Положение сословий при Петре I


Дворянство при Петре I, как отмечает С.Пушкарев в своем «Обзоре русской истории», далеко не всегда было тем привилегированным сословием, в которое оно превратилось при его преемниках.

Высший чин московской дворовой знати — боярство — вовсе исчез. Боярская дума прекратила свое существование, а высших должностных лиц центрального и областного управления Петр назначал, совершенно не считаясь с их происхождением.

Служебная повинность всего дворянского сословия при Петре не только не облегчилась, но наоборот, стала гораздо более тяжелой, чем она была в Московском государстве.

Там дворяне, отбыв военный поход или сторожевую службу, разъезжались по домам, а при Петре они обязаны были с 15 лет поступать в регулярные солдатские полки и, только пройдя продолжительный искус солдатской муштры и страды или показав особые боевые отличия, могли быть произведены в офицеры. И затем они должны были служить в армии до старости или до потери трудоспособности.

С другой стороны, всякий солдат, дослужившийся до офицерского чина, получал потомственное дворянство.

В 1721 году Петр подписал указ, который гласил: «Все обер-офицеры, которые произошли не из дворянства, оные и их дети, и их потомки, суть — дворяне, и надлежит им дать патенты на дворянство».

Таким образом доступ в дворянское сословие через военную службу был открыт всем классам населения.

Учрежденный при Сенате герольдмейстер, курирующий дворянство и его службу, должен был вести дворянам строгий учет и следить, чтобы никто из них по достижении пятнадцати лет не уклонялся от службы. Ему было предписано также следить чтобы в гражданской службе было не более трети мужчин каждой дворянской фамилии.

Прежние московские служебные чины, зависевшие в зна­чительной степени от происхождения служилых людей, были отменены Петром. Изданная им в 1722 году «Табель о рангах» разделяла всю массу государственных служащих военных и гражданских на четырнадцать чинов и рангов, по которым должен был продвигаться офицер и гражданский чиновник.

На место прежней аристократической иерархии «породы» и «отечества» Петр поставил военно-бюрократическую иерархию заслуги и выслуги.

Кроме служебной повинности, Петр возложил на дворян совершенно новую учебную повинность. Он посылал сотню молодых дворян за границу учиться главным образом военному и морскому делу.

Всех дворянских детей мужского пола велено было (в 1714 году) учить грамоте, арифметике и геометрии.

В то же время Петр ограничил права дворян в распоряжении их имениями. Указом о единонаследии, изданном в 1714 году, Петр запретил землевладельцам делить имения между сыновьями и приказал завещать недвижимое имение лишь одному сыну «по выбору владельца», ибо «разделением имений недвижимых великий есть вред в государстве нашем как интересам государственным, так и са­мим фамилиям падение».

Отношение между крестьянами и помещиками прямо и непосредственно не регулировалось законодательствами Петра. Однако предпринятая им крупная финансовая реформа введения «подушной» подати способствовала ухудшению юридического положения крепостного крестьянства вследствии смешения его с холопами в один класс помещичьих подданных.

Когда Петр приказал произвести перепись населения для обложения его подушной податью, то переписчики вносили в списки только крестьян, ибо холопы по прежнему положению не подлежали обложению.

Однако Петр хотел всех привлечь к государственному «тяглу» и в 1720 году он указал Сенату: «Понеже я слышу что в нынешних переписях пишут только одних крестьян, а людей дворовых и прочих не пишут... того ради ныне под­твердите указом, чтоб всех писали помещики своих поданных, какого они звания ни есть».

Подушная подать была положена одинаково на крестьян и холопов. Ключевский писал: «Холопство, как особое юридическое состояние, свободное от государственных повинностей, исчезло, слившись с крепостным крестьянством в один класс крепостных людей, которых господам было предоставлено устроять и эксплуатировать экономически по своему усмотрению».

В то же время С.Пушкарев утверждает, что Петр сам не сочувствовал крайнему развитию крепостного права, дошедшего до продажи отдельных людей «как скотов», но не принял действенных мер для его ограничения.

В 1721 году он издал указ, который констатировал, что «крестьян и деловых и дворовых людей мелкое шляхетство продает врознь — кто похочет купить — как скотов, чего во всем свете не водится и отчего немалый вопль бывает», — «И его царское величество приказал оную продажу людям пресечь»; но затем уже следовала оговорка: «А ежели невозможно того будет пресечь, то хотя б по нужде и продавали целыми фамилиями или семьями — а не порознь».

Сознавая важное значение коммерции и промышленности в жизни государства, Петр всячески старался поднять активность и социальный уровень русского торгово-промышленного класса. Учредив выборные городские магистраты для управления городами, Петр хотел также, чтобы русские ремесленники по образцу западноевропейских организовались в цехи (необходимо отметить, что в Европе в это время уже шла борьба с цеховой системой).

Согласно регламенту главного магистрата «каждое художество и ремесло свои особливые цунфты (то есть цехи) и над оными альдерманов (старших) имеет».

Впрочем, цеховая организация не должна была носить принудительный характер. Согласно указу о цехах 1722 года, в цехи надлежало «писать ремеслеников, которые похотят, а неволею не принуждать».

Однако попытка Петра насадить в России самоуправ­ление и цеховой строй не увенчалась успехом.

И одной из причин, замедлявших подъем и развитие городского класса, было именно государственное «тягло» — тяжесть податей, а также обязательное несение служб и повинностей, лежавших на городском населении.

Петр, как отмечает С.Пушкарев, понимал это, и указом 1722 года попытался освободить посадских людей от казенной службы: «...впредь к пошлинным, кабацким, соляным и другим сборам, и к счету и отдаче денежной казны из посадских людей не выбирать, и которые ныне у таких дел — по окончании года уволить. А быть у таких сборов у больших главными командирами из отставных офицеров, а у меньших унтер-офицеров и рядовым солдатам... а к ним команду выбирать из магистрата из раскольников и бородачей в целовальники».

Однако очень скоро обнаружилось, что набрать для таких служб нужное количество отставных офицеров и солдат, раскольников и «бородачей» оказалось невозможным, и посадские люди снова были привлечены к службам, от которых их освободило только Городовское положение 1785 года.




  1. Виталий Пустошкин

    Боярство, как сословие, давно себя изжило и Петр правильно сделал, что упразднил его. Ведь, чтобы заседать в боярской думе, о тебя не требовалось никаких заслуг, всё это переходило тебе по наследству. Кстати, указ, заставлявший сбривать боярам бороды, носил не издевательский характер, как многим казалось, а делалось это для того, чтобы они имели цивилизованный внешний вид.

  2. Строгов 88

    Преобразование внешнего вида бояр и изменение их титулов не поменяло затхлого содержимого голов. Какие-то изменения произошли, но утверждать, что высший свет России в одночасье цивилизовался, будет явным преувеличением. То же касается и других сословий, а крестьян так вообще, перемены и не коснулись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.