Отражение контрнаступления немецко-фашистских войск в районе озера Балатон


К середине февраля 1945 г. 2-й Украинский фронт в составе 40, 53, 7-й гвардей­ской, 46-й, 6-й гвардейской танковой и 5-й воздушной армий, а также находившихся в оперативном подчинении 1-й и 4-й румынских армий действовал на территории Чехословакии и Венгрии на рубеже Брезно — Зволен—река Грон — Эстергом — Гант. Войска 7-й гвардейской армии, занимая важный плацдарм на правом берегу реки Грон восточнее Комарно, готовились возобновить с него наступление.

3-й Украинский фронт в составе 4-й гвардейской, 26, 27, 57-й и 17-й воздушной, а также оперативно подчиненной 1-й болгарской армии, действуя в Венгрии, вышел на рубеж Гант — западный берег озера Веленце — восточнее Секешфехервар — юго-восточный берег озера Балатон — Надьбайом — река Драва и далее вниз по течению реки до Торянц. Левее, по нижнему течению Дравы, оборонялась 3-я юго­славская армия. В оперативном подчинении 3-го Украинского фронта находилась Краснознаменная Дунайская флотилия. Юго-восточнее Будапешта была сосредо­точена 9-я гвардейская армия, находившаяся в Резерве Верховного Главно­командования.

На освобожденной территории Венгрии формировались четыре венгерские дивизии (вместо восьми дивизий, предусмотренных соглашением о перемирии). Они должны были, войдя в состав 3-го Украинского фронта, принять участие в боях против немецко-фашистских войск. Однако формирование дивизий затянулось, и они не были введены в бой до конца войны.

Против 2-го и 3-го Украинских фронтов на территории Чехословакии и Венгрии действовала немецко-фашистская группа армий «Юг» под командованием генерала пехоты О. Велера. В группу входили 8-я немецкая армия, армейская группа «Балк» (6-я немецкая и остатки 3-й венгерской армии) и 2-я немецкая танковая армия. Всего в составе группы армий «Юг» 1 марта насчитывалось 40 дивизий, из них 12 танковых, и 1 бригада. Кроме того, в районе озера Балатон сосредоточивалась переданная из резерва главного командования сухопутных войск 6-я танковая армия CG в составе двух танковых корпусов, ранее действовавшая в Арденнах. Болгарским и югославским войскам противостояла немецкая армия «Е», входившая в группу армий «Ф». Эта армия насчитывала 7 дивизий и 1 бригаду.

17 февраля Ставка Верховного Главнокомандования поставила 2-му и 3-му Украинским фронтам задачу подготовить и провести наступательную операцию с целью разгромить вражескую группу армий «Юг» и овладеть районом Братислава — Брно — Вена — Надьканижа. Войска фронтов должны были нанести удар с рубежа реки Грон и с плацдарма на правом берегу Дуная в направлениях на Брно, Вену и Грац, разгромить силы противника, завершить освобождение Венгрии, лишить фашистские войска источников нефти в районе Надьканижа, занять Вену и создать угрозу вторжения в южные районы Германии, где было много военных предприятий противника. Кроме того, с выходом на подступы к Южной Германии советские войска должны были перерезать пути отступления немецко-фашистской группировки, оборонявшейся в Югославии, а также способствовать ускорению капитуляции врага в Северной Италии. Для проведения Венской операции намечалось использовать 9-ю гвардейскую армию. 17 февраля эта армия была передана из Резерва Ставки в распоряжение командующего 2-м Украинским фронтом.

Дунайская флотилия и 83-я отдельная бригада морской пехоты 20 февраля были переданы в оперативное подчинение 2-му Украинскому фронту. К началу операции речные корабли флотилии сосредоточились в Будапеште и Ваце.

Начало наступления было назначено на 15 марта. Координацию действий 2-го и 3-го Украинских фронтов Ставка возложила на Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко. Подготовка наступления началась со дня получения директивы Ставки. В течение месяца фронты должны были пополнить истощенные в длительных боях войска свежими силами и материально-техническими средствами, что в условиях значительного удаления фронта от территории Советского Союза было сложной задачей.

Немецко-фашистское командование также готовилось к активным боевым дей­ствиям крупного масштаба. Прежде всего оно решило нанести контрудар по войскам 2-го Украинского фронта севернее Дуная, а затем основными силами перейти в контрнаступление в районе озера Балатон против 3-го Украинского фронта, чтобы разгромить его войска, вытеснить их с плацдарма на правом берегу Дуная и приостановить наступление Красной Армии в Юго-Восточной Европе. Гитлеровцы надеялись, что выполнение этой задачи позволит им сохранить за собой западную часть Венгрии, ликвидировать угрозу промышленным районам Австрии и Южной Германии и вынудить советское командование оттянуть силы с берлинского направления на юг. После проведения операции немецко-фашистское командование предполагало быстро перебросить танковые войска из Венгрии на центральный участок советско-германского фронта и улучшить свои позиции на берлинском направлении.

Правящие круги Германии придавали огромное значение удержанию в своих руках Венгрии и Австрии. Еще 23 января 1945 г. на совещании в ставке Гитлер указывал, что первостепенное значение имеют венгерские нефтеносные районы и венские нефтяные источники, так как без этой нефти, которая дает Германии 80 процентов нефтедобычи, немцы не смогут продолжать войну. Комментируя решение Гит­лера о контрнаступлении у озера Балатон, Гудериан писал: «Теперь, после выхода из строя наших заводов горючего и смазочных материалов, командование располагало лишь нефтяными месторождениями в Цистерсдорфе (Австрия) и в районе озера Балатон (Венгрия). Это обстоятельство до некоторой степени объясняет, почему Гитлер принял решение перебросить основные силы, которые удалось снять с Западного фронта, в Венгрию, чтобы удержать в своих руках последние районы добычи нефти и венгерские нефтеочистительные заводы, одинаково важные для производства продукции, необходимой для бронетанковых войск и военно-воздушных сил». Эти намерения немецко-фашистского командования подтверждали гитлеровские солдаты и офицеры, взятые в плен в ходе боев у озера Балатон. Так, немецкий военнопленный из 1-й танковой дивизии GG «Адольф Гитлер» обер-штурмфюрер Курт Штельмахер на допросе показал: «За день до наступления командир батальона штурм-банфюрер Эбергардт созвал совещание командиров рот, на котором разъяснил об­становку в Венгрии. Он подчеркнул, что сейчас нам необходимо отбросить русских за Дунай, с тем чтобы создать прочную линию обороны по Дунаю, обезопасить этим нефтяные источники Венгрии и закрыть русским путь в Австрию, так как это последняя территория, где концентрируется германская военная промышленность».

Для осуществления контрнаступления в Венгрии гитлеровское командование создало крупную группировку. На участке Гант — озеро Балатон, где наносился главный удар, были сосредоточены основные силы армейской группы «Балк» (8-й армейский корпус 3-й венгерской армии и 6-я немецкая армия) и 6-я танковая армия СС. По северо-западному берегу озера оборонялись части 2-го армейского корпуса венгров. Между озером Балатон и рекой Драва действовала 2-я немецкая танковая армия. На правом берегу Дравы готовилась к наступлению армия «Е».

Замысел немецко-фашистского контрнаступления заключался в том, чтобы нанести три удара по сходящимся направлениям. Главный удар должны были нанести 6-я армия и 6-я танковая армия GG между озерами Веленце и Балатон в юго-восточном направлении с целью выйти к Дунаю на участке Дунапентеле — Сексард и таким образом рассечь оборону 3-го Украинского фронта на две части В дальнейшем этим армиям надлежало наступать на север и на юг вдоль правого берега реки. Нанесение второго удара возлагалось на 2-ю танковую армию из района Надьканижа в направлении на Капошвар. Третий удар должна была нанести армия «Е» с правого берега Дравы из района Дони-Михоляц на север навстречу 6-й танковой армии GG. Немецко-фашистское командование рассчитывало, что в результате этих ударов главные силы 3-го Украинского фронта будут раздроблены, прижаты к Дунаю, окружены и уничтожены, а немецкие войска вновь овладеют всем западным побережьем Дуная и переправятся на левый берег реки.

6-я танковая армия GG была вооружена тяжелыми танками типа «Пантера», «Тигр» и «Королевский тигр». К началу контрнаступления в нее входило пять танковых, две пехотные и две кавалерийские дивизии. Армии были приданы два батальона тяжелых танков, части усиления и эсэсовские войска из личной охраны Гитлера. В составе 6-й армии насчитывались три пехотные и пять танковых дивизий с частями усиления. 3-я венгерская армия состояла из одной танковой, двух пехотных и одной кавалерийской дивизий. 2-я танковая армия имела четыре дивизии, одну моторизованную бригаду и три боевые группы, не считая одной моторизованной дивизии, прибывшей из резерва главного командования сухопутных войск уже в ходе контрнаступления. Армии были приданы две бригады штурмовых орудий. Против войск левого крыла 2-го Украинского фронта действовала 8-я армия в составе девяти пехотных и двух танковых дивизий. В резерве группы армий насчитывалось шесть дивизий (из них одна танковая), которые были также исполь­зованы в контрнаступлении. Армия «Е», действовавшая против 1-й болгарской и 3-й югославской армий, имела восемь дивизий и две бригады. Войскам против­ника оказывали поддержку с воздуха части 4-го воздушного флота и венгерская авиация. Для контрнаступления против 3-го Украинского фронта враг сосредоточил крупные силы: 31 дивизию (в том числе 11 танковых), 5 боевых групп и моторизованную бригаду, 4 бригады штурмовых орудий. На направлении главного удара было развернуто 9 танковых, 3 пехотные, 2 кавалерийские дивизии, 5 отдельных батальонов тяжелых танков, 2 бригады и один дивизион штурмовых орудий. Всего перед 3-м Украинским фронтом противник сосредоточил 431 тыс. солдат и офицеров, 5630 орудий и минометов, 877 танков и штурмовых орудий, 850 самолетов. Главная группировка насчитывала 147 тыс. солдат и офицеров, 807 танков и штурмовых орудий, более 3200 орудий и минометов. Плотность танков на участке прорыва была доведена до 43 единиц на километр фронта.

До середины февраля Ставка Советского Верховного Главнокомандования и командование фронтов не располагали достоверными данными о намерениях немецко-фашистского командования. Они не знали, что немецко-фашистская группировка сосредоточивалась в районе озера Балатон для удара по войскам 3-го Украинского фронта, действовавшим южнее Будапешта, и в районе Комарно для удара по советским войскам, занимавшим плацдарм на правом берегу реки Грон.

17 февраля 1-й танковый корпус 6-й немецкой танковой армии СС в составе 400 танков и штурмовых орудий нанес из района Комарно неожиданный контрудар по 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, которой командовал генерал-лейтенант М. С. Шумилов. Оборона этой армии была организована плохо: плотность боевых порядков соединений армии оказалась недостаточной из-за малочисленности стрелковых дивизий, слабо велась разведка противника. Вот почему после тяжелых боев 7-я гвардейская армия была вынуждена оставить плацдарм на правом берегу реки Грон и к 24 февраля отойти на ее левый берег.

При отражении контрудара противника на тройском плацдарме советская разведка путем опроса пленных установила, что немецко-фашистское командование перебросило 6-ю танковую армию СС в район западнее Будапешта. Эти данные вызвали сомнение у Ставки Верховного Главнокомандования и Генерального штаба Красной Армии, так как они расходились со сведениями, полученными от американо-английского командования. 20 февраля начальник штаба американской армии генерал Д. Маршалл сообщил начальнику Генерального штаба Красной Армии генералу армии А. И. Антонову, что немцы готовятся к контрнаступлению и создают на Восточном фронте две группировки: одну в Померании для удара на Торунь, а другую —в районе Вены и Моравска-Остравы для наступления в направлении на Лодзь. По сообщению Д. Маршалла, в южную группировку входила 6-я танковая армия СС. Такие же сведения были получены и от английского командования. Но они оказались неверными и не подтвердились последующим ходом событий. «Не исключена возможность,— писал генерал армии А. И. Антонов в своем ответе генералу Д. Маршаллу 7 апреля 1945 г.,— что некоторые источники этой информации имели своей целью дезориентировать как Англо-Американское, так и Советское командование и отвлечь внимание Советского командования от того района, где готовилась немцами основная наступательная операция на Восточном фронте» .

Лишь спустя несколько дней после потери тройского плацдарма советское ко­мандование раскрыло действительные намерения немецко-фашистского командования, — организовать контрнаступление в районе озера Балатон против войск 3-го Украинского фронта. В связи с этим советское командование решило, не прекращая подготовки к Венской наступательной операции, усилить оборону в полосе 3-го Украинского фронта, с тем чтобы отразить контрнаступление врага в районе озера Балатон и создать выгодные условия для перехода в наступление. К началу немецкого контрнаступления (6 марта) 3-й Украинский фронт — командующий Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин, член Военного совета фронта генерал-полковник А. С. Желтов, начальник штаба генерал-лейтенант С. П. Иванов — имел пять общевойсковых армий (37 стрелковых и 6 болгарских пехотных дивизий), одну воздушную армию, два танковых, один механизированный и один кавалерийский корпуса. В составе этих войск насчитывалось около 407 тыс. солдат и офицеров, 6890 орудий и минометов, 407 танков и самоходно-артиллерийских установок и 965 самолетов. Следовательно, общее соотношение сторон по личному составу, артиллерии и самолетам было почти равным, в танках же у противника было двойное превосходство.

Командующий фронтом принял решение направить основные усилия войск на оборону участка между озерами Веленце и Балатон, где можно было ожидать нанесения главного удара врага. В связи с тем что немецко-фашистские войска имели большое число танков и штурмовых орудий, предусматривалось создать глубоко эшелонированную противотанковую оборону. Предполагалось построить войска фронта в два эшелона. Первый эшелон составляли 4-я гвардейская, 26, 57 и 1-я болгарская армии; во втором эшелоне находилась 27-я армия. В резерве фронта оставались 18-й и 23-й танковые, 1-й гвардейский механизированный, 5-й гвардейский кавалерийский корпуса, одна стрелковая дивизия и ряд артиллерийских частей и соединений.

Армии первого эшелона получили задачу стойко оборонять занимаемые рубежи и не допустить прорыва танков и пехоты противника к Дунаю. Два стрел­ковых корпуса 27-й армии, находившиеся на плацдарме, должны были защищать тыловую полосу обороны 26-й армии и быть готовыми совершить маневр для усиления войск первого эшелона фронта на любом направлении. 33-й стрелковый кор­пус этой армии, располагавшийся на левом берегу Дуная, выделялся для усиления войск фронта, оборонявшихся на плацдарме. «Частные контратаки и контр­удары,— говорилось в директиве Военного совета фронта,.— могут быть пред­приняты, как правило, накоротке, при особой благоприятной обстановке. Контр­удары от дивизии и выше, как правило, должны быть предприняты с разрешения командующего фронтом. Основная задача армий — упорной противотанковой обороной измотать и обескровить наступающего противника, подготовить условия для нанесения контрудара и перехода в контрнаступление фронтовых резервов».

17-я воздушная армия получила задачу вести непрерывную воздушную раз­ведку, наносить удары по вражеским войскам и прикрывать с воздуха соединения фронта. Краснознаменная Дунайская флотилия выполняла задачи по перевозке грузов и, производя траление Дуная, готовилась к активным боевым действиям в его бассейне.

К началу контрнаступления противника большинство соединений фронта оборудовали оборонительные рубежи под огнем вражеской артиллерии и авиации. Несмотря на ограниченность сроков, войска подготовили три полосы обороны, два фронтовых рубежа, промежуточные рубежи и отсечные позиции Из-за недостаточной глубины плацдарма западнее Дуная оборонительные полосы создавались на несколько меньшем удалении одна от другой, чем в обычных условиях. Гтавная полоса обороны была оборудована на глубину 5—7 километров. Вторая полоса располагалась в 8—12 километрах от переднего края главной полосы обороны, а третья (армейская) — в 20—25 километрах. Фронтовой рубеж проходил по левому берегу Дуная, а южнее Дунафельдвара — по плацдарму на удалении 30—50 километров от переднего края. Глубина обороны на направлении предполагаемого главного удара противника северо-восточнее озера Балатон составляла 25—50 километров Общая протяженность всех заранее подготовленных рубежей на плацдарме достигала 1500 километров.

При организации противотанковой обороны учитывался накопленный боевой опыт, особенно опыт отражения ударов крупных танковых сил противника на Курской дуге в июле 1943 г. и юго-западнее Будапешта в январе 1945 г. К борьбе с вражескими танками привлекались все рода войск, действовавшие по единому плану. Для отражения атак тяжелых танков «королевский тигр» предполагалось использовать артиллерию крупных калибров. В армиях, корпусах и дивизиях создавались сильные артиллерийские противотанковые резервы, готовые быстро выдвинуться на любой участок фронта Войска заняли не только главную и вторую полосы обороны, но и армейскою полосу, что значительно повысило устойчивость обороны. Оперативная плотность войск на ответственных направлениях составляла одну ди­визию на 3—4 километра, а в полосе 57-й армии — на 13 километров. Плотность артиллерии и танков в полосе обороны 26-й армии, действовавшей на направлении главного удара, была 53 орудия и миномета и около 10 бронеединиц на километр фронта.

Одновременно с советскими войсками к отралхению наступления врага готови­лась и 1-я болгарская армия под командованием генерал-лейтенанта В Стойчева. Болгарские войска создали две, а на наиболее угрожаемых участках — три полосы обороны.

К 5 марта 3-й Украинский фронт закончил оборонительные работы. Созданная оборона отвечала требованиям военного искусства: она была эшелонирована в глубину и достаточно оборудована в противотанковом и противоартиллерийском отно­шении. Но оперативное положение фронта, находившегося на плацдарме западнее Дуная, было невыгодным. Равнинный характер местности благоприятствовал действиям крупных танковых соединений противника. Небольшая глубина плацдарма, наличие в тылу советских войск мощной водной преграды, деление плацдарма озером Веленце на две части с узким проходом между озером и Дунаем — все это усложняло организацию обороны, ограничивало возможность маневра силами и средствами, затрудняло снабжение войск материальными средствами. Подвоз боеприпасов с левого берега реки был связан с огромными трудностями. Вражеская авиация часто разрушала переправы, а начавшийся ледоход на Дунае сильно осложнил работу паромов Большая ответственность легла на Дунайскую флотилию, которая должна была обеспечить переправы через Дунай.

Важную роль в накоплении запасов материальных средств играли органы тыла. Для переправы через Дунай инженерные и дорожные войска фронта построили 8 временных наплавных мостов и паромных переправ грузоподъемностью от 10 до 60 тонн. Однако из-за весеннего ледохода приходилось использовать главным образом построенные ранее канатно-подвесную дорогу и трубопровод через реку. По канатной дороге перевозилось в сутки до 1200 тонн грузов, в основном боеприпасов, а по трубопроводу перекачивалось горючее для войск, действовавших на правом берегу реки. Обеспеченность войск боеприпасами к началу операции была от 1,3 до 2,3 боевого комплекта, горючим — от 1,6 до 7,7 заправки. Своим самоотверженным трудом личный состав тыловых частей и учреждений обеспечил войска необходимыми материальными средствами для успешного ведения боевых действий.

Большие трудности в материально-техническом обеспечении испытывали войска 1-й болгарской армии, которые, находясь на территории Венгрии, оказались оторванными от своих основных баз снабжения. Военный совет 3-го Украинского фронта решил помочь болгарским соединениям и взять 1-ю болгарскую армию на снабжение продовольствием, горючим и смазочными материалами. В результате к началу марта 1945 г. болгарские войска имели все необходимое для боя. Помогали болгарским воинам и советские инструкторы, направленные в армию для передачи боевого опыта. 5 марта 1945 г. командующий 3-м Украинским фронтом маршал Ф. И. Толбухин посетил штаб 1-й болгарской армии в Сигетваре и дал дополнительные указания о предстоящих действиях .

Активно готовились к оборонительным боям и войска 3-й югославской армии, прикрывавшей южный фланг 3-го Украинского фронта.

Во время подготовки личного состава к оборонительным боям Военный совет фронта обратился к солдатам и офицерам с призывом дать достойный отпор врагу. Политотделы соединении выпустили специальные листовки. Всесторонней подготовке войск к обороне посвящались партийные и комсомольские собрания. Командиры и политработники разъясняли личному составу, что истребление танков противника является главной задачей. Агитаторы подразделений рассказывали бойцам о героических подвигах их товарищей, о боевых традициях частей. Важное место в партийно-политической работе в период подготовки войск к обороне занимало разъ­яснение обстановки на других фронтах. Сообщения об успешном наступлении Красной Армии на варшавско-берлинском направлении и освобождении Будапешта наполняли сердца бойцов и офицеров радостью, укрепляли уверенность их в скорой и окончательной победе над врагом.

Контрнаступление немецко-фашистских войск началось в ночь на 6 марта на южном участке фронта. Здесь они нанесли два удара: один — из района Валпово — Дони-Михоляц по частям 1-й болгарской и 3-й югославской армий, другой — из района западнее Надьбайом по войскам 57-й армии. Но эти удары имели вспомогательный, отвлекающий характер.

Главный удар противник нанес утром 6 марта между озерами Веленце и Балатон по войскам 26-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Н. А. Гаген, и по частям 1-го гвардейского укрепленного района. Таким образом, советские войска вынуждены были вести оборонительное сражение на трех удаленных друг от друга направлениях. В этих условиях большое значение имели надежная связь, своевременное использование резервов и маневр силами и средствами во всей полосе обороны фронта.

Переход немецко-фашистских армий в контрнаступление не был неожиданным для командования фронта, которое знало не только о подготовке, но и о дне, назначенном для нанесения удара. Еще в ночь на 2 марта в районе Надьятад линию фронта перешли три венгерских солдата, которые показали, что через пять дней немецкие войска перейдут в наступление на участке между озерами Веленце и Балатон. На другой день, 3 марта, в полосе обороны 57-й армии венгерский солдат-иеребежчик подтвердил это сообщение, добавив, что готовится наступление не только севернее, но и южнее озера Балатон. Кроме того, командование 3-го Украинского фронта получило информацию из штаба Югославской армии о том, что гитлеровцы готовят наступление одновременно на трех направлениях: из района Секешфехер-вара на восток, из района Надьканижа на Печ и из района Осиек и Дони-Михоляц на север.

 

На направлении главного удара утром 6 марта после 30-минутной артиллерийской подготовки перешли в атаку танковые, пехотные и кавалерийские соединения 6-й танковой армии GG и 6-й армии при поддержке значительных сил авиации. Сначала враг нанес удар по частям 1-го гвардейского укрепленного района 4-й гвардейской армии и 30-го стрелкового корпуса 26-й армии. На позиции оборонявшихся немцы обрушили тысячи снарядов, мин и авиационных бомб. Но воины этих соединений стойко отбивали вражеские атаки. Меткий огонь советской артиллерии и непрерывные удары авиации наносили большой урон врагу и снижали темпы его наступления. Пехота дралась в тесном взаимодействии со всеми родами войск. Летчики 17-й воздушной армии, которой командовал генерал-полковник авиации В. А. Судец, за день боя произвели 358 самолето-вылетов, в том числе 227 вылетов для нанесения ударов по 6-й танковой армии CG.

Кровопролитные бои развернулись в полосе 155-й стрелковой дивизии 30-го стрелкового корпуса, оборонявшегося на направлении главного удара противника. Многочисленные вражеские атаки, в которых одновременно участвовало до 70 тан­ков, разбивались о стойкость бойцов дивизии. Исключительное мужество в боях проявили солдаты и офицеры 436-го стрелкового полка. Стойко оборонял свои позиции взвод под командованием младшего лейтенанта И. Г. Киселева, который лично уничтожил несколько танков. Когда же гитлеровские танки прорвались в расположение взвода, И. Г. Киселев с противотанковой миной бросился под танк и взорвал его. Бойцы взвода поклялись отомстить за смерть своего командира.

Фашистские танки вклинились в боевые порядки 1-й роты 436-го стрелкового пол­ка. Парторг рядовой Г. П. Свирский выскочил из окопа с возгласом «Друзья, не опозорим честь советского воина отступлением! Вперед, за мной!» и увлек бойцов своей роты в контратаку. Положение было восстановлено. Парторг роты автоматчиков того же полка старший сержант А. А. Шутов был тяжело ранен. Превозмогая боль, он обратился к бойцам: «Товарищи, я больше не могу идти с вами. Отомстите врагу за мою кровь и за кровь других воинов». Выполняя наказ раненого парторга, бойцы роты перешли в контратаку, отбросили фашистские войска на исходные рубежи, истребив несколько десятков гитлеровцев. Благодаря стойкости и мужеству бойцов 436-й стрелковый полк успешно отразил все атаки и удержал за собой обороняемый рубеж. Было уничтожено более 200 солдат и офицеров противника, 15 танков и бронетранспортеров. Военный совет 26-й армии поздравил личный состав полка и всей дивизии с победой и пожелал воинам дальнейших успехов в боях.

Большое упорство и самоотверженность проявили бойцы 233-й стрелковой дивизии, оборонявшейся западнее канала Шарвиз. Особенно отличился в боях взвод противотанковых орудии 734-го стрелкового полка. Взводом командовал лейтенант А. И. Сергеев. Ведя огонь прямой наводкой, артиллеристы подбили несколько вражеских танков. Когда 14 танков прорвались к огневым позициям батареи, Сергеев встал к одному из орудий и подбил два танка. При отраладнии второй атаки гитлеровцев артиллеристы подожгли еще три танка. Но враг не прекращал атак. На огневой позиции взвода остался только раненый лейтенант А. И. Сергеев. Истекая кровью, бесстрашный воин продолжал вести огонь по танкам противника. Героическими усилиями артиллеристов атаки на этом участке были отбиты.

После того как определилось направление главного удара противника, коман­дующий и штаб фронта приступили к проведению предусмотренных планом обороны мероприятий. На заранее подготовленную южнее Шерегейеша полосу обороны были выдвинуты подвижные резервы. Участок от озера Веленце до канала Шарвиз заняли стрелковые соединения 27-й армии второго эшелона фронта. Для усиления южного крыла фронта в районе Печ сосредоточивался 133-й стрелковый корпус 57-й армии.

С утра 7 марта немецко-фашистское командование продолжало наращивать уси­лия своих войск на направлении главного удара. В полосе обороны 26-й армии в этот день наступало до двух пехотных дивизий врага и свыше 170 танков и штурмовых орудий. Для поддержки армии командующий фронтом направил на рубеж Шимон-торнья — Озора 5-й гвардейский кавалерийский корпус и самоходно-артиллерийскую бригаду из своего резерва. Восточнее Шерегейеша заняла огневые позиции созданная по приказу командующего артиллерией фронта генерал-полковника ар­тиллерии М. И. Неделина крупная группировка артиллерии в составе 160 орудий и минометов, которая вела концентрированный огонь в полосе шириной 3 километра. Это повысило обороноспособность советских воинов. Кроме артиллерии, для борьбы с вражескими танками широко использовались танковые и механизированные соединения и самоходно-артиллерийские полки.

Большую помощь обороняющимся оказали наряду с 17-й воздушной армией 3-й гвардейский штурмовой и 3-й гвардейский истребительный авиационные корпуса 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта. Авиация 3-го и 2-го Украинских фронтов наносила сильные удары по живой силе, узлам связи, железнодорожным станциям, выводила из строя аэродромы и вела борьбу с самолетами противника.

Храбростью и мастерством ведения воздушного боя отличились советские летчики и среди них — Герой Советского Союза капитан А. И. Колдунов. 8 марта он вместе с 5 своими товарищами смело вступил в неравный бой с 12 вражескими истребителями и уничтожил 6 из них. На следующий день эскадрилья капитана Колдунова вела бой с 26 самолетами противника. В этом бою враг потерял еще пять самолетов, а советские летчики благополучно вернулись на свой аэродром. К концу войны на личном счету у А. И. Колдунова было 46 уничтоженных вражеских самолетов, за что он был вторично награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Не считаясь с потерями, враг рвался вперед. За два дня ему удалось вклиниться в оборону советских войск на четыре километра южнее озера Веленце и на семь километров западнее канала Шарвиз. Стремясь прорваться к Дунаю, немецко-фашистское командование 8 марта ввело в бой 2-ю танковую дивизию СС, которая начала наступление в направлении Шерегейеш, Адонь. С этого времени на участке между озерами Веленце и Балатон одновременно действовало свыше 250 танков врага. Бои становились все ожесточеннее. Обе стороны несли большие потери. Под натиском танковых частей войска фронта были вынуждены постепенно отходить к востоку. Дальнейшее продвижение врага было приостановлено самоотверженной борьбой стрелковых войск, мужественными и умелыми действиями советских танкистов, артиллеристов, минеров. В тех случаях, когда создавалась угроза прорыва танков противника в глубину обороны, для борьбы с ними использовались зенитные артиллерийские части и подразделения. Так, в бою в районе Шимонторнья зенитчики отразили несколько танковых атак, уничтожив 14 танков и около 800 гитлеровских солдат и офицеров.

В течение 8 и 9 марта немецко-фашистское командование, чтобы расширить прорыв, ввело в бой 9-ю танковую дивизию . Создав плотность более 40 танков на километр фронта, противник нанес удар в районе Шаркерестура и потеснил советские части. Здесь ему удалось прорвать главную и вторую полосы обороны и вклиниться в глубину на 10—24 километра.

В течение четырех дней войска 3-го Украинского фронта вели непрерывные бои с превосходящими силами наступавшего врага. В сражение были введены почти все резервы фронта, в том числе танковые, механизированные и самоходно-артиллерийские соединения и части. Создавать резервы становилось все труднее, так как полоса наступления немецко-фашистских войск продолжала расширяться. В бой были втянуты и соединения второго эшелона фронта. В это время Ставка Верховного Главнокомандования передала в состав фронта 9-ю гвардейскую армию, сосредоточенную юго-восточнее Будапешта, приказав использовать ее в наступлении. В сложившихся условиях маршал Ф. И. Толбухин обратился в Ставку с просьбой разрешить усилить оборону 9-й гвардейской армией, предназначенной для наступления на венском направлении. Но Ставка считала, что немцы напрягают последние усилия и что 3-й Украинский фронт в состоянии без ввода свежих сил остановить продвижение противника Поэтому просьба командующего была отклонена.

Напряженные бои развернулись 10—13 марта. На участке южнее озера Веленце одновременно действовало уже до 500 танков и штурмовых орудий врага. По ним вели огонь советская артиллерия и танки, наносила удары авиация. Потеряв почти половину танков и большое число солдат и офицеров, гитлеровцы были вынуждены прекратить здесь атаки. Но западнее канала Шарвиз они произвели перегруппировку войск и продолжали развивать наступление в направлении Шимонторнья. Юго-западнее Шиофока гитлеровцам удалось захватить плацдарм южнее Шио-канала.

Стремясь любой ценой прорвать оборону советских войск, немецко-фашистское командование 14 марта ввело в бой свой последний резерв — 6-ю танковую дивизию. В течение двух дней сильная танковая группировка, насчитывавшая свыше 300 танков и штурмовых орудий, наносила удар за ударом по войскам 27-й армии, которой командовал генерал-полковник С. Г. Трофименко. Однако прорвать советскую оборону и выйти кратчайшим путем к реке Дунай враг не сумел. С частями 27-й армии тесно взаимодействовали летчики 3-го гвардейского штурмового авиационного корпуса 5-й воздушной армии. Командир этого корпуса генерал-лейтенант авиации В. В. Сте-пичев находился на командном пункте 35-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал генерал-лейтенант С. Г. Горячев. Вызванные по радио группы штурмовиков противотанковыми бомбами кумулятивного действия и пушечным огнем метко разили вражеские танки на поле боя.

Морально-политическое состояние немецких дивизий, после того как они понесли крупные потери в районе озера Балатон, сильно понизилось. К исходу 15 марта многие соединения врага, в том числе эсэсовские дивизии, убедившись в бесперспективности дальнейшего наступления, отказывались идти в атаку. «Исчезли все шансы на крупный успех,— писал Гудериан.— Был утрачен сохранявшийся до сих пор высокий боевой дух эсэсовских дивизий. Под прикрытием упорно сражавшихся танкистов вопреки приказу отступали целые соединения. На эти дивизии уже нельзя было больше полагаться» .

«В этот момент,— пишет К. Типпельскирх,— произошло событие, поразившее Гитлера точно гром среди ясного неба. Части использовавшихся в этом наступлении дивизий СС, в том числе отряды его личной охраны, на которые он полагался как на каменную гору, не выдержали: у них истощились силы и вера. В припадке беспредельного бешенства Гитлер приказал снять с них нарукавные знаки с его именем» . Выполнение этого приказа было поручено руководителю войск СС Гиммлеру, ответственному за состояние их дисциплины.

Таким образом, за десять дней контрнаступления ударная группировка фашистских войск, действовавшая восточнее озера Балатон, добилась незначительного успеха. Она прорвала лишь первую и вторую полосы обороны 3-го Украинского фронта на участке шириной 50 километров и продвинулась вперед на 20—30 километров, не выполнив поставленной задачи.

Южнее озера Балатон войска 57-й армии под командованием генерал-лейтенанта М. Н. Шарохина отбили все вражеские атаки. Крупную роль в их отражении сыграла артиллерия. На ответственное направление с неатакованных участков было переброшено большое количество орудий и минометов, что позволило на второй день боя увеличить плотность артиллерии в 3 раза, а на третий день — в 4 с лишним раза. Этот решительный и своевременный маневр артиллерийскими средствами не дал возможности противнику в полной мере использовать свое превосходство в танках и артиллерии. Темп вражеского наступления резко снизился. Не добившись успеха на одном участке, командование 2-й немецко-фашистской танковой армии перегруппировывало свои войска для нанесения ударов на других направлениях. В период с 6 по 20 марта гитлеровцы 4 раза меняли направление своего удара южнее озера Балатон, но везде встречали упорное сопротивление 57-й армии. Только на некоторых участках они вклинились в оборону на глубину 6—8 километров. Все возраставшее сопротивление войск 57-й армии вынудило врага прекратить атаки и к югу от Балатона.

В районе Дони-Михоляц противник потеснил части 1-й болгарской армии и захватил небольшой плацдарм севернее реки Драва. Ему удалось также форсировать Драву в районе Валпово в полосе обороны 3-й югославской армии и создать там плацдарм. На помощь обороняющимся болгарским и югославским войскам командование 57-й армии перебросило 133-й стрелковый корпус и 53-й отдельный мотоциклетный полк. Гитлеровцы оказались в затруднительном положении. Под ударами советских, болгарских и югославских частей гитлеровские войска не смогли удержать захваченные плацдармы и к 22 марта отошли на правый берег Дравы. За успешные действия по отражению наступления противника на этом участке фронта командующий 3-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин выразил благодарность воинам 1-й болгарской и 3-й югославской армий .

В то время как войска 3-го Украинского фронта вели тяжелые оборонительные бои в районе озера Балатон, армии правого крыла 2-го Украинского фронта осуществляли частную наступательную операцию на территории Чехословакии. 5—6 марта войска 53-й армии под командованием генерал-лейтенанта И. М. Манагарова совместно с частями 1-й румынской армии прорвали сильно укрепленную оборону противника в полосе словацких Рудных гор на участке шириной 55 километров и продвинулись в глубину до 20 километров, заняв более 100 населенных пунктов, в том числе город Банска-Штьявница. Отражая контратаки врага, соединения 40-й и 53-й советских и 1-й и 4-й румынских армий с 7 по 19 марта в трудных условиях горной местности отбросили противника за реку Грон и овладели городом Зволен. При этом особенно отличилась 1-я румынская добровольческая пехотная Дебреценская дивизия имени Тудора Владимиреску. Указом Президиума Верховного Совета СССР она была награждена орденом Красного Знамени.

Отражение контрнаступления немецко-фашистских войск в районе озера Балатон было последней крупной оборонительной операцией Красной Армии в Великой Отечественной войне. Наступление сильной группировки противника, преследовавшее далеко идущие цели, окончилось полным провалом. Не оправдались надежды немецко-фашистского командования, мечтавшего разгромить советские войска, ликвидировать плацдарм на правом берегу Дуная и надолго приостановить наступление Красной Армии в Юго-Восточной Европе.

Советские войска во взаимодействии с болгарскими и югославскими частями с честью выполнили стоящую перед ними задачу. Они отразили контрнаступление противника, прочно удержали основные рубежи обороны, нанесли серьезные потери гитлеровцам и создали более благоприятные условия для своего наступления на венском направлении.

Отражение войсками 1-й болгарской и 3-й югославской армий наступления гитлеровской армии «Е», пытавшейся нанести удар через Драву на север, сильно ослабило немецко-фашистские силы, действовавшие в Югославии.

Оценивая провал немецкого контрнаступления в районе озера Балатон, бывший начальник штаба армии «Е» Эрих Шмидт-Рихберг в своей книге «Заключительная битва на Балканах» писал: «Это была... последняя отчаянная попытка спасения германского Юго-Востока. Если бы наступление имело хотя бы частичный успех, то это могло бы повлечь за собой временную разрядку обстановки и в Югославии» .

При отражении контрнаступления немецко-фашистских войск советское командование обошлось без привлечения 9-й гвардейской армии — резерва Верховного Главнокомандования, находившегося в полосе фронта, и резервов соседа справа— 2-го Украинского фронта. Это дало возможность сэкономить силы и средства, необходимые для последующего наступления Красной Армии на венском направлении.

Успех в Балатонской оборонительной операции был достигнут благодаря усилиям всех родов войск. Решающая роль в боях с танками противника принадлежала артиллерии всех калибров, которая в тесном взаимодействии со штурмовой авиацией отражала непрерывные танковые атаки врага.

Массированный огонь артиллерии наносил атакующим танковым группи­ровкам большой урон, вынуждал врага часто менять направления своих атак, терять время на перегруппировки и, наконец, приостанавливать наступление. В ходе оборонительного сражения широко применялся маневр артиллерийскими частями и соединениями.

Одним из самых маневренных и мощных средств в обороне были бронетанковые и механизированные войска фронта. Для повышения устойчивости обороны танки и самоходно-артиллерийские установки обычно располагались в засадах на ве­роятных направлениях движения вражеских танков.

Значительную роль в успешном отражении контрнаступления танковых войск противника сыграли 17-я воздушная армия 3-го Украинского фронта и часть сил 5-й воздушной армии 2-го Украинского фронта. Несмотря на сложные метеорологические условия, авиация непрерывно наносила удары по танкам и артиллерии врага и вела борьбу с фашистскими самолетами.

При восстановлении нарушенной обороны широко применялся маневр инженерными средствами и подвижными отрядами заграждений.

Большое значение для успешного выполнения задач обороны имело раскрытие, хотя и с некоторым опозданием, планов гитлеровского командования и определение направления главного удара крупных танковых сил противника.

В ходе контрнаступления в районе озера Балатон гитлеровцы понесли значительные потери. 6-ю танковую армию СС, вклинившуюся в оборону 3-го Украинского фронта, советские войска охватили с двух сторон. Венгерские войска, расположенные в западной части Венгрии, были полностью деморализованы. Провал немецко-фашистского контрнаступления в районе озера Балатон сильно подорвал боевой дух немецких и венгерских солдат и офицеров.




  1. Rjvbccfh

    Усилия разведки были сосредоточены на Венском направлении, а по сопряженным участкам работали тем, что осталось. Не была своевременно вскрыта подготовка к наступлению в районе озера Балатон, а 6-я танковая армия Зеппа Дитриха и вовсе свалилась из Арденн как снег на голову и сильно потеснила наших.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.