не нравился очень давно не находил никакой возможности от него избавится, но после того, как в Атлантике появилась немецкая эскадра такой случай представился. Стэрди, занимавший пост начальника морского штаба во избежание дальнейшей конфронтации его интересов с интересами Фишера был отправлен во главе английской эскадры на поиски немецких боевых кораблей. В состав, возглавляемой им эскадры, по личному распоряжению первого лорда Адмиралтейства Уинстона Черчилля вошли линейные крейсера и вспомогательные суда. Пока два линейных крейсера «Инвинсибл» и «Инфлексибл» должны были проследовать прямиком в южную Атлантику, дугой крейсер обязан был проследовать в бассейн Карибского моря и предотвратить возможный прорыв немецких кораблей через Панамский канал. Помимо этих четырех кораблей в боевой операции по обнаружению и уничтожению немецкой эскадры приняло участие более 30 транспортов, причем некоторая их часть принадлежала союзному японскому флоту. В поимке эскадры фон Шпее приняли участие также и два десятка броненосных крейсера и несколько десятков кораблей разведки.

3 ноября три немецких корабля бросили якорь в нейтральном порту Вальпараисо, еще два встали на якорь в портовой гавани Мас-а-Фуэра. По закону военного времени, находиться в нейтральных водах можно было не более суток, при этом количество кораблей одной из воюющих сторон не должно было быть больше трех. Следуя данному правилу, фон Шпее спустя 24 часа покинул порт Вальпараисо и отправился на соединение с другой частью эскадры. Во время короткого перехода он получил данные разведки о планируемом англичанами капкане и планах его поимки, а также рекомендацию высшего командования, в которой говорилось, что эскадру следует уводить из Атлантики поближе к Европе, а лучше всего взять курс прямиком на Германию.

Дорога домой была крайне опасна, кольцо вокруг немецкой эскадры смыкалось, но видимо фон Шпее все же решил повременить с возвращением, надеясь на чудесное стечение обстоятельств, которое вскоре не замедлило последовать – адмирал получил известие о том, что часть английской эскадры отозвана в Африку для подавления восстания буров. Сведения, полученные немцами, были заведомо ложными, но влияние свое оказали – немецкий адмирал воспрял духом и задержался в водах Атлантики еще на несколько драгоценных дней, позволивших английским кораблям прибыть к месту его стоянки весьма своевременно.

Немецкие боевые корабли обладали несомненной боевой мощью, современным вооружением и хорошо обученной командой, единственное, чего у них не было – это боеприпасов, на каждом из судов их насчитывалось чуть более 400 штук, что было крайне мало. Узнав о том, сколь мал запас пороха, патронов и снарядов, фон Шпее стал питать надежды на подход подкрепления, посланного по его запросу из Германии, потому продолжал находиться в порту вплоть до 15 ноября, когда всем стало окончательно ясно, что никакого подкрепления не будет.

Понимая, насколько опасным для немецкой эскадры является затеянное им предприятие, командующий применил военную хитрость, оставив в порту вооруженный пароход, команда которого должна была вести переговоры на немецком языке, создавая видимость нахождения в порту немецкого флота.

6 декабря корабли немецкого флота встали на якорь вблизи Пиктона, и фон Шпее вызвал их капитанов для непродолжительного совещания по поводу дальнейших действий эскадры, на котором было решено продолжить попытки пробиться в Европу, но прежде атаковать английскую базу на Фолклендских островах, уничтожить имевшуюся там радиостанцию и захватить в плен губернатора. Данная акция должна была стать показательной местью за захват англичанами губернатора острова Самоа. Операцию планировалось осуществить 8 декабря, потому большая часть немецкой эскадры уже в начале 3-его ночи обозначенной даты достигла намеченной цели.

С наступлением расцвета немецкие корабли продвинулись вплотную к острову и внезапно обнаружили, что гавань. Которая должна была по данным разведки быть свободной, занята английской эскадрой под командованием Стоддарта и Стэрди, которым надлежало усмирять буров у берегов Африки.

По всей немецкой эскадре раздался приказ к отступлению, получив который немецкие корабли поспешили как можно быстрее развернуться и броситься прочь из грозившей захлопнуться ловушки. Тем не менее, осуществить стремительное бегство немецкому флоту все же не удалось, легкие английские крейсера были способны развить скорость в несколько раз большую, чем тяжелые броненосцы, потому Стэрди приказал преследовать и уничтожить враге еще до наступления заката.

В свою очередь бегство немецкой эскадры позорным не было, так как всем находившимся при ней матросам и офицерам было ясно, что того ничтожно малого количества боевых запасов хватит всего на несколько выстрелов, большая часть из которых цели так и не достигнет, а это значит, что немецкие корабли станут всего-навсего мишенью для англичан.

И все же, несмотря на принятые меры, касающиеся непрерывного бегства, примерно в 11 часов утра немецкий флот был нагнан и атакован превосходящими силами противника. В результате многочасового боя погибла большая часть немецких кораблей и их экипажей, оставшиеся на плаву были затоплены, а их команды взяты в плен, два же основных броненосных крейсера англичан получили всего лишь 15 попаданий, итогом которых стала гибель одного и ранение трех человек. Англичане добились полной и безоговорочной победы, отомстив за все нанесенные им до этого поражения. Ненавистный же Фишеру Стэрди не только не был смещен с занимаемой им должности, но и пожалован дворянским титулом, став английским бароном.

Анализируя случившееся 8 декабря Фолклендское сражение, многие историки находят в нем огромное количество тактических и иных ошибок, совершенных как английской, так и немецкой стороной, отбросив которые можно было бы иметь перед глазами совершенно иную историческую картину. Но несмотря на это, бой у Фолклендских островов заслуживает того, чтобы быть названным одним из известнейших сражений Первой мировой войны.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.