Разгром немецко-фашистских войск в Восточной Померании и Силезии


В период работы Крымской конференции Советские Вооруженные Силы продолжали активные наступательные действия на всем советско-германском фронте. В феврале—марте 1945 г. главные усилия Красной Армии были направлены на быстрейшее обеспечение завершающего удара на берлинском направлении. С этой целью советские войска осуществляли наступательные операции против фланговых группировок противника на территории Восточной Померании, Нижней и Верхней Силезии, в Восточной Пруссии и вели упорные бои за расширение занятых плацдармов на левом берегу Одера, в районах Кюстрина и Франкфурта.

В начале февраля линия фронта проходила по реке Ногат, по Нижней Висле до Грудзёндза, затем поворачивала на запад и шла через Рарцебур, Арнсвальде, Цеден и далее по Одеру в южном и юго-восточном направлениях через Силезию до Карпатских гор . Войска 2-го Белорусского фронта действовали в полосе от залива Фришес-Хафф до Рарцебура. Далее действовали армии 1-го Белорусского фронта, которые захватили плацдармы на левом берегу Одера севернее и южнее Кюстрина. Войска 1-го Украинского фронта удерживали важные плацдармы за Одером севернее и южнее Бреславля. В то же время противник удерживал предмостные укрепления на правом берегу реки в районах Кюстрина, Глогау, Бреславля и Ратибора. В тылу советских войск, в городах Эльбинг, Познань и Шнейдемюль, находились окруженные группировки немецко-фашистских частей. Таким образом, советские войска огромным клином врезались в территорию Германии и оказались в 60 километрах от Берлина, а немецко-фашистские войска занимали охватывающее положение по отношению к армиям 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, угрожая их флангам из Восточной Померании и Силезии.

Подготовку к наступлению сильно осложнила весенняя распутица. Коммуни­кации советских войск оказались растянутыми. Железнодорожный транспорт еще не мог удовлетворить все потребности армий, так как темпы восстановления железных дорог отставали от темпов наступления войск. Борьба за Восточную Померанию началась 10 февраля силами 2-го Белорусского фронта. В это время Восточная Померания представляла собой важный стратегический плацдарм гитлеровцев. Она играла большую роль в военной экономике фашистской Германии. Там разме­щались военные заводы, продовольственные базы, хорошо оборудованные аэродромы.

Здесь немецкие войска создали несколько укрепленных полос, хорошо развитых в инженерном отношении. Наиболее прочной была полоса обороны, проходившая по левому берегу Вислы от моря до Быдгоща. Затопленные участки долины Вислы, многочисленные рукава реки, каналы и дамбы надежно защищали территорию Восточной Померании с востока. Полоса обороны, проходившая в 140 километрах западнее Вислы по рубежу Штольпмюнде — Штольп — Руммельсбург — Нёйштет-тин, была оборудована сооружениями полевого и долговременного типа. Военно-морские базы Гдыня, Сопот и Данциг прикрывались с суши мощными укреплен­ными районами. На побережье моря, особенно в районах Леба, Штольпмюнде, Рюгенвальде и Кольберг, имелась тяжелая береговая артиллерия. В начале февраля гитлеровцы продолжали инженерное оборудование обороны, используя местное немецкое и польское население, военнопленных и заключенных концентрационных лагерей.

Стремясь остановить наступление советских войск, немецко-фашистское коман­дование перебрасывало в Восточную Померанию и на Одер крупные силы с Западного фронта, из центральных районов Германии и частично с Курляндского полуострова, спешно укомплектовывало разгромленные дивизии и укрепляло на важнейших направлениях оборонительные рубежи. В связи с тем что возможности использования флота уменьшились, немецко-фашистское командование начало формировать сухопутные части из моряков, чтобы направить их на побережье Восточной Померании.

К 10 февраля перед 2-м и 1-м Белорусскими фронтами действовали 2, 11-я и 9-я армии группы армий «Висла», которой командовал рейхсфюрер СС Г. Гиммлер. 2-я и 11-я армии располагались в Восточной Померании, в междуречье Вислы и Одера, имея в своем составе 16 пехотных, 4 танковые, 3 моторизованные дивизии, 4 бригады, 8 боевых групп и 5 гарнизонов крепостей. Здесь базировалось более 200 самолетов. Для обеспечения действий сухопутных войск привлекалась береговая и корабельная артиллерия. В портах скопились массы немецкого населения, раненых солдат и офицеров, эвакуированных из западных областей Германии, с Курляндского полуострова и из Восточной Пруссии. Управление 3-й танковой армии находилось в резерве на левом берегу Одера, западнее Штеттина. 9-я армия оборонялась на Одере, в его среднем течении, от Шведта до Глогау.

Коммуникации немецко-фашистских войск, сосредоточенных в Восточной Померании, были в лучшем состоянии, чем коммуникации советских армий. Густая сеть исправных железных дорог, достаточное количество подвижного состава, наличие портов и морских транспортов позволяли противнику быстро маневрировать силами и средствами. Через порты Штеттин, Свинемюнде, Данциг и Гдыня немецко-фашистское командование поддерживало связь с курляндской и восточно-прусской группировками. При помощи флота немцы могли маневрировать своими силами. В феврале 1945 г. порты Данцигской и Померанской бухт продолжались использоваться в качестве полигонов для подводных лодок, так как эти порты находились вблизи единственного на Балтийском море глубоководного района. На совещаниях в гитлеровской ставке неоднократно обсуждался вопрос о важности обороны Померании и Силезии. Гитлер подчеркивал стратегическое значение обороны этих районов. «Вторым по важности,— отмечал он,— является район Данцигской бухты, имеющий жизненное значение для продолжения боевых действий подводных лодок, и Верхне-Силезский промышленный район, являющийся центром оборонной промышленности и добычи угля» .

Сосредоточивая в Восточной Померании крупную группировку войск, немецко-фашистское командование пыталось сковать армии 2-го Белорусского и правого крыла 1-го Белорусского фронтов, чтобы не допустить усиления советских группировок на берлинском направлении. Кроме того, оно намеревалось использовать восточно-померанский плацдарм для нанесения флангового удара по войскам 1-го Белорус­ского фронта, вышедшим на Одер. Еще в конце января германское командование приняло решение перейти в контрнаступление из Восточной Померании и Силезии с целью разгромить советские войска, выдвинувшиеся на Одер, и тем самым «усилить оборону Берлина и выиграть время, необходимое для ведения переговоров о перемирии с западными державами». Однако из-за недостатка сил планируемое контрнаступление не было осуществлено. Вместо этого немецко-фашистское командование решило нанести один контрудар частью сил группы армий «Висла» из района Штаргарда по войскам 1-го Белорусского фронта в направлении на Пиритц, укрепиться в Померании и тем самым обеспечить длительную оборону на подступах к Берлину. Оно стремилось нанести контрудар, как пишет Гудериан, «с молниеносной быстротой, пока русские не подтянули к фронту крупные силы или пока они не разгадали наших намерений» . Подготовка контрудара началась в конце января и должна была закончиться 15 февраля.

Немецко-фашистское командование рассчитывало, что весенняя распутица снизит темпы продвижения советских войск. Командующий группой армий «Висла» Гиммлер в начале февраля отдал специальный приказ, в котором призывал использовать распутицу для того, чтобы сдержать наступление советских войск и активизировать действия своих частей .

Таким образом, восточно-померанская группировка врага, нависавшая с севера над войсками 1-го Белорусского фронта, представляла серьезную опасность, с которой нельзя было не считаться при планировании боевых действий советских войск. В создавшейся напряженной обстановке быстрейшая ликвидация восточно-померанской группировки была одной из первоочередных задач советского командования. Эту задачу Ставка Верховного Главного командования сначала возложила на войска одного 2-го Белорусского фронта, усилив его 19-й армией из своего резерва. Впоследствии к операции были привлечены войска правого крыла 1-го Белорусского фронта.

8 февраля Ставка приказала 2-му Белорусскому фронту разгромить восточно-померанскую группировку. Силы левого крыла и центра 2-го Белорусского фронта должны были 10 февраля перейти в наступление к западу от Вислы и не позднее 20 февраля овладеть рубежом устье Вислы — Тчев — Косьцежина — Руммельс-бург — Нёйштеттин, а в дальнейшем, с подходом 19-й армии, развить наступление в направлении Штеттина, овладеть районом Данцига и Гдыни и очистить от противника побережье Балтийского моря от Вислы до Померанской бухты, то есть до Одера . Эта задача для 2-го Белорусского фронта была трудновыполнимой. Количе­ство соединений после передачи четырех правофланговых армий 3-му Белорусскому фронту сократилось примерно вдвое. К началу операции в состав 2-го Белорусского фронта входили пять общевойсковых армий, одна воздушная армия, один меха­низированный и три танковых корпуса. 2-я ударная армия занимала полосу по реке Ногат, а затем по Висле до Грудзёндза. 65, 49 и 70-я армии с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом переправились на левый берег Вислы и, сменив войска правого крыла 1-го Белорусского фронта, заняли полосу от Грудзёндза до Рарцебура фронтом на север. 19-я армия и 3-й гвардейский танковый корпус, переданные в состав фронта из Резерва Ставки, сосредоточивались восточнее Торуни. При наступлении в Восточной Пруссии войска фронта понесли большие потери, были утомлены и нуждались в отдыхе. Средняя укомплектованность дивизий не превышала 3—4 тыс. человек. Во всех соединениях фронта насчитывалось 297 исправных танков. Аэродромы 4-й воздушной армии были рассредоточены в глубину от Нарева до Нижней Вислы. Времени на подготовку операции почти не отводилось. К началу наступления 45 стрелковым дивизиям 2-го Белорусского фронта противостояли 13 пехотных и 2 танковые дивизии, 2 бригады, 6 боевых групп и 3 крупных гарнизона крепостей 2-й немецко-фашистской армии.

10 февраля соединения центра и левого крыла 2-го Белорусского фронта перешли в наступление в полосе Грудзёндз — Семпольно. В ходе десятидневных боев войска овладели многими укрепленными пунктами, в том числе городами Нове, Хоинице, Тухоля, и завершили окружение гарнизона крепости Грудзёндз, который насчитывал 15 тыс. солдат и офицеров. Был также разгромлен и пленен окруженный гарнизон крепости Эльбинг. К 20 февраля советские войска продвинулись к северу на 40—60 километров и вышли на рубеж Гнев —Черск —Хойнице —Рарцебур, где наступление было остановлено. В этих боях были созданы выгодные предпосылки для последующего разгрома 2-й немецкой армии. Однако полностью выполнить поставленную задачу и выйти на рубеж, указанный Верховным Главнокомандованием, фронту не удалось.

Войска 1-го Белорусского фронта по первоначальному плану к операции не привлекались. Они должны были лишь частью сил содействовать 2-му Белорусскому фронту в достижении поставленной цели. Основное внимание командование 1-го Белорусского фронта в этот период уделяло тому, чтобы быстрее вывести войска на Одер, завершить разгром окруженных группировок противника, ликвидировать предмостные укрепления гитлеровцев на правом берегу Одера, в районах Кюстрина и Франкфурта и расширить свои плацдармы, захваченные на левом берегу реки западнее этих городов.

В феврале войска правого крыла 1-го Белорусского фронта, готовясь к наступлению, вели частные бои по улучшению своих позиций. К концу месяца в ожесточенных боях они преодолели ряд укрепленных рубежей в Восточной Померании, продвинувшись вперед на 20—50 километров. В ходе боев они окружили и уничтожили сильные гарнизоны городов Дейч-Кроне и Арнсвальде. 14 февраля была ликвидирована окруженная группировка противника в Шнейдемюле, а 23 февраля — в Познани. С 16 по 20 февраля войска фронта в тяжелых боях отразили мощный контрудар противника в районе к юго-западу от Штаргарда и нанесли 11-й немецко-фашистской армии значительное поражение. Однако основные силы противника не были разгромлены; угроза с севера оставалась. Чтобы избежать осложнения обстановки на правом крыле 1-го Белорусского фронта, требовалось как можно быстрее возобновить наступление основными силами, с тем чтобы окончательно ликвидировать всю вражескую группировку, действовавшую в Восточной Померании.

Становилась очевидной необходимость изменить задачи войск 2-го и 1-го Бело­русских фронтов. 15 февраля Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский доложил начальнику Генерального штаба свои соображения о дальнейших действиях 2-го Белорусского фронта. Его предложение сводилось к тому, чтобы уменьшить пространственный размах операции, заменить ранее намеченный фронтальный удар по всей восточно-померанской группировке маневром на окружение ее части путем отсечения 2-й немецкой армии и прижатия ее к морю. Для разгрома группировки врага к западу от Кеслина он предлагал привлечь дополнительные силы . В тот же день командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза Г. К. Жуков запросил разрешение Ставки Верховного Главнокомандования принять участие в разгроме восточно-померанской группировки противника. Ставка согласилась с предложения­ми командующих фронтами. Она разрешила использовать 19-ю армию и 3-й гвардейский танковый корпус по плану маршала К. К. Рокоссовского и приказала 1-му Белорусскому фронту перейти в наступление силами правого крыла в северном направлении на Фалькенбург и Голлнов. 3-й Белорусский фронт получил задачу выдвинуть свой левый фланг на побережье Данцигской бухты восточнее Вислы и закрыть выход противнику с косы Фрише-Нерунг. Это позволило освободившиеся войска 2-й ударной армии использовать на левом фланге, что усиливало ударную группировку 2-го Белорусского фронта, действовавшего к западу от Вислы.

Краснознаменный Балтийский флот должен был активными действиями авиации, подводных лодок и торпедных катеров нарушать морские сообщения противника в южной части Балтийского моря и содействовать сухопутным войскам в овладении побережьем Восточной Померании.

Таким образом, уточненный замысел операции заключался в том, чтобы нанести два мощных рассекающих удара по восточно-померанской группировке противника силами левого крыла 2-го Белорусского фронта из района севернее Семпольно в направлении Кеслин и 1-го Белорусского фронта —из района Арнсвальде на Коль-берг, выйти на побережье Балтийского моря, отсечь 2-ю немецкую армию и во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом уничтожить вражескую группировку по частям. С выходом к морю войска левого крыла 2-го Белорусского фронта предполагалось повернуть на восток, чтобы во взаимодействии с остальными армиями фронта очистить от противника восточную часть Померании и овладеть всеми портами Данцигской бухты. Войска 1-го Белорусского фронта должны были овладеть морским побережьем от Кольберга до Померанской бухты и, развернувшись к западу, очистить от врага правый берег Одера на участке от Каммина до Цедена. Наступление намечалось начать в полосе 2-го Белорусского фронта 24 февраля, в полосе 1-го Белорусского фронта — 1 марта. Воздушные армии обоих фронтов по­лучили задачи сопровождать и прикрывать наземные войска в наступлении, особенно на направлениях главных ударов.

Несмотря на сложность обстановки, советские войска в намеченные сроки подготовились к наступлению. При незначительном общем превосходстве в силах над противником командованию фронтов удалось создать необходимое превосходство в пехоте, танках и артиллерии на направлениях главных ударов. Так, во 2-м Белорусском фронте на направлении главного удара в полосе шириной 17 кило­метров советские войска превосходили врага по пехоте почти в 3 раза, по танкам и самоходной артиллерии— в 2 раза, по минометам — в 4,5 раза и по орудиям — в 3 раза. Это обеспечивало выполнение поставленной задачи по прорыву вражеской обороны и развитию наступления к побережью Балтийского моря.

Войска правого крыла 1-го Белорусского фронта в составе 3-й ударной, 61-й, 47-й армий, 1-й и 2-й гвардейских танковых армий, 1-й армии Войска Польского, 2-го и 7-го гвардейских кавалерийских корпусов занимали полосу от Рарцебура до Одера. Остальные силы фронта были развернуты по Одеру.

Проводя активные боевые действия, войска фронта закончили подготовку к решительному наступлению к концу февраля. В полосе наступления главной группировки шириной 75 километров были сосредоточены 18 стрелковых и 1 кавалерийская дивизии, 4 танковых и 1 механизированный корпуса, 2 танковые и 1 самоходно-артиллерийская бригады, 7 танковых и 8 самоходно-артиллерийских полков, 3 артиллерийские дивизии прорыва и около 70 процентов остальных артиллерийских и минометных частей и соединений фронта.

К началу наступления советских войск восточно-померанская группировка, особенно 2-я немецкая армия, была усилена новыми соединениями, прибывшими из резерва немецко-фашистского главнокомандования. К 1 марта в этой армии имелось 18 пехотных, 2 танковые, 1 моторизованная дивизии и 2 бригады. В составе этих войск насчитывалось около 230 тыс. человек, 800 танков и штурмовых орудий, 300 бронетранспортеров, 4000 орудий и минометов, 20 бронепоездов. В полосе армии находилось более 600 складов с различным военным имуществом и продовольствием. Не намного слабее была 11-я армия. 25 февраля управление армии убыло в резерв группы армий «Висла», а ее войска были включены в состав 3-й танковой армии, в которой стало 11 пехотных, 1 танковая и 2 моторизованные дивизии, 1 бригада и значительное количество отдельных частей и подразделений. Всего в армии насчитывалось около 200 тыс. солдат и офицеров, 700 танков и штурмовых орудий, 2500 орудий и минометов и более 100 орудий береговой и стационарной зенитной артиллерии, приспособленной для ведения огня по наземным целям. Группировку прикрывали 300 самолетов и поддерживали боевые корабли флота и речной флотилии, базировавшиеся в портах Померанской бухты и залива Штеттинер-Хафф. В резерве, западнее Штеттина, была корпусная группа «Свинемюнде», которая приравнивалась к армии. В портах и на судоверфях находилось 50 подводных лодок и около 300 различных судов.

Войска 2-го Белорусского фронта возобновили наступление 24 февраля. Ударная группировка прорвала главную полосу обороны и овладела городом Прейс-Фридланд. На второй день в сражение был введен 3-й гвардейский танковый корпус, который внезапным ударом завершил прорыв обороны врага на всю тактическую глубину и вышел на оперативный простор, преодолев за день 40 километров. 70-я армия продвинулась на 4—6 километров. Другие войска фронта, встретив упорное сопротивление врага, успеха не имели. 26 февраля соединения фронта вклинились в глубину обороны на 50 километров и расширили прорыв на 60 километров. 3-й гвардейский кавалерийский корпус завязал бои за Нёйштеттин.

Германское главнокомандование требовало от своих солдат любой ценой удержать северную часть Померании, прикрыть Штеттин с востока и создать угрозу северному флангу советских войск, выдвинувшихся на Одер на берлинском направлении. Однако эти приказы не были выполнены. Немецкие части продолжали откатываться на север, к морю.

28 февраля 70-я армия овладела Прехлау, 2-й и 3-й гвардейские кавалерийские корпуса завершили разгром вражеской группировки в Нёйштеттине. В результате этого участок прорыва расширился до 70 километров. С 1 по 3 марта ударная группировка наступала еще более стремительно, в то время как армии правого крыла и центра оставались на месте. К утру 5 марта советские войска овладели городом Кеслин — важным узлом коммуникаций, вышли на побережье моря на участке шириной около 20 километров и отрезали 2-ю немецкую армию от остальных сил, находившихся в Восточной Померании. Сухопутные коммуникации этой армии, связывавшие ее с тылом страны, были перерезаны. Теперь ее снабжение осуществлялось только морем через порты Данциг и Гдыня. Остатки разгромленного гарнизона Кеслина во главе с комендантом капитулировали.

С выходом к побережью два стрелковых корпуса 19-й армии были повернуты на восток, а один — вместе со 2-м и 3-м гвардейскими кавалерийскими корпусами — на запад, против кольбергской группировки противника, чтобы прикрыть тыл основных сил фронта. 49-я и 70-я армии потеснили врага на 20—60 километров, расширив коридор к северу до 80 километров.

Большую помощь наземным войскам в операции оказывала авиация 4-й воздуш­ной армии, которая с 24 февраля по 5 марта произвела 8500 самолето-вылетов, обеспечивая действия ударной группировки войск, наступавшей на левом крыле фронта.

Войска 1-го Белорусского фронта перешли в наступление 1 марта. Стрелковые соединения 3-й ударной и 1-й армии Войска Польского после 50-минутной артиллерийской и авиационной подготовки атаковали противника и овладели его главной полосой обороны. В этот же день в прорыв были введены обе танковые армии. 1-я гвардейская танковая армия вырвалась вперед на 20—25 километров и начала преследование врага, отступавшего к Кольбергу, 2-я гвардейская танковая армия продвинулась только на 5—7 километров. 2 и 3 марта танкисты 1-й гвардейской танковой армии смелым стремительным маневром рассекли оборону 3-й танковой армии противника и выдвинулись в район Грос-Раддов. 1-я армия Войска Польского, используя успех 2-го Белорусского фронта, наступала в северном направлении, обходя группировку врага, оборонявшуюся юго-западнее Польцин, с востока.

Стремительный удар советских войск дезорганизовал противника, понесшего большие потери, и лишил его возможности перегруппировать свои силы. Гитлеровцы предпринимали отчаянные, но безуспешные попытки задержать наступление советских и польских войск. Под ударами 1-го Белорусского фронта немецко-фашистские армии были вынуждены отходить к северу. По свидетельству немецкого генерала Бутлара, «эти войска отступали в страшном беспорядке, часто смешиваясь с колоннами беженцев» .

В это время 61-я и 2-я гвардейская танковая армии вынуждены были отражать контратаки крупных сил танков и пехоты противника в районе города Штаргард. Части 47-й армии, перейдя 2 марта в наступление в направлении Альтдамм, в течение нескольких дней вели упорные бои за первую полосу обороны.

4—5 марта 1-я гвардейская танковая армия, часть сил 3-й ударной армии и 1-я армия Войска Польского в районе юго-западнее Польцина окружили 10-й корпус СС и корпусную группу «Теттау», прорвались к Балтийскому морю на участке Кольберг (Колобжег) — Дееп, перерезав пути отхода на запад другой вражеской группировке, находившейся восточнее Кольберга. В ней насчитывалось более 20 тыс. человек. Выйдя на побережье Балтики в район Колобжега, польские воины водрузили народное знамя Польши.

В связи с выходом польской армии на побережье Балтийского моря главное политическое управление Войска Польского распространило среди польских воинов листовку под названием «Войско Польское у Балтики». В листовке говорилось: «...после шести лет польское знамя снова развевается над побережьем. Польша возвра­щается на Балтику. Возвращается более сильная, чем прежде, чтобы прочно закрепиться на море. В борьбе за Балтику мы вышли за границы 1939 г. Больше не будет «коридора»! Польша должна иметь и будет иметь протяженную морскую границу. Мы должны вновь обрести Западное Поморье!..

Плечом к плечу с Красной Армией — вперед — на ЩЕЦИН и БЕРЛИН!». Польские солдаты и офицеры восприняли эту листовку с большим воодушевлением.

5 марта 61-я армия овладела Штаргардом—узлом обороны врага на штеттинском направлении. В этом городе войска фронта освободили большую группу военнопленных западных держав и советских граждан.

Таким образом, войска 1-го Белорусского фронта за пять дней наступления прорвали оборону восточно-померанской группировки противника в полосе 200 километров, рассекли 3-ю немецкую танковую армию на части, окружили одну груп­пировку юго-западнее Польцина, другую во взаимодействии с войсками 2-го Белорусского фронта — в районе юго-восточнее Кольберга и вышли на побережье Балтийского моря, прижав остатки 3-й танковой армии к устью Одера. С выходом к морю главные силы 1-го Белорусского фронта повернули на запад, к Одеру, а войска 2-го Белорусского фронта — на восток, к Данцигу.

После рассечения восточно-померанской группировки противника перед совет­скими войсками встала новая задача: ликвидировать в кратчайший срок разрознен­ные части врага и очистить от него все побережье Балтийского моря между Вислой и Одером. 5 марта Ставка Верховного Главнокомандования приказала временно передать из 1-го Белорусского фронта во 2-й Белорусский фронт 1-ю гвардейскую танковую армию, включив в ее состав танковую бригаду 1-й армии Войска Польского . Одновременно с этим Ставка поставила 2-му Белорусскому фронту задачу разгромить группировку противника в районе Данциг —Штольп, овладеть городами Данциг, Гдыня и не позднее 20 марта выйти на побережье Балтийского моря (в районе Данцигской бухты). Для выполнения этой задачи войска правого крыла фронта должны были продолжать наступление по левому берегу Вислы на Данциг, а соедине­ния левого крыла — в направлении Лауэнбург —- Гдыня. 1-ю гвардейскую танковую армию и польскую танковую бригаду было приказано использовать для развития удара на левом крыле фронта. Очистив от противника побережье, фронт должен был организовать его противодесантную оборону, используя для этого 3-й гвардейский кавалерийский корпус, войска укрепленных районов и некоторые другие части. Выполняя поставленные задачи, советские войска с 6 марта начали стремительно продвигаться по всему фронту, нанося удары в северном, северо-восточном и восточном направлениях. 98-й стрелковый корпус 2-й ударной армии, которым командовал генерал-лейтенант Г. И. Анисимов, завершил ликвидацию группировки, ок­руженной в крепости Грудзёндз. Остатки вражеских войск численностью более 5 тыс человек во главе с комендантом сдались в плен. Громя фашистов, войска 2-го Белорусского фронта 7 марта с боями овладели городами Гнев и Старогард, а на левом фланге вышли на восточную окраину Кольберга и соединились с войсками 1-го Белорусского фронта.

К 7 марта советские и польские соединения завершили разгром окруженной юго-западнее Польцина группировки противника. Отдельные группы, пытавшиеся вырваться из окружения, были уничтожены в лесах на подступах к Трептову. Только гарнизон Кольберга продолжал ожесточенно сопротивляться. Уничтожение блокированной кольбергской группировки врага было поручено 1-й армии Войска Польского, которая 18 марта разгромила кольберский гарнизон и овладела городом, после чего вместе с 61-й армией заняла оборону на побережье Балтийского моря, а остальные армии 1-го Белорусского фронта — по реке Одер. Лишь на подступах к Штеттину, в районе Альтдамм, гитлеровцы удерживали небольшой плацдарм, но к 20 марта и он был ликвидирован. В период наступления войска 1-го Белорусского фронта уничтожили более 75 тыс. немецко-фашистских солдат и офицеров и большое количество боевой техники врага, взяли в плен 27 883 солдата и офицера, захватили 188 танков и штурмовых орудий, 2100 полевых орудий и минометов, 2377 пулеметов, 21 787 винтовок и автоматов . За прова планов гитлеровского командования в Померании Г. Гиммлер был отстранен от должности командующего группой армий Висла и заменен генералом пехоты Г. Хейнрици.

Еще успешнее развивалось наступление войск 2-го Белорусского фронта, кото­рые на всех участках преследовали врага в направлении Данцигской бухты. Остатки разгромленной группировки противника сосредоточились в районе портов Данциг, Гдыня и на косе Хель. Оказавшись в безвыходном положении, гитлеровцы сопротивлялись с большим ожесточением и фанатизмом. 16 марта на совещании в ставке Гитлера главнокомандующий военно-морских сил Германии К. Дёниц предложил в случае потери побережья Данцигской бухты блокировать порты Кенигсберг, Пиллау и Данциг с помощью мин, так как даже при самых больших разруше­ниях в этих портах смогли бы базироваться советские катера .

К 22 марта советские войска прорвали оборонительные рубежи Данцигско-Гдын-ского укрепленного района западнее Сойота, вышли к побережью Данцигской бухты, расчленили данцигско-гдынскую группировку и овладели городом Сопот. 28 марта они штурмом овладели городом Гдыня —военно-морской базой и крупным портом на Балтий­ском море. В боях за Гдыню было взято в плен около 9 тыс. немецко-фашистских солдат и офицеров и захвачено много вооружения и разного военного имущества . 30 марта советские войска завершили разгром данцигской группировки и овладели городом и крепостью Данциг — первоклассной военно-морской базой гитлеровцев на Балтийском море. Здесь они взяли в плен более 10 тыс. солдат и офицеров противника и захва­тили 140 танков и штурмовых орудий, 358 орудий, 45 подводных лодок и много других военных трофеев. Часть разгромленных войск была оттеснена в полузатопленный район устья Вислы. Остатки 2-й немецкой армии, прижатые к морю севернее Гдыни, 4 апреля были разгромлены и пленены. Части противника, блокированные на косе Хель и в дельте Вислы, капитулировали 9 мая.

В этой операции большую роль сыграла 1-я гвардейская танковая армия. За умелое и успешное проведение наступательных операций в 1945 г. командующий армией генерал-полковник танковых войск Герой Советского Союза М. Е. Катуков был награжден второй медалью «Золотая Звезда». После блестящего выполнения задачи в Восточной Померании советское командование вывело армию из сражения и возвратило ее в состав 1-го Белорусского фронта. В освобождении Гдыни и Данцига принимала участие 1-я польская бригада имени героев Вестерплятте, которая водрузила над этими городами знамя народной Польши. В ознаменование освобождения Гданьска и Гдыни народные советы этих городов присвоили Маршалу Советского Союза К. К. Рокоссовскому звание почетного гражданина Гданьска и Гдыни.

В боях за Гдыню и Данциг войскам 2-го Белорусского фронта оказывал поддержку Краснознаменный Балтийский флот. Однако действия флота носили ограниченный характер. Для блокирования окруженной группировки противника в Данцигской бухте были использованы торпедные катера и подводные лодки. Активно действовала авиация флота, которая наносила удары по противнику в районах этих портов, а также по транспортам и кораблям в море.

С 10 февраля по 4 апреля 1945 г. войска 2-го Белорусского фронта взяли в плен 63 577 немецко-фашистских солдат и офицеров. Значительно больше гитлеровцев было уничтожено. Помимо большого количества уничтоженной боевой техники противника они захватили 681 танк и штурмовое орудие, 267 бронемашин и бронетранс­портеров, 569 тягачей, 431 самолет, 3470 орудий и минометов, 4649 пулеметов, 61 668 винтовок и автоматов, 19 бронепоездов, 277 разных кораблей, 610 складов с боеприпасами, вооружением, снаряжением и продовольствием. В числе захваченных кораблей были поврежденные и полузатонленные крейсер «Гнейзенау» и линейный корабль «Шлезвиг-Гольштейн». На стапелях судостроительного завода было захвачено 50 строящихся подводных лодок. Вместе с тем войска фронта освободили

32 ПО солдат и офицеров Красной Армии и 25 872 военнопленных союзных армий, а также 57 006 советских граждан и 5938 граждан других стран Европы .

Успех Восточно-Померанской наступательной операции имел большое значение. Войска 2-го и 1-го Белорусских фронтов разгромили крупную группировку вра­га, действовавшую на северном крыле советско-германского фронта, и очистили от противника территорию Восточной Померании и всего южного побережья Балтийского моря от Вислы до Одера. С выполнением этой задачи была устранена угроза флангового удара по советским войскам, выдвинувшимся к Одеру на берлинском направлении, созданы благоприятные условия для проведения Берлинской опера­ции и завершения боевых действий в районе Кенигсберга и на Земландском полуост­рове. После разгрома померанской группировки противника высвободились 10 армий 1-го и 2-го Белорусских фронтов, которые в дальнейшем были использованы на берлинском направлении. Завершив Восточно-Померанскую операцию, войска 2-го Белорусского и армии правого крыла 1-го Белорусского фронтов начали подго­товку к нанесению завершающего удара по столице фашистской Германии.

Краснознаменный Балтийский флот, перебазировав свои легкие силы на побережье Восточной Померании, занял более выгодные позиции на Балтийском море и прикрыл со стороны моря советские войска, наступавшие на берлинском направлении. В то же время советские войска лишили противника важнейших военно-морских баз в Данцигской бухте и сильно сократили возможности использования портов Померанской бухты и устья Одера. В связи с этим действия и перевозки немецко-фашистского флота на Балтийском море были затруднены. Положение прижатых к морю курляндской и восточно-прусской группировок немецко-фашистских войск еще более ухудшилось.

Овладев Данцигской бухтой, Советские Вооруженные Силы ликвидировали важный район подготовки экипажей немецких подводных лодок и тем самым улуч­шили обстановку на море не только для Советского Военно-Морского Флота, но и для флотов союзников. Черчилль в послании Объединенному комитету начальников штабов так определил значение захвата Данцига для английского флота: «...захват Данцига и последующая ликвидация одной из трех основных баз подводных лодок являются новым фактором, приносящим значительное облегчение морскому министерству. Возобновление операций немецких подводных лодок в масштабах, которые они предсказывали, теперь явно невозможно...» .

В результате успешной операции, проведенной силами Красной Армии и 1-й армии Войска Польского, были освобождены районы Поморья, расположенные между Вислой и Одером. Исконные земли Пяста на побережье Балтики с крупными городами Данциг (Гданьск) и Кольберг (Ко л обжег) отошли к Польше. Активное сопротивление польских патриотов гитлеровским захватчикам в тылу врага и борьба Войска Польского на советско-германском фронте скрепили боевой союз и дружбу польского и советского народов. Польский народ внес большой вклад в дело победы над фашизмом.

В период проведения Восточно-Померанской операции войска левого крыла 1-го Белорусского фронта продолжали напряженную борьбу на берлинском направлении за расширение плацдармов на левом берегу Одера, захваченных в ходе январского наступления севернее и южнее Кюстрина. Немецко-фашистское командование прилагало большие усилия к тому, чтобы ликвидировать советские плацдармы. Оно предприняло несколько безуспешных контратак и контрударов, пытаясь отбросить части 1-го Белорусского фронта на правый берег Одера. Немецкая артиллерия непрерывно обстреливала мосты и переправы, а авиация наносила по ним систематические удары. Для подрыва мостов и переправ, построенных советскими войсками, гитлеровское командование создало специальные морские диверсионные части, которые 25 марта пытались разрушить переправы через Одер, применив новые зажи­гательные средства. Но эта попытка противника закончилась провалом.

В феврале борьба советских войск за расширение плацдармов осложнилась тем, что большинство полевых аэродромов из-за начавшейся распутицы оказались непригодными для эксплуатации, и истребители 16-й воздушной армии не могли надежно прикрыть свои войска, действовавшие на левом берегу Одера, а также переправы через реку. После того как по распоряжению Военного совета 1-го Белорусского фронта части авиационного тыла с помощью сухопутных войск срочно построили несколько аэродромов с металлическими и кирпичными взлетно-посадочными полосами, авиа­ция 16-й воздушной армии активизировала свои действия, и советские войска получили возможность без серьезного противодействия со стороны вражеской авиации вести борьбу за расширение плацдармов.

К концу марта, преодолевая упорное сопротивление гитлеровцев, войска фронта расширили эти плацдармы, образовали в районе Кюстрина один обширный плацдарм крупного оперативного значения и окружили кюстринскую группировку противника.

27 марта немецко-фашистское командование предприняло последнюю попытку улучшить свое положение под Кюстрином. В этот день немцы нанесли новый контр­удар силами пяти дивизий с целью прорвать блокаду Кюстрина. Но, как признает немецкий историк генерал Бутлар, «несмотря на тщательную подготовку, все неоднократно предпринимавшиеся здесь атаки разбились о неприступность русской обороны». За провал контрудара Гитлер отстранил от занимаемой должности начальника генерального штаба немецких сухопутных сил генерал-полковника Г. Гуде-риана, а на его место назначил генерала пехоты Г. Кребса .

Таким образом, в ходе упорных боев на реке Одер войска 1-го Белорусского фронта ликвидировали предмостные укрепления гитлеровцев на правом берегу реки, расширили свои плацдармы за Одером и тем самым создали более благоприятные условия для последующего своего наступления на берлинском направлении.

* * *

В то время как 1-й и 2-й Белорусские фронты громили гитлеровцев в Восточной Померании, войска 1-го Украинского фронта проводили Нижне-Силез скую и Верхне-Силезскую наступательные операции. Целью этих операций было нанести поражение силезской группировке противника (группе армий «Центр»), выйти на рубеж реки Нейсе, занять более выгодные позиции для последующих ударов по Берлину и Дрездену и охватить с севера вражеские войска, действовавшие в Чехословакии.

В конце января на территории Силезии, в полосе наступления 1-го Украинского фронта, сложилась следующая обстановка. Перед 1-м Украинским фронтом на рубеже реки Одер оборонялись 4-я танковая, 17-я и 1-я танковая армии противника, входившие в группу армий «Центр», которой командовал генерал-полковник Ф. Шёрнер. Оперативных резервов у противника не было.

Однако немецко-фашистское командование сумело в короткий срок сосредоточить в Силезии крупные силы, перебросив войска с западного фронта и из резерва верховного командования. К 8 февраля в полосе боевых действий 1-го Украин­ского фронта противник имел 16 пехотных, 2 легкопехотные, 1 лыжную, 4 танковые, 2 моторизованные дивизии, 7 остатков боевых групп дивизий, 1 танковую бригаду и корпусную группу «Бреслау». Этими силами гитлеровское командование пыталось остановить дальнейшее продвижение советских войск с рубежа реки Одер в глубь Германии.

В январских боях войска 1-го Украинского фронта понесли значительные поте­ри, а новые части и соединения не поступали. Коммуникации сильно растянулись. Основные тыловые базы фронта оставались восточнее Вислы, что создавало трудности в организации материально-технического обеспечения войск. Но, несмотря на это, необходимо было продолжать активные боевые действия, не давая врагу передышки.

Командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев решил начать новое наступление, с тем чтобы сорвать планы гитлеровцев, рассчитывавших создать непреодолимую оборону на Одере. Это решение было утверждено Ставкой Верховного Главнокомандования. В течение недели командование фронта перебросило часть войск из Силезского промышленного района на правое крыло фронта для проведения Нижне-Силезской операции. В период подготовки к операции войска фронта улучшали свои позиции.

К 8 февраля подготовка операции закончилась. В этот день войска правого крыла фронта (3-я гвардейская, 13, 52, 6-я армии, 4-я и 3-я гвардейская танковые армии) при поддержке авиации 2-й воздушной армии нанесли удар с одерского плацдарма, расположенного севернее Бреславля, в направлении на Котбус и прорвали сильные долговременные позиции одерского рубежа обороны противника на фронте 60 километров. За три дня боев войска расширили прорыв до 150 километров и продвинулись на 60 километров. В ходе дальнейшего наступления они разгромили введенные противником резервы, окружили гарнизон города-крепости Глогау численностью около 18 тыс. солдат и офицеров, овладели окружным центром Силезии, сильным опорным пунктом и важным узлом коммуникаций немецких войск — городом Лигниц . На правом крыле фронта танковые и стрелковые войска форсировали реку Бобер и подошли к реке Нейсе.

14 февраля 5-я гвардейская армия нанесла удар из района Олау в северо-западном направлении, обойдя Бреславль с юга, и на другой день во взаимодействии с 6-й армией, наносившей удар на Бреславль с северо-запада, окружила и блокиро­вала этот город, гарнизон которого насчитывал около 40 тыс. солдат и офицеров. Окруженные в Глогау немецко-фашистские войска сопротивлялись до 1 апреля, а ликвидация бреславльской группировки затянулась до 6 мая.

Наступление войск фронта активно поддерживалось 2-й воздушной армией. Лет­чики 6-го гвардейского бомбардировочного авиационного корпуса, которым командовал Герой Советского Союза генерал-майор авиации И. С. Полбин, наносили систематические удары по отступавшему противнику, обеспечивая быстрое продвижение наземных войск. 11 февраля генерал Полбин повел группу самолетов Пе-2 на боевое задание с целью уничтожить сильный узел сопротивления противника на окраине Бреславля. Объект был прикрыт многослойным огнем вражеской зенитной артиллерии. Несмотря на это, Полбин ввел самолет в пикирование, стремясь как можно точ­нее поразить врага. Это был его 158-й боевой вылет. Фашистские зенитчики сосредоточили огонь всех орудий на головном самолете. От прямого попадания снаряда самолет загорелся и врезался в землю. Отважный летчик погиб. В апреле 1945 г. он посмертно был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза .

24 февраля армии правого крыла фронта вышли на реку Нейсе на участке от ее устья до Пенциха. Достигнув этого рубежа, войска 1-го Украинского фронта овладели всей Нижней Силезией, вступили в германскую провинцию Бранденбург и правым крылом вышли на одну линию с соединениями 1-го Белорусского фронта. Благодаря этому оперативное положение советских войск на берлинском направлении улучшилось. Кроме того, советские войска заняли охватывающее положение по отношению к верхне-силезской (оппельнской) группировке противника и пере­резали железную дорогу, связывающую эту группировку с Берлином.

Чтобы восстановить железнодорожное сообщение между Берлином и Силезией и соединиться со своей группировкой, окруженной в Глогау, противник 3 марта нанес контрудар из района Лаубан в направлении на Глогау. Однако этот контрудар был отбит войсками фронта. Войдя в Силезию, Красная Армия принесла свободу десяткам тысяч людей, угнанных на фашистскую каторгу. К 20 марта войска 1-го Украинского фронта освободили 91 300 советских граждан и 22 500 иностранцев.

После вступления советских войск на территорию Германии немецко-фашистское командование пыталось полностью вывезти всех жителей, а также иностранных рабочих и военнопленных из Силезии и Бранденбурга в центральные районы Германии. Немецкое население, запуганное слухами о «большевистских зверствах», распускаемыми нацистской пропагандой, бежало на запад. Жительница города Гюрау Анна Ганке рассказывала: «Страшно вспомнить о том, что творилось в городе во время эвакуации. Все спешили на вокзал. Все старались увезти как можно больше вещей с собой. Женщины и дети плакали. На вокзале была сутолока. Людей было очень много, ежечасно приезжало население окрестных сел, и все спешили скорей уехать за Одер». В середине апреля, по данным советских комендатур, на территории Силезии, занятой советскими войсками, оставалось только 620 тыс. немцев.

Отступление все больше и больше снижало моральный дух немецких солдат и офицеров. Одни из них бежали с поля боя, другие скрывались в лесах и рощах. Колонны войск отступали в беспорядке, управление боями нарушалось. Участились случаи дезертирства, а также добровольной сдачи в плен не только отдельных солдат и офицеров, но и целых подразделений. Так, например, в районе Глогау еще до окружения города сдался в плен 3-й батальон укрепленного района во главе с командиром .

Солдаты немецко-фашистской армии, привыкшие к грабежам и насилиям на оккупированных ими территориях других стран, начали грабить и свое коренное население. В связи с этим ставка гитлеровского главнокомандования вынуждена была издать специальные приказы. В одном из них, подписанном Кейтелем, говорилось: «По имеющимся донесениям, солдаты в эвакуированных населенных пунктах тех частей империи, которые принадлежат к зоне боевых действий, виновны в тягчайших преступлениях против собственности немецких соотечественников. Они набрасывались на имущество и запасы эвакуированных и занимались грабежом в оставленных квартирах. Начальники с этим не только не боролись, но частично даже сами принимали участие в постыдных действиях». На улицах населенных пунктов Верхней Силезии были вывешены плакаты, лозунги и приказы против мародеров. «Мы сейчас не в России и не в Польше»,— напоминало своим солдатам в листовках и газетах немецкое командование, желая удержать их от грабежей местного немецкого населения.

Стремясь поднять дисциплину в армии, немецко-фашистское командование прини­мало карательные меры. Позади передовых частей развертывались заградительные отряды, которые задерживали всех направлявшихся в тыл солдат и офицеров. Бегущих с поля боя расстреливали на месте. Офицеры, самовольно отводившие свои части, подвергались смертной казни. Все командиры полков получили полномочия военных судей и право немедленно приводить приговор в исполнение. Особенно строгие меры применялись к перебежчикам. В число трусов и дезертиров гитлеровцы зачисляли немцев, которым надоела война и которые больше не хотели воевать за нацизм. О расстрелах таких немцев гитлеровское командование систематически сообщало в печати.

Немецко-фашистское командование требовало любыми средствами бороться с советскими танками. Солдаты, подорвавшие хотя бы один танк, представлялись к ордену. Гитлер приказал награждать рыцарским железным крестом каждого солдата, уничтожившего шесть советских танков средствами ближнего боя .

В феврале 1945 г. в немецкой армии увеличилось количество формирований фольксштурма, привлекаемых к активным боевым действиям. Боеспособность этих формирований была низкая, несмотря на все попытки немецкого командования повы­сить ее. 19 марта Гитлер подписал приказ о разрушении военных и экономических объектов Германии при отступлении немецко-фашистских войск. Приказ требовал «разрушать все военные сооружения, средства связи, промышленные и хозяйственные сооружения и все ценное на территории империи, что может быть в настоящем или будущем использовано противником». 23 марта начальник партийной канцелярии М. Борман возложил руководство работами по разрушению на гаулейтеров областей. Уничтожая города, Гитлер и его клика не заботились о германском народе. «Если война будет проиграна,— говорил Гитлер,— то погибнет и народ. Эта судьба неотвратима...» . Однако быстрое продвижение советских войск помешало гитлеровцам разрушить промышленные предприятия немецкой Силезии, в том числе военные заводы, которые продолжали работать до самого прихода Красной Армии.

15 марта войска 1-го Украинского фронта приступили к проведению Верхне-Силезской наступательной операции. Ее замысел заключался в том, чтобы двумя группировками войск, созданными севернее и южнее Оппельна, нанести встречные удары в обход оппельнской группировки врага, окружить и уничтожить эту группировку и выйти на границу Чехословакии. Одна группировка, в составе 21-й и 4-й тан­ковой армий, 34-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии и 4-го отдельного гвардейского танкового корпуса, должна была наступать из района Гротткау на юго-запад, другая, в составе 59-й и 60-й армий 7-го гвардейского механизированного и 31-го танкового корпуса,— из района севернее Ратибора на запад.

Наступление обеих группировок войск началось после артиллерийской подго­товки, продолжавшейся 90 минут. Они прорвали две полосы укреплений обороны противника на участке шириной 22 километра и, развивая стремительное наступление по сходящимся направлениям на Нёйштадт, 18 марта в районе юго-западнее Оппельна окружили, а затем полностью уничтожили 4 пехотные дивизии, часть сил моторизованной дивизии, несколько отдельных полков и отдельных батальонов, 1 артиллерийский полк и 9 артиллерийских дивизионов. При наступлении особенно отличилась 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Д. Д. Лелюшенко, личный состав которой показал образцы мужества и стойкости, отваги и смелости, дисциплины и организованности в боях. 17 марта армия была преобразована в гвардейскую.

К 20 марта наступавшие войска расширили прорыв до 110 километров по фронту, продвинулись вперед на 50 километров, вышли в предгорья Судет и на некоторых участках пересекли германо-чехословацкую государственную границу, вступив на территорию Чехословакии. В ходе операции войска фронта овладели важными узлами дорог и промышленными центрами — городами Нёйштадт, Ратибор. К 31 марта они вышли на рубеж Штрелен — Нейсе — Опава. В этих боях войска 1-го Украинского фронта уничтожили более 40 тыс. и взяли в плен 14 тыс. гитлеровцев, уничтожили и подбили 280 танков и штурмовых орудий, а также 600 полевых орудий разных калибров. В качестве трофеев было захвачено 57 танков и штурмовых орудий, 400 орудий и минометов, более 1000 пулеметов, 13 700 винтовок и автоматов, 21 самолет, 3000 автомашин, 75 складов с различным военным имуществом, 5000 ло­шадей и 1520 вагонов и паровозов.

С выходом на рубеж Штрелен — Нейсе — Опава была ликвидирована опас­ность флангового удара врага по войскам 1-го Украинского фронта с юга и сорвана попытка противника деблокировать окруженный бреславльский гарнизон. Захват города Нейсе лишил немецко-фашистское командование возможности эксплуатировать рокадную железную дорогу, соединявшую группу армий «Центр» с группой армий «Юг». Таким образом, были созданы выгодные условия для нанесения удара по врагу на дрезденском и пражском направлениях.

В это время 2-я армия Войска Польского под командованием генерал-лейтенанта К. К. Сверчевского, закончив формирование, начала передислокацию своих частей. В конце февраля по приказу Главнокомандующего Войска Польского 2-я армия была включена в состав 1-го Белорусского фронта и сосредоточена в Померании. На пути следования армия уничтожала остатки разбитых вражеских частей, укрывавшихся в лесах. Один из батальонов принимал участие в освобождении Познани. Поз­же, 19 марта, распоряжением Ставки Верховного Главнокомандования 2-я армия Войска Польского была передана 1-му Украинскому фронту. К концу марта польские части, совершив 300-километровый марш, прибыли в районы Бреславля, Лешно, Кротошина и начали подготовку к Берлинской операции.

Переброска 2-й армии Войска Польского на территорию Польши к западу от Вислы имела огромное политическое значение. Население Польши, освобожденное от гитлеровской оккупации в январе 1945 г., своими глазами увидело, какую силу представляет собой новое Войско Польское.

Успешные наступательные действия войск 1-го Украинского фронта в Нижней и Верхней Силезии имели большое значение для развертывания дальнейшего наступления на берлинском, дрезденском и пражском направлениях. В ходе боев советские войска преодолели мощный рубеж обороны противника на реке Одер, где гитлеровцы рассчитывали задержать дальнейшее продвижение советских армий. В период наступления в Силезии войска фронта разгромили 28 и уничтожили 5 немецко-фашистских дивизий, лишили противника важных военно-промышленных предприятий. Немецко-фашистское командование решило перебросить в Силезию значительные силы с других участков советско-германского фронта, что облегчило разгром врага в Восточной Померании, в Венгрии и Австрии.

Таким образом, к концу марта войска 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Укра­инского фронтов вышли на побережье Балтийского моря и к рекам Одер и Нейсе. Разгромив гитлеровцев в Восточной Померании и Силезии, Красная Армия во взаимодействии с Войском Польским полностью завершила освобождение Польши от немецко-фашистских оккупантов. Войска 1-го Белорусского фронта овладели важным оперативным плацдармом в районе Кюстрина на подступах к Берлину, заняв выгодное положение для нанесения решительного удара по берлинской группировке противника и овладения столицей фашистской Германии.




  1. Rjvbccfh

    Главным для Ставки ВГК, стало обеспечение безопасности правого фланга наступающих на Берлин Советских войск. Разговоры о том, что маршал Жуков специально тянул время, не выдерживают критики. Разгром Померанской группы фашистских войск существенно уменьшил наши потери во время штурма Берлина.

  2. ТТшник

    Служил в Нижней Силезии, рядом с городом Хоцянув (Котценау), места наполненные историей войны... Доты на вокзале Легницы стоят и глядят на тебя в какой бы части вокзала ты не находился. Трудно было нашим отцам и дедам. Но мы победили!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.