Внутренняя политика Юстиниана


Законодательная деятельность

Юстиниан стремился вернуть империи, возрожденной им, как он полагал, надолго, порядок, процветание и хорошее управление, присущие ей в лучшие дни Рима. Принятые меры могут быть сведены к двум основным областям: законодательной деятельности и административной реформе.

Рим стал основоположником юридической науки. Благодаря ей государство обрело порядок и единство, а император — основу своей абсолютной власти. Юстиниан оценил значимость этого наследия, ту роль, которую оно еще могло играть, и осознал необходимость его сохранить. Законодательная деятельность Юстиниана — успешная благодаря правильному видению задачи и до- статочной воле для ее полного решения, а также умению найти людей, способных воплотить идеи правителя в жизнь, — самая известная и действительно самая замечательная часть его деяний. То, что позднее назвали Corpus juris civilis («Свод гражданского права»), состоит из четырех частей: собственно «Кодекса Юстиниана», то есть свода всех императорских установлений, начиная с Адриана и до 534 г.; «Дигест», или «Пандект» — сборника сочинений знаменитых юристов и краткого изложения всей римской юриспруденции; «Институций» — практического учебника права для студентов, и, наконец, «Новелл» —154 законов, принятых Юстинианом после 534 г. Интересно заметить, что «Кодекс», «Пандекты» и «Институции» написаны на латинском языке, в то время как большая часть «Новелл» на греческом, чтобы, по словам самого Юстиниана, их могли прочесть все — признание, которое, должно быть, многого стоило в устах императора, не любившего эллинизма и неохотно использовавшего греческий язык.

Невозможно переоценить значение всего сделанного в этой области, прежде всего, для Византии, усвоившей самое важное из того, что составляло цивилизационное наследие Рима. Но также оно непреходяще и для истории человечества, ведь в XII в. юстинианов-ский свод, часто применявшийся в том виде, как был записан, и до сих пор являющийся основой гражданского права, вернул Западу знание о принципах жизни общества и деятельности государства. В то время благодаря мудрой хранительнице, коей была Византия, «римское право воскресло для новой жизни и во второй раз объединило мир» (И. Покровский, цитируемый А. Васильевым).

Административная реформа

В узком смысле административная реформа Юстиниана сводится к двум указам 535 г., в которых император дал своим чиновникам общие наставления. В широком смысле — это весь комплекс мер, предпринятых Юстинианом для улучшения внутренней жизни страны.

Страшный мятеж, вспыхнувший в Константинополе в 532 г. и известный под именем «Ника» (греческое слово, означающее «победа» или «побеждай», которое выкрикивали восставшие), наглядно свидетельствовал о необходимости реформ, о том, что произвол чиновников и политика императора в целом переполнили чашу терпения народа. Издревле люди в каждом византийском городе разделялись на группировки — «димы», самыми многочисленными из которых были «синие» и «зеленые», но теперь они представляли собой нечто вроде политических партий. И те и другие собрались на ипподроме, единственном месте, где возможно было выразить общественное мнение. Впрочем, это не выходило за рамки установившегося обычая: когда император желал говорить с народом, он делал это в цирке с высоты своей ложи; историки донесли до нас некоторые весьма любопытные диалоги между глашатаями императора и бунтовщиками. Мятеж, начавшись в цирке, охватил весь город. В течение шести дней мятежники грабили и жгли все что попадалось под руку. Обещания отправить в отставку Трибониана и Иоанна Каппадокийского — двух министров, особо ненавидимых из-за жестокости управления, оказалось недостаточным, чтобы успокоить восставших. Велизарию пришлось прибегнуть к силе — он запер мятежников на ипподроме и учинил страшную резню, во время которой погибло по меньшей мере 30 тыс. человек. Кровавая расправа притушила мятеж, но Юстиниан усвоил урок.

Две новеллы 535 г., дополненные в последующие годы особыми указами, касались реформы бюрократической машины. Такие меры, как ликвидация бесполезных постов, отмена системы продажи наследственных должностей, увеличение жалованья, обязательная присяга для вступающих в должность, учреждение должностей специальных представителей, или «юстинианцев», наделенных полномочиями гражданской и военной власти, должны были сделать чиновников более независимыми от тех, кем они управляли, и более зависимыми от императора.

Юстиниан добавил к этому настойчивые призывы к правому суду (он реформировал одновременно и судебное управление), к справедливости, честности, доброжелательности. Другая серия мер, возможно, еще более существенна, поскольку с ее помощью Юстиниан пытался устранить злоупотребления крупных землевладельцев. Он чувствовал, что в среде земельной знати, кичившейся своими привилегиями и независимой от центральной власти, скрываются его противники. Направляя удар против них, он карал не только самых опасных врагов среднего класса, но и самых плохих налогоплательщиков, что в целом защищало благополучие всего государства. Юстиниан был прав, преследуя недобросовестных чиновников и мятежных вельмож. Но чем обернулись его усилия? Полной неудачей, основным виновником которой стал он сам, вынужденный нарушать собственные законы и давать пример плохого управления из-за постоянной и возрастающей потребности в деньгах. Расходы Юстиниана на войну и особенно на строительство были огромны. Едва в одном указе он принимал сторону задушенного налогами люда, как в следующем уже отдавал своим уполномоченным приказ любыми способами собрать как можно больше золота. Юстиниан продавал должности, вводил новые налоги, уменьшал вес монет. Он сделал чиновников лично ответственными за сбор налогов, что развязало руки для бесчинств, еще недавно сурово осуждаемых. Чиновник вновь превращался в безжалостного и бесчестного «мытаря», а налогоплательщики, дабы избежать этого бедствия, пополняли клиентуру крупных вельмож, могущество которых император пытался ослабить.

Религиозная политика

Стремясь к возрождению Римской империи, Юстиниан, естественно, нуждался в согласии с папством. Это было заметно еще в начале правления Юстина, когда тот в 518 г. — под влиянием Юстиниана — примирился с Римом, положил конец расколу Акакия* и, приняв условия папы, вычеркнул из диптихов имена патриарха и его преемников, а также Зенона и Анастасия — двух императоров, склонявшихся к монофисит-ству. В первые два года своего правления (527 и 528) Юстиниан издал крайне суровые указы, которые в определенном смысле поставили еретиков вне закона, а в 529 г. приказал закрыть Афинскую академию, последнее прибежище язычества. Победы на Западе сопровождались преследованиями ариан и многочисленными проявлениями почтительного отношения к папству.

Однако Феодора, в отличие от императора, вовсе не была ослеплена миражом Запада. Она понимала, что империя остается прежде всего восточной и что ее силу составляют восточные провинции. А они (Египет и Сирия — самые богатые из них) были решительно на стороне монофиситов. Из политических соображений, как, впрочем, и по убеждению, Феодора всю свою жизнь выступала защитницей монофиситов. Под ее влиянием Юстиниан проводил политику терпимости по отношению к ним, принял их представителей в Константинополе и позволил в 535 г. взойти на патриарший трон епископу Анфиму, разделявшему их взгляды. Ответ папы Агапита не заставил себя ждать: он сместил Анфима, принудил Константинопольский собор предать монофиситов анафеме (536) и добился от Юстиниана исполнения этих решений. Страшные преследования обрушились на монофиситов повсюду, вплоть до Египта.

Феодора взяла реванш. Несмотря на расправы и жесточайшие меры ересь не исчезла, ее вдохновители
находились в Константинополе, и даже жили во дворце императрицы. Благодаря пылкой пропаганде,
на которую император закрывал глаза, разогнанные общины вновь распространились по всему
Востоку. В 543 г., пытаясь скомпрометировать Халкидонский собор, Юстиниан пошел даже на то, что
заставил так называемый «Собор о трех главах» заклеймить принятые им определения. Чтобы получить на это согласие папы Вигилия, император велел похитить его из Рима и привезти в
Константинополь, где просьбами и угрозами добился заявления, подтверждающего решения «Собора о
трех главах».

Казалось, монофиситы одержали окончательную победу, но в 548 г. Феодора скончалась. Бурный протест Запада против слабости, проявленной папой, не оставил тому иного выхода, кроме как отозвать свое заявление. Юстиниан, еще раз прибегнув к насилию, заставил новый собор подтвердить постановление «Собора о трех главах» и, также силой, принудить исполнять эти решения, но добился лишь того, что вызвал раскол на Западе между своими сторонниками и теми, кто не мог примириться с его позицией. К тому же он не удовлетворил требования монофиситов на Востоке. Поражение было полным, и снова его главной причиной стала западная политика императора. Именно из-за нее Юстиниану не хватило сил противостоять врагу, нападавшему с Востока. Именно из-за этой политики, истощавшей финансы страны, провалилась административная реформа. И опять же из-за нее была утрачена последняя возможность прийти на христианском Востоке к религиозному единству, огромная потребность в котором возникнет столетие спустя — перед лицом арабского нашествия.

Экономическая жизнь

Скажу о ней кратко, отметив лишь некоторые новые аспекты. Один из самых существенных, не только экономических, но и социальных, факторов того времени — широкое развитие монашества, которому благоволили, как бы соревнуясь друг с другом, Юстиниан и Феодора, искренне восхищавшиеся отшельниками Египта и Палестины. С монашеством связаны многие характерные черты Византийского государства, в том числе и подрывавшие его основы. Монахи вели себя слишком свободно, занимали слишком большое место в политической жизни страны вплоть до императорского двора. Они были слишком многочисленны и тем самым сокращали количество рекрутов для воинской впоследствии стали говорить о самих этих деятелях как «трех главах», что не совсем верно, так как осужден в итоге был лишь Феодор, а в случае Феодорита и Ивы осуждению подверглись лишь некоторые их сочинения службы.

Особую опасность представляли пожертвования в пользу монастырей — целые состояния, почти никогда не облагаемые налогом. Земли также переходили в руки монахов, и наряду с крупными земельными господскими владениями возникла новая категория привилегированной собственности. Размах строительства и то значение, которое придавалось этому виду деятельности, — это еще одна характерная черта юстини-ановской экономики, особенно в первые годы его правления: по всей империи возводятся дороги, мосты, оборонительные сооружения, акведуки, церкви. Временами, ценой огромных расходов, процветание казалось достигнутым, но затем финансовые невзгоды останавливали этот взлет и налоги вновь всей своей тяжестью обрушивались на население.

Что до крупной торговли, то она удивительно активно шла в нескольких привилегированных центрах (таких, как Константинополь), через которые осуществлялся товарообмен между Востоком и Западом. Но торговые отношения с Дальним Востоком превратились в большую проблему — речь идет о товарах из Индии и Китая (прежде всего, о шелке). Их доставляли по суше до Согдианы либо по морю до Цейлона, где они поступали в распоряжение персов, и те везли их к византийской границе. Юстиниан, в надежде избавиться от дорогостоящего и обременительного персидского посредника, искал обходной путь к северу от Персии через Каспийское и Черное моря, но безуспешно. Он попытался обойти Персию с юга, поручив христианским жителям Йемена и Абиссинии добраться непосредственно до Индии и Китая, но и здесь его ждало разочарование — империя так и не сумела избавиться от экономической зависимости от Персии.

Юстиниановская цивилизация

Но одна лишь законодательная деятельность свидетельствует потомству в пользу императора, прозванного «великим»? Не будем забывать, что Юстиниан действительно обладал истинно императорским чувством величия и его воздействие на эпоху было достаточно глубоким, чтобы цивилизация VI в., одна из самых блестящих в истории Византии, справедливо носила имя «юстиниановской». Могучая личность императора, его деятельность находят отражение не только в любых проявлениях духовной жизни, но и в разбросанных по всей два примера.

В Равенне следует отметить церкви Сан-Витале (Св. Виталия) и Св. Аполлинария, поражающие прекраснейшими мозаиками VI в. Так, в великолепных мозаичных композициях Сан-Витале, изображающих императора и императрицу среди высших придворных, живо предстают все величие и весь блеск императорского двора при Юстиниане. В Константинополе было много творений эпохи Юстиниана, но лишь одно сохранилось в почти первозданном виде: речь идет о символе всего его царствования — Св. Софии. Первая базилика, построенная Константином, была разрушена в 532 г. во время восстания «Ника». Восстанавливая ее, Юстиниан решил придать новой церкви небывалые размеры и величие и превратить ее в кафедральный собор всей империи. Приглашенные им из Малой Азии архитекторы Анфимий Траллийский и Исидор Милетский возвели церковь на фундаменте базилики, венчал ее купол диаметром почти 31 метр, поднятый над землей на 50 метров.

Император выделил огромные средства на украшения, скульптуры, мозаики, мощение полов и облицовку стен мрамором. Рассказывали, что в день торжественного открытия — 25 декабря 537 г., ознаменовавший апогей его царствования, Юстиниан, войдя в новую церковь, воскликнул, намекая на великий Иерусалимский храм: «Я победил тебя, Соломон!» В средние века Св. Софию стали называть Великой церковью, что выделяло ее среди всех остальных. Она — действительно шедевр и в то же время синтез искусства империи, которое оформилось в VI в., гармонично соединив элементы, заимствованные у Рима, Греции, Востока, христианства. Хотя Юстиниан часто поступал неверно и в определенном смысле все его царствование являло собой большую ошибку для судеб империи, надо признать, что ему все же было присуще величие. Начало собственно византийской цивилизации следует датировать временем Юстиниана.

Преемники Юстиниана

Юстиниан скончался в 565 г. Годы его правления, которому всегда не доставало денег, были столь тяжкими, усталость и нищета столь великими, что смерть императора народ воспринял с облегчением. Последующий период, во время которого на троне один за другим сменились Юстин II (565-578), Тиверий (578-582), Маврикий (582-602) и Фока (602-610), со всей очевидностью обнажил все то, что
было искусственного и чрезмерного в деятельности Юстиниана. Во внешней политике Византия отказалась от западной ориентации. Почти всю Италию завоевали лангобарды. Оставленному на произвол судьбы Риму оставалось рассчитывать только на энергию папы Григория Великого. Ради спасения того, что еще возможно было спасти, Маврикий создал в Италии экзархат с центром в Равенне, а в Африке — Карфагенский экзархат, где вся гражданская и военная власть была сосредоточена в руках одного лица, экзарха.

На Востоке возобновились конфликты на персидской и дунайской границах. Персидская война, катастрофическая для империи при Юстиниане, завершилась при Маврикии выгодным для Византии договором, но при Фоке сражения развернулись вновь. Отряды славян, объединившись с аварами, племенем, по всей видимости, тюркского происхождения, постоянно нарушали дунайскую границу. Славянам не удавалось взять Фессалонику, но они опустошили страну и дошли до Пелопоннеса. Кто-то из них, безусловно, осел в этих местах, что дало основание для знаменитой и крайне преувеличенной теории Фалльмерайера, согласно которой вся Греция в конце VI — начале VII в. была «славянизирована».

Внутренняя политика по-прежнему была сосредоточена на финансовых проблемах, которые так и не решил ни один император. К тому же после смерти Юстиниана резко усилилось противодействие императорскому абсолютизму — и в Константинополе, где заговорщики сеяли смуту, и в провинции, где волновалась земельная знать. В религиозной жизни внезапно обострились противоречия между папой Григорием Великим и патриархом Константинополя, спровоцированные притязаниями патриарха Иоанна Постника на титул вселенского патриарха. Все это закончилось скандальным царствованием Фоки, младшего офицера, получившего трон благодаря поддержке восставшего народа и армии. Фока правил как кровавый и бездарный тиран: персидская армия без помех дошла до Константинополя. Когда в 610 г. небольшой флот под командованием сына карфагенского экзарха Ираклия бросил якорь у стен столицы, народ, вознесший Фоку на трон, предал его смерти и провозгласил императором Ираклия.




  1. Васильева

    Поднимая культуру, укрепляя церковь, создавая новые законы, Юстиниан стал одним из самых кровавых правителей Византии. Расправа с мятежом «Ника», порабощение Италии унесли десятки тысяч жизней. Удовлетворяя потребность в деньгах на войны, строительство и церковь, Юстиниан загнал свой народ в такие непомерные налоги, законодательно закрепив людей за ремеслом, что подавляющее большинство влачило жалкое существование.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.