Вступление советских войск в Болгарию. Сентябрьское восстание Болгарского народа


Войска 3-го Украинского фронта, выйдя на румыно-болгарскую границу, ожидали здесь приказа Ставки Верховного Главнокомандования о дальнейших действиях. На правом крыле фронта располагалась 46-я армия, в центре — 57-я, на левом, приморском, крыле — 37-я (карта 9). В состав фронта входили также два механизи­рованных корпуса и 17-я воздушная армия. В оперативном подчинении 3-го Украинского фронта находились Черноморский флот и Дунайская военная флотилия. 5 сентября, через два с половиной часа после объявления войны Болгарии, командование фронта приказало командующим армиями и командирам механизированных корпусов быть в готовности к наступлению.

Оперативно-стратегическая обстановка весьма благоприятствовала наступательным действиям 3-го Украинского фронта. Войска 2-го Украинского фронта, разграничительная линия с которым проходила по линии Видра — Джурджу и далее по Дунаю, стремительно продвигались через Валахскую равнину. 5 сентября войска левого крыла этого фронта достигли рубежа Каракал — Зимнича и продолжали беспрепятственно двигаться на запад; передовой отряд 6-й танковой армии вышел в район Турну-Северина. Немецкие группы армий «Ф» и «Е», находившиеся в Югославии, Албании и Греции, оказались отрезанными от группировки войск, оборонявшейся в Восточных Карпатах и в Трансильвании. На море безраздельно господствовал советский Черноморский флот, а в воздухе — наша авиация.

Болгария в это время имела 5 общевойсковых армий и 2 отдельных корпуса,, в состав которых входили 23 дивизии, в том числе 1 танковая и 1 кавалерийская, а также 7 бригад (1 броневая, 1 кавалерийская и 5 пограничных). Общая численность болгарской армии составляла 450 тыс. человек. Военно-воздушные силы Болгарии включали 5 авиационных полков, насчитывавших 410 самолетов. В Варне и Бургасе было сосредоточено свыше 80 боевых и вспомогательных судов немецкого и болгарского флотов. Основная часть болгарских вооруженных сил дислоцировалась в центральных и западных районах страны. Войскам 3-го Украинского фронта непосредственно противостояли лишь две пограничные бригады и две пехотные дивизии первой линии, располагавшиеся в районах Русе и Добрича, и две пехотные дивизии второй линии, находившиеся в Шумене и Бургасе. Они не могли оказать серьезного сопротивления опытным, закаленным в боях советским войскам.

6 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам 3-го Украинского фронта и Черноморскому флоту начать боевые действия против Болгарии. Передовым частям предстояло перейти в наступление 8 сентября, а основным силам — 9 сентября. К исходу 12 сентября войска должны были выйти на рубеж Русе — Палатица — Карнобат — Бургас и здесь приостановить боевые действия. Решение вопроса о дальнейшем наступлении командование ставило в зависимость от хода вооруженного восстания болгарского народа.

Ударная группа фронта сосредоточивалась на правом фланге и в центре участка фронта между Дунаем и Черным морем. 46-й армии предстояло наступать главными силами на своем левом фланге в направлении Есекёй—Кубрат; 57-й армии—в центре своей полосы на Кочмар — Шумен; 37-й армии— на своем правом фланге на Добрич—Провадия. 7-й и 4-й гвардейский механизированные корпуса, действуя соответственно в полосах 57-й и 37-й армий, должны были выйти на второй день наступления на рубеж Карнобат — Бургас. Морским и воздушно-посадочным десантам Черноморского­флота ставилась задача во взаимодействии с механизированными соединениями 3-го Украинского фронта занять Варну и Бургас.

Войска начали готовиться к операции заблаговременно, и, когда 7 сентября последовало распоряжение командующего фронтом, штабы армий уже закончили разработку планов действий. На фронте в этот период было затишье. Советские войска производили частные перегруппировки и завершали последние приготовления к наступлению.

В политической работе войск во время подготовки операции особое внимание уделялось разъяснению отношений между Советским Союзом и Болгарией. Наряду с разоблачением лицемерной, двурушнической позиции правительств Багрянова и Муравиева раскрывались цели и задачи борьбы болгарского народа против царской клики и буржуазии. В армейской печати, лекциях, беседах рассказывалось о тради­циях дружбы между русским и болгарским народами. Политработники проводили лекции и беседы о русско-турецкой войне 1877—1878 гг., во время которой русские войска освободили Болгарию от турецкого ига, заслужив глубокую благодарность болгарского народа. Освещалась деятельность передовых людей России и Болгарии: Чернышевского, Добролюбова, Левского, Ботева, Благоева. В лекциях и беседах подчеркивалось, что дружба советского и болгарского народов поднялась на новую, качественно более высокую ступень в послеоктябрьский период. Подробно говорилось о значении побед Советского Союза для освобождения Болгарии от фашистского гнета, о той борьбе, которую вел болгарский народ во время войны под руководством коммунистов.

Большое место в политической работе занимало разъяснение причин и целей войны с Болгарией. Нота Советского правительства от 5 сентября была опубликована во всех армейских газетах, отпечатана специальной листовкой. В соединениях, частях и подразделениях 5 — 7 сентября состоялись митинги и собрания. Широкое разъяснение освободительной миссии, которую осуществляла в Болгарии Красная Армия, способствовало установлению в последующем дружеских отношений между советскими воинами и болгарским населением.

8 сентября войска 3-го Украинского фронта вступили в Болгарию. Утром подвшкные передовые отряды корпусов пересекли румыно-болгарскую границу и устремились в глубь страны. Вслед за ними начали движение авангардные полки дивизий первого эшелона. Не встречая сопротивления, подвижные передовые отряды к исходу дня продвинулись на 65—70 километров и вышли на рубеж Тутракан— Сакалли — Красен-Дол — Емиркёй. Авангардные полки, а в некоторых случаях и главные силы дивизий в этот день углубились на 25—30 километров. 4-му гвардейскому механизированному корпусу и 5-й отдельной мотострелковой бригаде было приказано начать действия не 9, а 8 сентября. В тот же день бригада и корпус осво­бодили Варну. К вечеру 8 сентября передовые отряды 7-го механизированного корпуса начали выдвигаться в юго-западном направлении. Одновременно десант морской пехоты, высаженный с самолетов; занял морской аэродром и в ночь на 9 сентября вошел в порт Варну; несколько позднее три торпедных катера высадили здесь морской десант.

На следующий день, 9 сентября, войска фронта, по-прежнему не встречая никакого сопротивления, продолжали продвигаться вперед. Несмотря на изнуряющую жару, подвижные части прошли 100—120 километров, а главные силы — до 45 километров. Передовые отряды армий достигли линии река Малки-Лом — Шумен — южнее Провадии и Варны, 7-й механизированный корпус вышел в район Шумена и Карнобата, 4-й гвардейский механизированный корпус вступил в Бургас, а частью сил — в Айтос. Днем корабли Черноморского флота высадили десант численностью около 400 человек в Бургасе, куда до этого был выброшен воздушный десант. Корабли болгарского военного флота, оставшиеся в портах Варне и Бургасе, не оказали никакого сопротивления. Весь немецкий флот, действовавший на Черном море, до вступления советских войск в Варну был затоплен по приказу германского командования. Как показали пленные моряки, были затоплены боевые и вспомогательные корабли, в том числе несколько подводных лодок.

Таким образом, к исходу 9 сентября войска 3-го Украинского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом достигли заданного им рубежа. В этот день вечером командующие 3-м Украинским фронтом и Черноморским флотом получили новую директиву. Ставка Верховного Главнокомандования согласно указаниям Государственного Комитета Обороны приказала к 21 часу 9 сентября закончить операцию по занятию намеченных планом населенных пунктов, прочно закрепиться в той части страны, которая занята советскими войсками, и с 22 часов 9 сентября прекратить военные действия в Болгарии. Действия наших Вооруженных Сил на территории Болгарии не вылились в операцию в прямом значении этого слова. Болгарская операция превратилась в освободительный поход советских войск.

Народ Болгарии восторженно приветствовал Красную Армию — армию-освободительницу. В деревнях, как правило, крестьяне встречали наши войска хлебом-солью. Исключительно теплый прием устраивало Красной Армии и население городов. «Во время прохождения наших частей,— говорилось в одном из донесений политуправления фронта,— жители толпами собирались на улицах, забрасывали наших бойцов цветами. На фасадах домов реяли советские и болгарские флаги». В эти дни на имя советского посольства поступило множество приветственных телеграмм от общественных организаций и отдельных граждан. В одной из них говорилось: «Примите нашу невыразимую словами радость по случаю прибытия самой великой в мире Красной Армии на болгарскую землю, которую встречаем с открытыми объятиями и слезами радости... Председатель общины села Клементино». В дружеских беседах болгары говорили советским воинам, что они никогда не питали вражды к русскому народу, не хотели с ним воевать, и с ненавистью вспоминали о бесцеремонном хозяйничанье немецко-фашистских оккупантов в Болгарии.

Выход советских войск на территорию Болгарии явился мощным внешним фактором, ускорившим революционное выступление трудящихся. В стране высоко поднялась волна массового народного движения. 6 сентября работники софийского трамвая по указанию ЦК БРП объявили стачку. Трамвайщиков поддержали рабочие заводов и фабрик столицы. После полудня у гостиницы «Славянская беседа» состоялся митинг, участники которого были обстреляны полицией. Это вызвало бурный протест населения города. Повсюду в Софии состоялись многолюдные митинги и демонстрации. 7 сентября начали стачку героические горняки Перника. Их примеру последовали рабочие ряда шахт и рудников, заводов и фабрик страны.

Известия о борьбе трудящихся Софии и Перника, о продвижении в глубь Болгарии советских войск быстро облетели страну. 8 сентября во всех концах ее начались массовые выступления. Почти повсеместно восставшие освобождали из тюрем и концентрационных лагерей политических заключенных. Во многих городах и селах в эти дни была установлена власть Отечественного фронта. В авангарде поднявшихся на борьбу народных масс находились коммунисты.

По приказу Главного штаба партизанские отряды спустились с гор и стали ударной вооруженной силой восстания. 8 сентября Габровский партизанский отряд вступил в бой с частями тырновского гарнизона, посланными правительством для подавления восстания в городе Габрово. Среднегорская бригада имени Христо Ботева, заняв еще 7 сентября село Розовец, начала продвигаться к Пловдиву.

Несколько населенных пунктов освободили Севлиевский партизанский отряд и батальон из бригады имени Чавдара

Вступление советских войск в Болгарию и усилившееся в стране антифашистское движение выдвинули неотложную задачу нанести решительный удар по растерявшемуся монархо-фашистскому правительству. 8 сентября Политбюро ЦК БРП совместно с Главным штабом Народно-освободительной армии и представителями патриотического офицерства провели совещание, на котором окончательно были определены задачи вооруженных сил восстания в Софии, а также решены вопросы о широком вовлечении в борьбу населения города. Соотношение сил в столице сложилось благоприятно для восстания. Кроме партизан и боевых групп, в нем должны были принять участие воинские части, в том числе штурмовой батальон инженерного полка, батальон 1-го пехотного полка, саперно-штурмовой батальон при главном командовании. Вечером 8 сентября на сторону народа перешла танковая бригада. 1-я Софийская дивизия, а также столичная полиция были нейтрализованы.

Серьезную угрозу восстанию представляли немецко-фашистские войска, находившиеся к западу от Софии, и правительственные войска, дислоцировавшиеся в районе Плевена. Центральный Комитет БРП принял меры, чтобы не допустить их в столицу. Для этого только что созданная 1-я Софийская партизанская дивизия (командир С. Трынский, комиссар. Георгиев) должна была овладеть Царибродом, Перником, Радомиром и Кюстендилом. ЦК БРП направил своих уполномоченных на станции Мездра и Бойчиновци, с тем чтобы установить там власть Отечественного фронта и воспрепятствовать переброске правительственных войск в Софию.

Восстание в столице началось в ночь на 9 сентября. Прежде всего восставшие захватили военное министерство. Это было облегчено тем, что дежуривший в ту ночь в министерстве офицер караула являлся членом Отечественного фронта. Застигнутый врасплох военный министр после некоторого колебания дал указание армии подчиниться правительству Отечественного фронта. Без особого труда отряды восставших заняли почту, телефонную станцию, центральный вокзал, министерства. Министры, регенты, директор полиции и другие представители монархо-фашистской власти были арестованы. Власть перешла в руки Отечественного фронта.

9 сентября софийское радио объявило об образовании нового правительства во главе с К. Георгиевым. В него вошли представители всех политических партий Отечественного фронта. В тот день правительство опубликовало декларацию, в основе которой лежала программа Отечественного фронта. В декларации заявлялось о разрыве с Германией, принятии энергичных мер для скорейшего изгнания гитлеровцев с болгарской территории, о дружбе с Советским Союзом, немедленном восстановлении политических свобод и т. д.

Власть правительства Отечественного фронта 9 сентября была установлена по всей стране. Рабочие, крестьяне, народная интеллигенция, сплоченные под руководством Болгарской рабочей партии (коммунистов) в единый боевой союз, взяли судьбу страны в свои руки. Новое правительство объявило войну фашистской Германии. БРП(к) приняла все меры, чтобы поднять народ на отечественную войну против немецко-фашистских оккупантов.

Вступление советских войск на территорию Болгарии и те коренные политические изменения, которые произошли в стране в результате вооруженного восстания, оказали существенное влияние на оперативно-стратегическую обстановку на южном фланге советско-германского фронта. Коммуникациям гитлеровских войск, располагавшихся в Греции и в юго-восточных районах Югославии, угрожала серьезная опасность. Немецкое командование приказало своим войскам, находившимся в Сербии, приступить к разоружению болгарских соединений, несших оккупационную службу в Югославии. Вследствие этого западные районы Болгарии, особенно район столицы, оказались незащищенными. Можно было предположить, что немецко-фашистские войска попытаются захватить Софию с целью сохранения коммуникации Салоники — Ниш — Белград (карта 15). Кроме того, определенную опасность представляли турецкие войска, сконцентрированные во Фракии. Не исключалось, что по указке американо-английского командования эти войска под каким-либо предлогом будут введены в Болгарию. В этих условиях болгарское правительство передало свои войска в оперативное подчинение командующему 3-м Украинским фронтом Маршалу Советского Союза Ф. И. Толбухину.

Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая сложившуюся обстановку, приказала 13—14 сентября перебросить 34-й стрелковый корпус 57-й армии в район Софии. 20 сентября Ставка отдала директиву произвести перегруппировку войск. Смысл этой перегруппировки состоял в следующем. 57-я армия выдвигалась к северо-западным границам Болгарии, с тем чтобы в дальнейшем во взаимодействии с Народно-освободительной армией Югославии и болгарской армией Отечественного фронта начать боевые действия по освобождению восточных районов Югославии и Белграда. 37-я армия и 4-й гвардейский механизированный корпус должны были надежно прикрыть южный фланг 3-го Украинского фронта и болгарские армии и защитить их от всяких неожиданностей со стороны Турции. Болгарские войска предстояло развернуть вдоль болгаро-югославской границы, сосредоточив их главные силы на направлении София — Ниш. 34-й стрелковый корпус, 5-я отдельная мотострелковая бригада и части усиления, находившиеся в районе Софии, объединились в Софийскую оперативную группу.

Перегруппировка войск началась немедленно. Передовые подвижные отряды 68-го стрелкового корпуса 57-й армии уже 27 сентября вступили в соприкосновение с немецко-фашистскими войсками на болгаро-югославской границе западнее города Видина. К исходу 28 сентября соединения 68-го корпуса вышли в район Кобишницы, передовой отряд 64-го корпуса — в район Чупрене, а главные силы — в район Брат­ца. В это время 75-й отдельный стрелковый корпус 2-го Украинского фронта находился на рубеже Дони-Милановац — Брза-Паланка. Следовательно, с выходом 68-го корпуса к Кобишнице разрыв между внутренними флангами 2-го и 3-го Украинских фронтов был почти ликвидирован.

В тот же день, 28 сентября, 37-я армия в составе трех стрелковых корпусов закончила сосредоточение в указанном ей районе Казанлык — Карнобат — Елхово. В центре ее расположения, в районе Ямбола, еще с 23 сентября находился 4-й гвардейский механизированный корпус. Наиболее выдвинутые на юг дивизии 37-й армии отстояли на 40—50 километров от турецкой границы.

К исходу 28 сентября вдоль болгаро-югославской границы, на участке от района Пирота до греческой границы, были развернуты 2, 1 и 4-я болгарские армии, насчитывавшие девять пехотных дивизий и четыре бригады. Из них шесть дивизий и две бригады составили ударную группу, которой предстояло действовать в общем направлении на Ниш.

В середине и во второй половине сентября была проведена также перегруппировка 17-й воздушной армии. К концу сентября на аэродромы в районах Софии, Пловдива и Лома перебазировались все силы воздушной армии.

Перегруппировка советских и болгарских войск имела важное значение: западные границы Болгарии были гарантированы от возможного вторжения в район Софии немецких войск, находившихся в Сербии. Войска 3-го Украинского фронта во взаимодействии с болгарскими и югославскими частями могли приступить к подготовке и проведению операции по освобождению Югославии.

Вступление Красной Армии в Болгарию опрокинуло расчеты Черчилля на ее оккупацию. Это стало очевидным, когда советские войска разгромили немецкую группу армий «Южная Украина» и неудержимой лавиной начали продвигаться к румыно-болгарской границе. И тем не менее глава английского правительства цеплялся за любую возможность, чтобы предупредить вступление советских войск в Болгарию. Важную роль в осуществлении этой задачи Черчилль отводил турецким войскам. В сентябре на относительно небольшой территории европейской части Турции были сосредоточены 18—19 пехотных и 1 мотомеханизированная дивизии, 3 кавалерийские и 1 броневая бригады. Наконец, когда советские войска всту­пили в Болгарию, в Софию немедленно прибыло более 20 американских и английских офицеров, большинство которых работало до этого в Стамбуле. Характерно, что американская группа прилетела еще 8 сентября, то есть в первый день наступления советских войск, а английская — вскоре после этого . Английские и американские офицеры прибыли в Софию без разрешения правительства СССР. Они были встречены офицерами болгарской армии и вели переговоры в военном министерстве. Советское командование предложило им покинуть пределы Болгарии, указав, что в полосу действий Красной Армии иностранные офицеры могут быть допущены лишь по согласованию с правительством СССР .

Все надежды правящих кругов Англии и США оккупировать Болгарию потер­пели неудачу. Восстание 9 сентября и объявление правительством Отечественного фронта войны Германии поставили Болгарию в ряды государств антифашистской коалиции. Это лишило англо-американских империалистов возможности сговориться с правителями Болгарии об оккупации страны. Что касается турецкого правительства, то оно не рискнуло ввести свои войска в Болгарию. Перспектива встретиться здесь с советскими войсками не сулила ничего хорошего. Таким образом, поход Красной Армии в Болгарию сыграл решающую роль в освобождении болгарского народа от фашистского ига.




  1. Rjvbccfh

    Субъектность Болгарии как независимого государства, была под вопросом в те времена, остается и по сей день. Вопрос только в том где пишут резолюции: Стамбуле, Москве или в Вашингтоне. Редко, всколыхнется народ, покажет себя с лучшей стороны на короткое время и опят затихнет, до следующей революции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.