Окружение и ликвидация фашистов под Витебском и Бобруйском


Накануне общего наступления на фронтах была проведена разведка боем силами передовых батальонов с целью уточнить данные о состоянии обороны противника и группировке его войск. Разведка боем проводилась на широком фронте, от озера Нещердо до реки Припяти. В результате успешных действий передовых батальонов на некоторых участках было улучшено тактическое положение частей и соединений. На отдельных направлениях действия этих батальонов переросли в общее наступление.

На 1-м Прибалтийском фронте разведка боем началась утром 22 июня. Наибольших успехов достигли разведывательные отряды 6-й гвардейской и 43-й армий, особенно 22-го гвардейского стрелкового корпуса 6-й гвардейской армии, которым командовал генерал-майор А. И. Ручкин. После 25-минутной артиллерийской подготовки отряды стремительным броском ворвались в траншеи врага и стали продвигаться вперед. В бой были введены по два стрелковых батальона от всех трех дивизий корпуса. К исходу дня передовые части корпуса прорвали главную полосу обороны противника к юго-востоку от Сиротино и продвинулись на глубину 6—8 километров.

23 июня после артиллерийской и авиационной подготовки в наступление перешли главные силы этих армий. К концу дня прорыв достиг 16 километров в глубину и 50 километров по фронту. Наиболее упорное сопротивление оказали части противника, оборонявшиеся в районе Шумилино, но и они к исходу дня вынуждены были начать отход на левый берег Западной Двины.

Для развития успеха стрелковых войск командующий фронтом ввел в сражение 1-й танковый корпус. Однако из-за размытых дождем дорог и недостаточно четкой организации ввода в прорыв части корпуса продвигались медленно и к исходу дня вышли лишь в район Шумилино.

В течение 24 июня войска фронта расширили прорыв до 30 километров в глубину и до 90 километров по фронту, вышли на 50-километровом участке на правый берег Западной Двины и захватили на противоположном берегу реки пять небольших плацдармов. В тот же день 60-й стрелковый корпус 43-й армии выдвинулся в район населенного пункта Гнездиловичи, в тыл витебской группировке противника, и оказался в 3—5 километрах от наступавших навстречу войск 5-го гвардейского стрелкового корпуса 39-й армии 3-го Белорусского фронта. Над витебской группировкой врага нависла угроза окружения. Немецко-фашистское командование, израсходовав все корпусные резервы, начало срочно перебрасывать в этот район свежие силы. Оно стремилось любой ценой задержать наше наступление на рубеже Западной Двины.

На третий день операции развернулись ожесточенные бои за расширение плац­дармов на левом берегу Западной Двины и завершение окружения витебской группировки противника. Форсировать реку пришлось на подручных средствах, так как понтонные переправы были наведены в некоторых местах лишь к исходу дня, да к тому же по ним переправлялись главным образом артиллерия и танки. В этот день войска 1-го Прибалтийского фронта освободили город Бешенковичи и западнее Витебска соединились с войсками 3-го Белорусского фронта.

Форсировав Западную Двину, 6-я гвардейская армия продолжала наступать на Ушачи, а 43-я армия, оставив часть сил для ликвидации окруженной витебской группировки, главными силами развивала наступление на Лепель. Преодолевая упорное сопротивление противника, который, введя в бой две новые дивизии, часто переходил в контратаки, войска фронта к исходу 28 июня вышли на рубеж Ушачи— Лепель, очистив в тот же день от врага город Лепель.

Боевые действия наземных войск поддерживала 3-я воздушная армия. Авиация бомбардировала и штурмовала опорные пункты и узлы сопротивления противника, содействовала отражению вражеских контратак, помогла захватить и удержать плацдармы на левом берегу Западной Двины. После окружения витебской группировки врага авиация фронта активно участвовала в ее уничтожении.

Успех прорыва войск 1-го Прибалтийского фронта был достигнут в результате тщательной, скрытной подготовки операции, разумного осуществления мероприя­тий по всестороннему ее обеспечению. Этот успех явился следствием правильной оценки обстановки, в частности учета особенностей лесисто-болотистой местности, и принятия командующим фронтом наиболее целесообразного решения — прорывать оборону противника и наступать не на узком, а на сравнительно широком фронте. Определяющее значение имело согласованное применение артиллерии и авиации, нанесших огневой удар. Это привело к взлому вражеской обороны и дало возмож­ность стрелковым соединениям при содействии инженерных войск развивать наступление. Четко организованное взаимодействие всех родов войск и авиации в целом надежно обеспечило проведение операции. Огромная работа, проделанная штабами и войсками по подготовке форсирования крупной водной преграды — Западной Двины, создала условия для стремительного ее преодоления. Наступление войск 1-го Прибалтийского фронта оказалвсь для противника неожиданным. Об этом свидетельствует К. Типпельскирх. «Особенно неприятным, — пишет он, — было наступление северо-западнее Витебска, так как оно в отличие от ударов на остальном фронте явилось полной неожиданностью, поразив особенно слабо защищенный участок фронта на решающем в оперативном отношении направлении».

Итак, за шесть дней наступления войска 1-го Прибалтийского фронта выполнили поставленные перед ними задачи: прорвали оборону противника, форсировали Западную Двину, во взаимодействии с войсками 3-го Белорусского фронта окружили витебскую группировку. За успешный прорыв вражеской обороны и форсирование с ходу Западной Двины 145 воинов 1-го Прибалтийского фронта были удостоены звания Героя Советского Союза, среди них: боец-разведчик 213-го гвардейского стрелкового полка 71-й гвардейской стрелковой дивизии А. Е. Толмачев, партийный организатор роты 801-го стрелкового полка 235-й стрелковой дивизии сержант В. Н. Фокин, командир пулеметной роты 199-го гвардейского стрелкового полка 67-й гвардейской стрелковой дивизии старший лейтенант В. Д. Солонченко, командир батальона 210-го гвардейского стрелкового полка 71-й гвардейской стрелковой дивизии майор А. К. Федюнин, командир 496-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка майор М. И. Макарычев, командир 935-го стрелкового полка 306-й стрелковой дивизии подполковник А. И. Беспятов, командир 67-й гвардейской стрелковой ди­визии генерал-майор А. И. Баксов, начальник политотдела той же дивизии полковник М. М. Бронников.

июня после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление и войска 3-го Белорусского фронта. Наибольшего успеха достигли 39-я и 5-я армии, которые в первый же день прорвали оборону противника на 10—11 километров в глубину и до 50 километров по фронту.

Медленнее развивалось наступление в полосе действий южной ударной группы фронта, на оршанском направлении, которая встретила упорное сопротивление врага. 11-я гвардейская армия продвинулась за день лишь на 2—3 километра, 31-я армия успеха не имела. Навстречу нашим войскам противник выдвинул две дивизии из» армейского резерва. Продвижение советских войск вдоль Минской автомагистрали затянулось главным образом потому, что созданную здесь врагом более мощную по сравнению с другими участками оборону не удалось надежно подавить в ходе артиллерийской и авиационной подготовки. Это объяснялось недостаточностью разведки системы огня противника, недочетами в организации огня, допущенными командованием обеих армий, а также нарушением маскировочной дисциплины некоторыми частями и соединениями 5-го артиллерийского корпуса прорыва. Разведка 78-й штурмовой немецкой пехотной дивизии обнаружила сосредоточение крупных масс артиллерии в полосе 11-й гвардейской армии и выявила огневые позиции 700 наших орудий. Внезапность огневого удара здесь была потеряна.

Ввиду того что на богушевском направлении войска 5-й армии и конно-механизированной группы уже вышли на оперативный простор, а на оршанском направлении наступление развивалось значительно медленнее, по указанию представителя Ставки Верховного Главнокомандования Маршала Советского Союза А. М. Василевского 5-ю гвардейскую танковую армию было решено ввести в сражение также на богушевском направлении. К утру 25 июня 5-я гвардейская танковая армия сосредоточилась западнее Лиозно. Поддерживать ее должны были главные силы 1-й воздушной армии в составе четырех авиационных корпусов и двух авиационных дивизий. Руководил этими соединениями командир 1-го гвардейского бомбардировочного авиационного корпуса генерал-лейтенант авиации В. А. Ушаков.

25 июня части 5-го гвардейского стрелкового корпуса 39-й армии 3-го Белорусского фронта соединились в районе населенного пункта Гнездиловичи с частями 60-го стрелкового корпуса 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта, завершив окружение витебской группировки противника. В тот же день другие соединения 39-й армии ворвались в Витебск. Разгорелись упорные уличные бои. Очень важно было захватить еще не взорванный мост через Западную Двину. Эту задачу получил сапер­ный взвод 875-го стрелкового полка 158-й стрелковой дивизии. Ночью саперы под командованием сержанта Ф. Т. Блохина уничтожили охрану моста. Фашисты все же успели зажечь бикфордов шнур, но Блохин, рискуя жизнью, бросился вперед, выдернул запалы и обезвредил толовый заряд. Мост уцелел. Утром 26 июня советские танки и артиллерия двинулись по нему дальше на запад. Ф. Т. Блохину было присвоено звание Героя Советского Союза. На мемориальной доске, установленной на мосту после войны, были высечены слова: «Этот мост 26 июня 1944 года в жестокой схватке с фашистскими оккупантами был спасен от взрыва группой бойцов Героя Советского Союза Ф. Т. Блохина».

В то время когда шли бои за Витебск, 11-я гвардейская армия прорвала тактическую зону обороны и создала условия для ввода подвижных войск в прорыв. В полосе наступления этой армии был введен в сражение 2-й гвардейский танковый корпус, на который возлагалась задача перерезать железную дорогу Орша — Лепель, перехватить Минскую автомагистраль и выйти в район западнее Орши.

За три дня наступления войска 3-го Белорусского фронта взломали вражескую оборону в 100-километровой полосе между Западной Двиной и Днепром, продвинулись до 30—50 километров. Авиация произвела за эти дни 5800 самолето-вылетов, оказав войскам фронта серьезную поддержку.

Противник, пытаясь удержать Минскую автомагистраль и обеспечить левый фланг своей 4-й армии, перебросил в район Орши две свежие дивизии. Однако ничто уже не могло спасти положения. Враг начал отводить тылы 3-й танковой и 4-й армий за реку Березину.

25 и 26 июня 39-я армия и часть сил 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта вели бои по ликвидации окруженной витебской группировки. Враг оказывал упорное сопротивление, беспрерывно контратаковал, стремясь вырваться из «котла». Он понес большие потери. Прорваться удалось лишь группе, насчитывавшей до 8 тыс. человек. Но она была вновь окружена и вскоре уничтожена. Утром 27 июня остатки вражеских дивизий приняли ультиматум советского командования о капитуляции и сдались в плен. Противник потерял под Витебском 20 тыс. убитыми и более 10 тыс. пленными. В плен сдались командир 53-го армейского корпуса генерал пехоты Гольвитцер и начальник штаба этого корпуса полковник Шмидт.

Разгром витебской группировки врага имел большое значение для дальнейшего хода Белорусской операции. Ключевая позиция на левом фланге обороны группы армий «Центр» была сокрушена.

В это время на внешнем фронте окружения успешно развивалось наступление других армий 3-го Белорусского фронта. Подвижные соединения фронта при поддержке авиации быстро продвигались на запад.

Авиационные соединения наносили удары по отступавшему врагу Особенно эффективно действовали летчики 1-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии под командованием полковника С Д Пруткова Они почти полностью парализовали движение немецко-фашистских войск по железной и шоссейной дорогам на участке Орша — Борисов.

26 июня конно-механизированная группа генерала Осликовского стремительно выдвинулась к Сенно 5-я гвардейская танковая армия в тот же день вышла на Минскую автомагистраль, где противник оказывал наиболее упорное сопротивление, стремясь сохранить за собой важную коммуникацию и не допустить выхода наших войск к Борисову Бои на этом направлении носили весьма напряженный характер Тесно взаимодействуя со штурмовой и бомбардировочной авиацией, войска 5-й гвардейской танковой армии к исходу дня овладели районным центром Толочином, перерезав пути отхода оршанской группировке немцев в 50 километрах западнее Орши Открылась возмолхность быстрого продвияения к Березине Но противник пытался любой ценой задержать наступление танковой армии и выдвинул навстречу ей боеспособные части 2-й гвардейский танковый корпус в этот день также вышел на Минскую автомагистраль в 15 километрах западнее Орши 27 июня Орша была взята войсками 11-й гвардейской и 31-й армии.

Советские воины проявили во время наступления подлинный героизм Пример исключительной стойкости и доблестного выполнения своего воинского долга показал рядовой 77-го гвардейского стрелкового полка 26-й гвардейской стрелковой дивизии Юрий Смирнов 24 июня при прорыве вражеской обороны севернее Орши он добровольно вызвался участвовать в танковом десанте, перед которым стояла задача перерезать в тылу противника автомагистраль Москва—Минск В районе деревни Шалашино Смирнов был тяжело ранен, пал с танка и попал в плен Гитлеровцы притащили его в штабной блиндаж 78-й штурмовой пехотной дивизии Фашисты пытали комсомольца, стараясь получить от него необходимые сведения Но, верный воинской присяге, Смирнов отказался отвечать на их вопросы Тогда гитлеровские палачи распяли избитого и израненною воина на стене блиндажа В лоб, ладони и ступни солдата изверги вбили гвозди Гвардии рядовой Ю В Смирнов погиб смертью героя, не выдав военной тайны.

Вскоре наступавшие советские воины нашли труп зверски замученного бойца Потрясающая весть о новом злодеянии гитлеровцев быстро облетела все полки и дивизии 3-го Белорусского фронта Воины дали священную клятву отомстить за смерть своего боевого товарища, не выпускать из рук оружия до тех пор, пока не очистят родную землю от фашистских насильников Ю. В. Смирнову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

После разгрома оршанской группировки противника войска фронта устреми­лись на запад, к реке Березине Конно-механизированная группа, продвинувшись за пять суток в условиях труднопроходимой местности на глубину до 180 километров, вышла 28 июня на Березину севернее Борисова и передовыми отрядами форсировала реку Вслед за ней успешно продвигались и стрелковые части На борисовском направ­лении разгорелись ожесточенные бои Враг, введя в бой переброшенную из района Ковеля 5-ю танковую дивизию, стремился задержать наши части и прикрыть отход своей могилевской группировки Наступавшая вдоль Минской автомагистрали 5 я гвардейская танковая армия разгромила эту танковую дивизию и 29 июня передовыми отрядами вышла к Березине. Удары конно-механизированной группы генерала Осликовского севернее автомагистрали Москва — Минск, 5-й гвардейской танковой армии вдоль нее и 2-го гвардейского танкового корпуса южнее автомагистрали обеспечили отсечение в короткий срок 3-й танковой армии врага от его 4-й армии Это было большим оперативным успехом войск 3-го Белорусского фронта ьа борисовско-минском направлении За первые шесть дней наступления войска фронта в основном выполнили поставленные перед ними задачи. Во взаимодействии с войсками 1-го Прибалтийского фронта они разгромили витебскую и оршанскую группировки врага, продвинулись на 150 километров, правым крылом вышли на Березину и глубоко охватили 4-ю немецкую армию, действовавшую на могилевско-минском направлении. Противник понес большие потери. Кроме пяти дивизий, полностью уничтоженных под Витебском, разгрому подверглись еще шесть.

Крупные успехи, достигнутые войсками 3-го Белорусского фронта за шесть дней наступления, объяснялись прежде всего тем, что значительно возросло искусство генералов и офицеров в вождении войск, повысилось воинское мастерство солдат и сержантов. Огромное значение, как и на 1-м Прибалтийском фронте, имела тщательная, скрытная подготовка и внезапность наступления, непрерывное и эффективное взаимодействие всех родов войск и видов Вооруженных Сил. Все это позволило прорвать вражескую оборону в короткий срок на большую глубину и добиться успеха в Витебско-Оршанской операции.

Наступление 1-го Белорусского фронта, как и намечалось, началось 24 июня. В ночь перед наступлением на обоих участках прорыва удары наносили бомбардировщики авиации дальнего действия и 16-й воздушной армии. Однако с переходом войск в атаку плохие метеорологические условия ограничили действия авиации. По мере улучшения погоды авиация производила налеты крупными группами. Днем бомбардировщики нанесли два массированных удара. Всего в первый день бомбардировщики, штурмовики и истребители совершили 3191 самолето-вылет. Северная ударная группа фронта в первый день наступления добилась незначительных результатов. Части первого эшелона стрелковых корпусов 3-й и 48-й армий овладели лишь первой и второй траншеями врага. Причинами этого явились недостаточная разведка позиций противника, плохая погода, снизившая эффективность действий артиллерии и авиации, а также болотистая открытая местность у переднего края вражеской обороны.

Более благоприятно развивалось наступление южной ударной группы. 18-й стрелковый корпус 65-й армии при поддержке авиации продвинулся на 5—6 километров, что дало возможность во второй половине дня ввести в прорыв 1-й гвардейский танковый корпус. Успешно действовали также соединения 28-й армии. В результате первого дня боев обе армии прорвали оборону противника по фронту до 30 километров и в глубину от 5 до 10 километров. 1-й гвардейский танковый корпус, выйдя в район Кнышевичей, углубил прорыв до 20 километров. Создались условия для ввода в сражение конно-механизированной группы генерал-лейтенанта И. А. Плиева.

На следующий день эта группа была введена на стыке 65-й и 28-й армий. Не встречая серьезного сопротивления, подвижные войска стали быстро продвигаться в северо-западном направлении, 26 июня вышли к реке Птичи, в районе Глусска, и местами форсировали ее. В это время соединения весьма успешно действовавшего 1-го гвардейского танкового корпуса находились в 8—10 километрах к юго-западу от Бобруйска. Вслед за подвижными войсками продвигались стрелковые соединения 65-й и 28-й армий. Противник начал отходить на север и северо-запад, ведя арьергардные бои.

К исходу третьего дня наступления войска 65-й армии вышли на реку Березину южнее Бобруйска, а войска 28-й армии — на реку Птичь и, форсировав ее, овладели местечком Глусск. Вражеская оборона была прорвана на глубину до 40 километров. Войска южной группы фронта вышли на оперативный простор.

Наступление северной ударной группы фронта продолжало развиваться медленно. Несмотря на то что в бой была введена часть сил подвижной группы 3-й армии, войска 48-й и 3-й армий к исходу 25 июня продвинулись лишь на 10 километров, так и не прорвав тактическую зону обороны врага.

В этих условиях командующий фронтом приказал командующим войсками 3-й и 48-й армий ввести в бой все резервы и 28 июня окружить бобруйскую группировку противника. 26 июня с достигнутого рубежа в прорыв были введены все силы 9-го танкового корпуса. Учитывая обстановку, сложившуюся к юго-западу от Бобруйска, враг в ночь на 26 июня начал отводить войска за Березину. 16-я воздушная армия обрушила свои удары на отходившие колонны противника, сделав за этот день около 3 тыс. самолето-вылетов.

9-й танковый корпус прорвал вражескую оборону, к исходу дня вышел на восточный берег Березины у Титовки и к утру 27 июня перехватил все шоссе и переправы северо-восточнее Бобруйска. За танкистами быстро продвигались стрелковые части 3-й и 48-й армий, окружая бобруйскую группировку немцев с северо-востока. К этому времени 1-й гвардейский танковый корпус вышел в район северо-западнее Бобруйска и отрезал пути отхода на запад частям пяти дивизий 9-й армии. Они были окружены в двух районах — в городе Бобруйске и юго-восточнее его. Ликвидировать вражескую группировку юго-восточнее Бобруйска предстояло 48-й армии, а в Бобруйске — 65-й армии. Главные же силы фронта продолжали наступать в направлениях Осиповичи — Пуховичи и на Слуцк.

Внутренний фронт окружения противника юго-восточнее Бобруйска не везде был одинаково плотным. Менее плотными оказались боевые порядки наших войск на северном участке, где действовали танковые корпуса. Использовав это обстоятельство, враг попытался вырваться из кольца и пробиться на север, на соединение с 4-й армией. Сосредоточив 27 июня до 150 танков и штурмовых орудий, гитлеровцы приготовились к прорыву в северном и северо-западном направлениях. Наша разведка своевременно обнаружила приготовления противника.

Времени для срыва замысла врага оставалось мало — в ночь на 28 июня он мог прорваться. В этих условиях командующий фронтом решил нанести по окруженной группировке сосредоточенные удары авиацией. По его приказу в воздух поднялись 526 самолетов (из них 400 бомбардировщиков) 16-й воздушной армии .

В течение полутора часов самолеты сбросили на противника более 11 300 бомб, выпустили 572 реактивных снаряда и 41 тыс. снарядов и патронов. В местах скопления вражеской техники возникли пожары. Действия нашей авиации оказались очень эффективными. Группировку врага, готовившуюся к прорыву из окружения, удалось рассеять. Немецкие солдаты и офицеры в панике заметались. Многие из них бросались в Березину, пытаясь переплыть ее, но здесь их настигал огонь стрелковых войск. Специальной комиссией было установлено, что в результате авиационного удара под Бобруйском наши самолеты уничтожили около 1 тыс. вражеских солдат и офицеров, до 150 танков и штурмовых орудий, около 1 тыс. орудий разного-калибра, до 6 тыс. автомашин и тягачей, до 3 тыс. повозок и 1500 лошадей.

Войска 48-й армии, несмотря на упорное сопротивление противника, 28 июня закончили ликвидацию его группировки, окруженной юго-восточнее Бобруйска.

Бои за Бобруйск длились с 27 по 29 июня и носили ожесточенный характер. В ночь на 29 июня немцы попытались вырваться из города. После сильного артиллерийского и минометного налета вражеские части начали атаку, но она была отбита. Лишь 5-тысячной группе удалось прорваться в направлении на Осиповичи. Вскоре советские войска, действовавшие северо-западнее Бобруйска, уничтожили ее. 29 июня войска 1-го Белорусского фронта освободили Бобруйск.

В окружении и уничтожении бобруйской группировки врага принимала участие Днепровская военная флотилия. В первый день наступления корабли 1-й бригады продвинулись вверх по реке за линию фронта. 26 июня они прорвались к мосту у населенного пункта Паричи, нарушили переправу противника, а 27 июня вышли на подступы к Бобруйску и помогли нашим войскам разгромить окруженную группировку. В ходе операции моряки 1-й бригады речной флотилии за трое суток переправили с левого берега Березины на правый 66 тыс. человек, 1550 орудий и минометов, 500 автомашин и около 7 тыс. лошадей 48-й армии.

За пять дней боев войска 1-го Белорусского фронта прорвали оборону врага на 200-километровом фронте, окружили и уничтожили его бобруйскую группировку и продвинулись в глубину до 110 километров. Была взломана очень сильная оборона противника на южном фланге Белорусского выступа, в результате чего создалась благоприятная обстановка для наступления на Минск и на Барановичи. Успех в Бобруйской операции был достигнут прежде всего благодаря смелым и стремительным действиям южной группы войск фронта (65-й и 28-й армий), всех танковых, механизированного и кавалерийского корпусов, умелой организации взаимодействия родов войск и авиации, продуманному и гибкому руководству войсками командующим фронтом.

2-й Белорусский фронт перешел в наступление 23 июня. 49-я армия, наносившая удар на Могилев, к исходу дня прорвала вражескую оборону в глубину на 5—8 километров и на фронте до 12 километров. 26 июня передовые отряды форсировали с ходу Днепр и захватили плацдармы на его правом берегу севернее Могилева. Большую помощь стрелковым частям при форсировании реки оказали летчики 230-й и 233-й штурмовых авиационных дивизий 4-й воздушной армии.

В середине дня противник начал выдвигать к району плацдармов танки и штур­мовые орудия, намереваясь сбросить наши передовые отряды в Днепр. Необходимо было срочно навести мосты для переправы на плацдармы артиллерии, танков и самоходно-артиллерийских установок. Эту задачу успешно выполнил 92-й отдельный понтонно-мостовой батальон. На 130 автомашинах батальон пересек шоссе Орша — Могилев,вышел к Днепру и под обстрелом врага в районе Защиты (севернее Могилева) к полудню 27 июня навел два моста грузоподъемностью в 30 и 16 тонн. Эти мосты сыграли большую роль в удержании и расширении плацдармов. За доблесть при выполнении задачи батальон получил наименование «Верхнеднепровский». Командиру батальона майору А. И. Канарчику было присвоено звание Героя Советского Союза, а 120 солдатам и офицерам вручены правительственные награды .

Успешные действия 49-й армии создали условия для перехода в наступление также войск 33-й и 50-й армий. Стремительно преследуя противника на шкловском, могилевском и быховском направлениях преодолевая сопротивление отрядов прикрытия, войска 2-го Белорусского фронта вышли во всей полосе к Днепру и в ночь на 27 июня расширили участок форсирования до 30 километров. Совершив обходный маневр с севера и юго-востока, войска 50-й и 49-й армий 28 июня штурмом освободили Могилев. В боях за город особенно отличились части 121-го стрелкового кор­пуса 50-й армии под командованием генерал-майора Д. И. Смирнова и 69-го стрелкового корпуса 49-й армии, которым командовал генерал-майор Н. Н. Мультан. Остатки 12-й немецкой пехотной дивизии вместе с командиром и комендантем города сдались в плен. Войска 2-го Белорусского фронта, преодолев шесть водных рубежей, к исходу 29 июня продвинулись в глубину на 90 километров и вышли в междуречье Друти и Днепра.

Таким образом, в период с 23 по 28 июня войска четырех фронтов, наступавших в Белоруссии, прорвали оборону противника на шести далеко отстоявших друг от друга участках, окружили и разгромили витебскую и бобруйскую группировки немцев, а также нанесли поражение врагу в районе Орши и Могилева.

Потерпев серьезное поражение, противник стал поспешно отступать на всем фронте от Западной Двины до Припяти. Немецко-фашистское командование попыталось образовать сплошной фронт обороны по Березине. Для этого им были брошены в сражение резервы: 14-я и 95-я пехотные дивизии на витебском, 60-я моторизованная дивизия на могилевском и 20-я танковая дивизия на бобруйском направлениях. Началась переброска дивизий с других участков советско-германского фронта. Всего за шесть дней наступления было переброшено шесть дивизий. Однако эти силы не смогли остановить наступление советских войск.

В успешном решении задач войсками фронтов важную роль сыграла партийно-политическая работа. В ходе наступления во все части поступили газеты, в которых было опубликовано сообщение Совинформбюро «Три года Отечественной войны Советского Союза».

Развернулось широкое разъяснение этого документа, четко определявшего задачи советских воинов на завершающем этапе войны в Европе. Там, где позволяла обстановка, обсуждению военных и политических итогов трех лет войны были посвящены партийные и комсомольские собрания. Солдаты, сержанты и офицеры выражали страстное желание скорее разгромить врага, избавить весь белорусский народ и народы Европы от немецко-фашистского ига.

В каждом городе, в каждом населенном пункте, оставленном оккупантами, воины видели бесчисленные следы их преступлений: сожженные и разрушенные здания, трупы расстрелянных и повешенных. Так, на территории хлебозавода в городе Жлобине в противотанковом рву было обнаружено около 2500 замученных и расстрелянных советских граждан. В деревне Годуны бойцы увидели ребенка с биркой на шее: «Годуны 121». Когда с ребенка хотели снять бирку, он испуганно закричал: «Дядя, не надо снимать, а то немец расстреляет» . На митингах и собраниях воины клялись беспощадно бить врага, спасать советских людей от насилия и истребления.

Глубокое понимание солдатами, сержантами и офицерами своего долга перед Родиной порождало массовый героизм. -Командование представляло наиболее отличившихся воинов к правительственным наградам. Только в стрелковых частях и соединениях 48, 28 и 65-й армий 1-го Белорусского фронта с 24 по 30 июня на поле боя было награждено орденами и медалями 1284 человека . Подвиги героев широко популяризировались устной и печатной пропагандой.

Многих солдат и офицеров, проявивших в боях смелость и отвагу, партийные организации принимали в ряды ВКП(б). В июне 1944 г. на 1-м Белорусском фронте в партию вступило 17 632, на 2-м Белорусском — 4074 человека, на 3-м Белорус­ском — 10 015 и на 1-м Прибалтийском — 8979 человек . Это явилось одним из ярких свидетельств неразрывной связи воинов Красной Армии с Коммунистической партией, признанием ее руководящей роли в организации разгрома врага.




  1. Rjvbccfh

    Создание в первые дни масштабной операции крупных котлов в Витебске и Бобруйске, на флангах полосы наступления, сломало гитлеровскую концепцию «крепостей». Прорывы бронетанковых клиньев вглубь обороны противника дестабилизировало всю оборонительную стратегию немецкой группы армий «Центр».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.