Византия и крестоносцы. Комнины и Ангелы. Латинские государства и греческая Никейская империя


Династия Комнинов. «С приходом Алексея военная партия и крупная землевладельческая провинциальная знать восторжествовали над центральным бюрократическим правительством» (А. Васильев). В самом деле, Алексей Комнин был обязан возвышением своей военной славе. Комнины, происходившие, вероятно, из района Адрианополя, владели крупной земельной собственностью в Малой Азии. Алексей I правил с 1081 по 1118 г., его сын Иоанн II — с 1118 по 1143 г., а сын Иоанна Мануил I — с 1143 по 1180 год. В течение целого века у империи было устойчивое и твердое правление. Мануил, чей взор был всегда обращен на Запад, женился вторым браком на французской принцессе Марии Антиохийской. Именно она осуществляла регентство в царствование юного Алексея II (1180—1083), свергнутого племянником Иоанна II Андроником Комнином. Самый своеобразный из Комнинов, он занял позицию, противоположную своим предшественникам. Его приход к власти был отмечен чудовищным преследованием латинян, их массовым истреблением в Константинополе, тогда как во внутренней политике упорно велась борьба с высшей аристократией. Андроник царствовал всего два года и был вынужден уступить престол Исааку Ангелу в 1185 г.

В экономическом отношении империя на первый взгляд процветала. Две трети мировых богатств находились в Константинополе, о чем с восхищением говорили крестоносцы. Но по политическим причинам она мало-помалу отказывается от источника своего процветания — своей роли посредника между Востоком и Западом — в пользу итальянских городов Пизы, Генуи и Венеции. В религиозной сфере политические интересы также преобладали над интересами веры. Несколько раз император, казалось, был готов признать за папой церковную власть на Востоке в несбыточной надежде восстановить свою власть на Западе. Папа, со своей стороны, желая навредить императору Германии, против которого он длительное время вел ожесточенную борьбу, по всей видимости, был заинтересован в расположении византийского императора — никогда ранее они оба не оказывались столь близки к заключению союза. Однако этот союз так и не состоится: Запад и папство в конце концов придут к согласию, поскольку крестовые походы окончатся поражением, а главное — идея такого союза встретит безразличие и непонимание латинян и сильное противление со стороны греков, чье национальное чувство будет задето пристрастностью латинофильской политики Мануила и еще более — всевозможными злоупотреблениями крестоносцев.

Восток и Балканы. Самая серьезная опасность, с которой пришлось столкнуться Алексею I, исходила
от печенегов, которых призвали богомилы — приверженцы еретического движения, близкого к павликианству и ставшего одной из форм славянского национализма. Печенеги разгромили Алексея в Силистрии и в 1091 г. разбили лагерь под стенами Константинополя. Они готовились заключить союз с турками-сельджуками, смертельный для Византии. Оказавшийся в отчаянном положении, Алексей обратился за помощью к диким половцам, и те в 1091 г. уничтожили множество печенегов. Что же касается турок, то в результате первого крестового похода они были изгнаны с территории практически всей Малой Азии. В начале царствования Иоанна II печенеги попытались вновь перейти в наступление, но были разбиты и навсегда исчезли с исторической сцены Византии. Иоанну II пришлось, правда, противостоять новой угрозе, возникшей на западе Балкан — коалиции венгров и сербов, двух в равной степени опасных сил. Он вел войны против тех и других — без победного завершения, но и просто боевых действий было достаточно для сдерживания нарождавшихся антивизантийских устремлений этих государств. Иоанн II также вернул в лоно империи Киликию, одержав решительную победу над независимым государством Малая Армения, основанным армянскими беженцами.

Мануил неохотно занимался делами Востока, но ему все же пришлось обратиться к ним из-за восстания в Киликии (которое он подавил) и обострения отношений с Иконийским султанатом, где правил грозный Кылыч-Арслан II. В 1176 г. турецкие войска разгромили византийцев во Фригии при Мириокефале. Для Византии это означало — спустя век после поражения при Манцикерте — потерю всех надежд победить турок в Азии. Это было также приговором прозападной политике, побуждавшей Мануила пренебрегать непосредственными интересами империи ради напрасных иллюзий. Запад: венецианцы и норманны. Роберт Гвискар создал в Южной Италии герцогство Апулия, положившее начало Сицилийскому королевству. Вскоре он обратил свои честолюбивые помыслы к Византийской империи и захватил Диррахий (Дураццо), расположенный в начале пути, который вел через Македонию и Фракию в Константинополь.

Алексей I, не имевший флота, способного противостоять норманнскому, попросил венецианцев поддержать Византию на море в обмен на торговые привилегии. Гвискар потерял Диррахий, но в уплату за услуги Алексею пришлось пожаловать Венеции в 1082 г. императорскую грамоту, или хрисовул (грамоту с золотой императорской печатью), ставшую одним из важнейших документов, когда либо подписанных византийскими императорами. И в самом деле, венецианские купцы получили право покупать и продавать в любом уголке империи практически без уплаты налогов и таможенного контроля, им предоставили целый квартал и склады в Константинополе — в итоге венецианские купцы оказались в империи в более благоприятных условиях, чем византийские. Это было событие огромного значения. Оно означало для Византии отказ от огромных преимуществ, которыми она пользовалась, будучи посредником между Востоком и Западом, что, собственно, и обусловило ее экономическое могущество. Для Венеции же это был отправной пункт блестящей экспансии, благодаря которой она постепенно подчинила себе средиземноморский мир. С тех пор Венеция превратилась в государство, поставившее свои морские силы на службу коммерческим интересам. Удивительно сочетая цинизм, ловкость и последовательную политику, оно без зазрения совести в течение нескольких веков успешно проводило политику экономического империализма. Документ 1082 г. — это своего рода первопричина четвертого крестового похода.

Все, что византийским императорам оставалось, так это попытаться уменьшить значимость венецианских привилегий, предоставив аналогичные права ее основным соперникам — Пизе и Генуе. Именно так и поступил Иоанн II, хотя ему все же пришлось возобновить хрисовул 1082 г. Но когда Византии стали угрожать притязания молодого Сицилийского королевства, созданного Ро-жером II, он обратился за помощью не к Венеции, а к императору Германии. Правда, завоевание норманнами Корфу и смелый рейд Рожера по Греции вплоть до Аттики вынудили преемника Иоанна Мануила, не порывая союза с Конрадом III (в первом браке он был женат на свояченице Конрада), искать поддержку у Венеции. Венецианцы отвоевали Корфу, получив за это новые торговые привилегии. Позднее, при Вильгельме (Гийоме) I, наследнике Рожера II, Мануил предпринял последнюю попытку разрешить норманнскую проблему собственными силами, но его войска были разбиты у Брундизия (Бриндизи), и византийцы никогда больше не возвращались в Италию. Норманны же, напротив, еще раз атаковали империю: при Андронике они вновь захватили Диррахий, осадили и взяли Фессалонику, устроив в городе грандиозную резню, и направились к Константинополю. Жители столицы восстали и свергли Андроника. На престол был возведен Исаак Ангел, который изгнал норманнов из Фессалоники и Диррахия. Императорам удалось защитить границы империи, но не ослабить норманнское могущество в Италии. Платой за этот скромный успех стали значительные уступки экономическому империализму Венеции.

Первые крестовые походы. Крестовые походы — явление сложное и не вполне понятое в силу того, что часто рассматривается только с точки зрения Запада и только в религиозном аспекте. На самом деле главную роль играли политические и экономические интересы, маскируемые идеологией — стремлением освободить Святую землю. Даже папы, по-прежнему надеявшиеся преодолеть раскол 1054 г. и восстановить свое влияние на Востоке, не всегда оказывались безупречными служителями религиозного идеала. Решение о первом крестовом походе было принято собором в Клер-моне по инициативе Урбана II в 1095 г. В том же году огромная беспорядочная банда нищих грабителей, ведомая по Европе Петром Пустынником и Готье Неимущим, подошла к вратам Константинополя, сильно испугав Алексея I. Император поспешил переправить эту голодную, фанатичную и опасную толпу в Азию, где около Ни-кеи ее почти полностью уничтожили турки. На следующий год в поход отправилось рыцарское ополчение, точно так же оставлявшее позади себя разграбленные города и деревни. Во избежание неприятностей Алексей добился от крестоносцев принесения вассальной присяги. «Воины Христа» захватили Никею, Эдессу, Антиохию и, наконец, 15 июля 1099 г. —

Иерусалим. Было создано несколько латинских княжеств по западному феодальному образцу: для Балдуина Фландрского в Эдессе, для Боэмунда Тарентско-го в Антиохии и для Готфрида Бульонского в Иерусалиме. Но крестоносцы забыли, что признали себя вассалами византийского императора, и Иоанн II грубо им об этом напомнил, восстановив силой оружия свою власть в Антиохии. Поводом для второго крестового похода послужило возобновление наступления турок и захват ими Эдессы. Падение этого франкского княжества открывало дорогу на Иерусалим и Антиохию. К новому походу призывал Бернар Клервоский, а возглавили его французский король Людовик VII и германский император Конрад III. Получив известие о готовящемся походе, византийский император Мануил, несмотря на то что он был «латинофи-лом» и родственником Конрада III, срочно приказал привести в порядок фортификационные укрепления Константинополя. Немцы прибыли первыми. Мануил не успокоился, пока не переправил их в Азию, где они были разбиты турками. Тот же прием и та же судьба ожидали войска Людовика VII. В конце концов Конрад III и Людовик VII вернулись на Запад.

Несколькими годами позже Мануил пресек попытки антиохийского латинского князя Рено Шатильонского обрести независимость и сам торжественно вошел в Антиохию. Не менее убедительное поражение потерпел третий крестовый поход. Он был спровоцирован действиями основателя новой египетской династии Саладина, который в 1187 г. напал на Иерусалимское королевство. Саладин захватил столицу и взял в плен короля. Во главе третьего похода стояли крупнейшие монархи Запада: Филипп Август, Ричард Львиное Сердце, Фридрих Барбаросса. Этот поход внушил императору Византии Исааку Ангелу не меньший страх, чем первый крестовый поход Алексею и второй Мануи-лу. Исаак даже сблизился с Саладином. Сухопутная армия Барбароссы была разбита в Малой Азии, сам германский император утонул. Филиппу Августу и Ричарду, подошедшим с моря, тоже не удалось захватить Иерусалим, и они были вынуждены отступить. В целом ислам вышел победителем в этом противостоянии. Было ли тому причиной двуличие византийского императора? На Западе считали именно так, но подобное суждение несправедливо. Можно много спорить о том, как франкские властители готовили и проводили крестовые походы, но вспомним — греческий император просил у латинян только наемников, чтобы помочь ему защитить христианский мир от неверных. Он не понимал цели крестового похода, не мог желать ему успеха, который подчинил бы Восток Западу. Он был прав, относясь с крайним недоверием к феодальным армиям, где религиозный энтузиазм обездоленных людей использовался ради своекорыстных замыслов властителей. События четвертого крестового похода показали, насколько обоснованными были эти опасения.

Четвертый крестовый поход. Во главе похода стоял итальянец Бонифаций Монферратский, но его истинными руководителями были папа Иннокентий III и венецианский дож Энрико Дандоло. Иннокентий III, сторонник объединения церквей под главенством Рима, само собой разумеется, представлял духовные и религиозные интересы. Дандоло воплощал экономические устремления Венеции, и именно он сыграл решающую роль. Предполагалось, что крестоносцы прибудут на Восток на венецианских судах, но Венеция потребовала оплатить перевозку до отплытия. Поскольку крестоносцам не удалось собрать необходимой суммы, венецианцы предложили, чтобы те в качестве возмещения долга отвоевали для них порт Задар на восточном побережье Адриатического моря (он был захвачен у Венеции венгерским королем). Странное начало крестового похода против неверных: Задар был христианским городом и принадлежал христианскому правителю! Несмотря на негодование папы, крестоносцы приняли это условие и, взяв приступом Задар, передали его Венеции.

Более того. Целью похода был Египет, от которого зависела Палестина, но на Западе в то время находился сын Исаака II Ангела, свергнутого Алексеем III, юный Алексей Ангел, родственник императора Филиппа Швабского. Император предложил крестоносцам сначала вернуть трон Алексею, доказывая им все преимущества того, что императором Востока станет преданный им человек. Дандоло согласился, понимая, какие выгоды сулит Венеции такая перспектива. Еще удивительнее то, как легко крестоносцы изменили маршрут похода. Как бы то ни было, вместо того чтобы отплыть в Египет, флот направился в Византию, куда и прибыл в июне 1203 г. Все, что за этим последовало, хорошо известно, прежде всего, из хроник Виллардуэна. Константинополь был взят штурмом в июле 1203 г. Алексей III лишился трона, а Исаак Ангел и его сын Алексей IV его получили. Но греки, не сомневаясь, что эти «монархи» будут лишь послушным инструментом в руках латинян и папы, восстали и свергли их. Тогда крестоносцы решили захватить империю для самих себя. Тринадцатого апреля 1204 г. они осадили Константинополь и взяли его приступом. Трое суток в разоренном городе не прекращались грабежи и резня. Участие в этом кошмаре наряду с «воинами Христа» принимало латинское духовенство. Огромные богатства, которые собирались на протяжении веков в столице империи, до тех пор неприступной, ослепили наивных и грубых крестоносцев и — оказались рассеянными по всему Западу: достойное завершение крестового похода, начавшегося столь странно.

Латинские государства. Оставалось разделить добычу и избрать латинского императора. Им стал граф Фландрский Балду-ин, коронованный в Св. Софии. Латинский патриархат возглавил венецианец Томмазо Морозный. Территория столицы и ее пригородов была поделена между Балдуином и Дандоло, который оказался единственным крестоносцем, освобожденным от вассальной присяги Балдуину. К тому же Венеция получила Дирра-хий, Ионические острова, большинство островов Эгейского моря, в том числе Эвбею, Родос, Крит, многие области на Пелопоннесе и во Фракии — крестовый поход наделил ее колониальной империей и экономической гегемонией. На обломках Византии наряду с Латинской империей* образовались вассальные франкские государства: Фессалоникское королевство во главе с Бонифацием Монферратским, Афино-Фиванское герцогство во главе с французом Оттоном де ля Рошем, княжество Ахайя (или Морейское), захваченное французами Гийомом Шамплиттом и Жоффруа де Виллардуэном. От греческой империи остались лишь три небольшие территории, являвшиеся все еще независимыми государствами: Эпирский деспотат под управлением Ангела Комнина, Трапезундская империя на юго-восточном побережье Черного моря и Никейская империя.

Никейская империя. На протяжении всего времени, пока в Константинополе правил латинский император (1204—1261), именно Никейская империя по существу представляла Византию и служила убежищем эллинизму, и именно оттуда был родом освободитель Византии. Никейскую империю основал Феодор Ласкарь (1204—1222), его преемником стал энергичный император Иоанн III Дука Ватац (1222—1254). Поначалу казалось, что крестоносцы не оставят в покое это государство. Они отправились покорять Малую Азию, что представлялось необходимым добавлением к завоеванию Константинополя. Но войска пришлось срочно отозвать из-за крупного антилатинского восстания на Балканах. В нем участвовали греки и болгары под предводительством царя Калояна (второе Болгарское царство основали при династии Ангелов Петр и Иван Асени). Крестоносцев разгромили в битве при Адрианополе (апрель 1205 г.), император Балдуин был убит или взят в плен, во всяком случае, он исчез. Вскоре умер и Дандоло.

 Эти события имели большое значение: с самого начала франкское господство на Востоке рушилось, что оказалось спасением для Никейской империи, окрепшей благодаря блестящей победе Феодора Ласкаря над султаном Иконии. Стало ясно, что возрождение Византии начнется с Никеи, но понадобилось еще почти полвека смутного времени, в течение которого Латинской империи с трудом, но удавалось выжить. Преемник Балдуина в Константинополе, его брат Генрих, поначалу одерживая одну победу за другой, проник вглубь Малой Азии. Затем Иоанн Ватац, в свою очередь, победил латинян, переправился в Европу, овладел Адрианополем и подошел к Константинополю. Правда, он столкнулся с враждебностью деспотов Эпира, которые разгромили латинское Фессалоникское королевство и намеревались отвоевать Константинополь. Но в 1230 г. деспот Феодор Ангел был разбит и пленен войсками болгарского царя Ивана Асеня II в битве при Клокотнице, между Адрианополем и Филиппополем. В 1241 г. Асень умер, чем не преминул воспользоваться Иоанн Ватац, чтобы вернуться в Европу, отобрать у болгар их завоевания в Македонии и Фракии, захватить Фессалони-ку и покорить Эпир.

Его дело было завершено, но не преемником Феодором II Ласкарем, умершим в 1258 г., и не сыном последнего Иоанном IV, которому тогда было лишь семь лет, а Михаилом Палеологом, родственником Иоанна Ватаца. В 1259 г. в Пелагонии (Западная Македония) он разгромил деспота Эпира, а его союзника князя Ахайского Гийома Виллардуэна взял в плен. Двадцать пятого июля 1261 г. войска Михаила Палеолога без больших усилий овладели Константинополем, латинский император Балдуин II и латинский патриарх бежали на Запад. Рушившаяся Латинская империя уже многие годы влачила нищенское существование: чтобы иметь хоть какие-то средства, император продавал реликвии, а чтобы согреться, жег деревянные перекрытия дворца. Но восстановленная Византия после пережитого кризиса также находилась в состоянии крайнего истощения, которое после двух веков упадка привело ее к гибели.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.