Как была крещена Русь?


Многих сегодня волнует вопрос: какие реальные последствия имело принятие христианства Русью: что же получила Русь, приняв христианство и отвергнув язычество?

Одни историки придерживаются мнения, что христианство не привнесло ничего положительного, что с князя Владимира, принявшего христианство, началась ориентация России на Запад, и в этом коренная причина многих противоречий в истории отечества. Более того, по мнению некоторых историков, такая система была преждевременной (если рассматривать христианство не только как религию, но и как систему ценностей) для Древней Руси, так как язычество, не завершившее эволюционный виток своего развития, содержало в себе мощный духовный резерв, ждавший своего рас­крытия.

Другая точка зрения сводится к тому, что принятие Древней Русью православной религии, византийского варианта христианства помешало сближению Руси и Европы, отгородило ее от динамично развивающегося западно-европейского мира. Как заметил Пушкин в письме к Чаадаеву, православие, оставив нас христианами, отделило от остального европейско-христианского мира. В то время как другие славянские страны — Чехия и Польша приняли католичество и тем самым вошли в круг европейской цивилизации.

Третья: безусловную заслугу православия видят в том, что Русь, вышедшая из язычества, не стала мусульманской (хотя за сто лет до крещения Руси на восточной границе страны, со времен Волжской Булгарии утвердился ислам). Это тем более важно отметить, так как к этому времени христианская Европа с запада (Испания, захваченная арабами) и юга (север Африки) оказалась окруженной мусульманскими народами. От выбора Киевом религии зависело очень многое, может быть и будущность остальной Европы. Принятие Русью православия облегчило положение самых отдаленных от вес христианских народов, зримо отодвинуло от них воспринимавшееся, как угроза, распространение мусульманства.

Принятие христианства как официальной, государственной религии у большинства народов Центральной, Посточной и Юго-Восточной Европы приходится на IX — первую половину XI в. Христианство принесло славянам новую веру, которая к тому времени охватила уже полмира.

Поскольку христианизация славян шла двумя путями— из Западной Европы и из Византии, то это еще до разделения христианской церкви на католическую и православную определило разную культурную ориентацию христианизируемых славянских земель. Византийское культурное влияние определило формы культуры в Киевской Руси, у болгар, сербов. Западные миссионеры принесли элементы церковной западноевропейской культуры, условно называемой латинской или римской, полякам, хорватам и др,

Многочисленные данные свидетельствуют, что христианство стало распространяться на Руси еще до официального крещения. Существует болгарская версия распространения христианства на Руси, нашедшая как своих сторонников, так и противников. Существуют серьезные аргументы (среди них — отсутствие упоминаний о крещении Руси в византийских источниках) в пользу того, что первоначальное распространение вероучения, присылка книг — заслуга болгарских священников. На основании косвенных данных можно предположить, что создатель славянской письменности, святой Кирилл, в середине IX века побывал на земле одного из восточно-славянских племен и сумел обратить в христианство около двух сотен семейств. Необходимо подчеркнуть, что славянская письменность была создана в середине IX в. именно для нужд христианизации.

Именно она облегчила возможность быстрого освоения христианского наследия.

Считается доказанным, что бабушка князя Владимира княгиня Ольга в середине X в. была крещена западными миссионерами и даже просила императора Отона I прислать к ней священнослужителей.

Знакомству всего восточнославянского общества с новой религией способствовало и крещение немногих вои­нов, участвовавших в набегах на византийские владения и в торговле с христианами-греками. Византийские источники сообщают, что крещение русов происходило уже в 60—70-х гг. IX в.

Случайно ли князь Владимир выбрал православие? Религиозная реформа в какой-то мере была подготов­лена предшествовавшим развитием русских земель и вызвана к жизни политическими причинами. Но утверждение, будто Владимир руководствовался исключительно пониманием государственной пользы христианства, не совсем верно. Владимир был ревностным язычником, и без глубокого внутреннего перелома не смог бы действовать столь последовательно и решительно. Можно предположить, что большое впечатление на князя произвело то (как рассказывает летопись), что в 983 г. в Киеве разъяренная толпа язычников убила одного варяга-христианина и его сына, которого он отказался отдать в жертву языческим богам. Примерно таких же воззрений придерживался М. Карамзин, который свел христианизацию Руси к личной прихоти князя Владимира. На решение и принятие новой веры повлияло и стремление киевского князя упрочить внешнеполитическое положение Руси. В любых сношениях с христианами государствами языческая держава неизбежно оказывалась неравноправным партнером.

Политические соображения заключались в том, что язычество не могло создать духовной основы для объединения древнерусского общества и особенно — для создания прочного государства. Придя к власти, Владимир попытался укрепить языческую веру, создав государственный пантеон в виде объединенного культа племенных богов. Жрецы, придумавшие новый пантеон, пытались уменьшить внешнее различие между язычеством и христианством. Но укрепить язычество таким образом не удалось. Если дружинник чтил в основном Перуна, то кузнец — Сварога, купец — Белеса. В таком прежнем виде язычество не устраивало княжескую власть, стремившуюся укрепить свой авторитет. Племенные божества не имели никакого отношения к власти князя. По-видимому, этим и объясняется отказ Владимира от языче­ства и поворот к принципиально новой религии — единобожию (монотеизму).

Как же происходило крещение на Руси? Обратимся к источнику.

По рассказу летописи многие религиозные посольства посещали двор киевского князя и предлагали ему принять их веру: мусульманскую — от волжских булгар, иудейскую — от хазар, католическую — от немцев, православную— от византийцев. Ислам был отвергнут князем, поскольку ему показалось чересчур обременительным воздержание от вина, иудаизм — из-за того, что исповедовавшие его евреи лишились своего государства и были рассеяны по всей земле. Проповедь же представителя византийской церкви произвела на него самое благоприятное впечатление. Однако, не довольствуясь этим, Владимир отправил своих собственных послов посмотреть, как поклоняются Богу в разных странах. Вернувшись, те заявили, что мусульманский закон «не добр», что в немецкой церковной службе нет красоты, но зато греческую веру назвали самой лучшей. Вот как они рассказывали о виденном ими православном богослужении в константинопольском кафедральном храме св. Софии: «И пришли мы в греческую землю, и ввели нас туда, где служат они богу своему, и не знали — на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой... Мы знаем только, что пребывает там бог с людьми и служба их лучше, чем во всех других странах. Мы не можем забыть той красоты, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького, так и мы не можем уже здесь пребывать в язычестве...». Послов потрясла именно греческая литургия. Эстетическое впечатление от красоты богослужения стало решающим.

В результате выбора ислам, иудаизм и католичество были отвергнуты, а православный вариант христианства принят как государственная религия. Независимо от того, имел ли место на самом деле факт прихода послов, летопись запечатлела реальную ситуацию выбора цивилизационной альтернативы. На деле выбор имел несколько ступеней. Это был выбор между язычеством и монотеистическими религиями: иудаизмом, исламом, восточным (православие) и западным (католичество) вариантами христианства (раскол церквей произошел не в X в., а полувеком позже, в 1054 г.). Выбор, сделанный в конце концов Владимиром в пользу православия, не должен закрывать нам глаза на то, что имелись и другие пути развития, которые отчасти «реализовались впоследствии в форме духовных влияний Востока. Вскоре Владимир крестился сам и крестил киевлян (в 988 или 989). И, несмотря на некоторую смуту в умах, простолюдины пошли за князем и его дружиной, ликуя и говоря: «Если бы не было это хорошим, не приняли бы этого князь наш и бояре».

Было ли это насильственным актом или русский народ принял христианство добровольно — этот спор среди историков не принципиален, так как в XI—XIII вв. существовал синтез старого и нового культов. Киевляне восприняли новую религию без явного сопротивления. Болезненный процесс смены религии облегчало то, что христианство частично имело атрибуты, присущие язычеству (бесы, черти, ангелы). Довольно спокойно отнеслись к крещению обитатели южных и западных городов Руси, часто общавшиеся с иноверцами. Куда большее сопротивление религиозные новшества встретили на севере и востоке. Новгородцы взбунтовались, для их покорения потребовалась военная сила. Сходные конфликты возникали и в других городах, где сложились существенные элементы религиозной языческой организации.

И по принятии христианства старые языческие вероплпия не сразу были забыты — на сотни лет в стране сохранилась ситуация «двоеверия», а когда христианские верования сосуществовали с языческими, обряды посвящались одновременно и христианским святым, и языческим богам, праздники воплощали и веру в Хри­пл, и веру в местных богов. Двоеверие в древней Руси (пило не просто особенностью религиозного сознания отдельных людей, это была система взглядов, серьезно ил мявшая на церковную практику. О силе этой традиции говорит то, что до сих пор в России сохранились языческие праздники (Масленница, Ивана Купалы), языче-г к не суеверия (вера в домового, лешего, русалок, кики­мор), ритуалы (украшение церкви на Троицу березоными ветками). Русь в этом отношении отнюдь не была уникальна. Вполне аналогичные явления происходили и и католической средневековой Европе.

Восприятие Русью христианства не было процессом быстрым и легким. Пришедшее из Византии русское православие далеко не сразу освоило премудрости византийской религиозной мысли. Один из ярчайших представителей славянофильства А. С. Хомяков давно обратил внимание на то обстоятельство, что Древняя Русь восприняла только внешнюю форму, образ, а не дух и сущность христианства. Действительно, богословские искания занимали скромное место даже в жизни древне­русских монастырей.

Что же получила Русь, приняв христианство и отвергнув язычество?

Во-первых, принятие новой религии связало русское государство не только с Византией, но и практически со всей христианской Европой, ведь в большинстве наиболее по тому времени развитых стран исповедовалось христианство. Это выразилось и в династических браках, и в расширении торговых контактов, и в установлении союзных и мирных отношений Руси с отдельными державами.

Во-вторых, новая религия способствовала созданию стабильных форм общества и государства. Население оказалось объединенным с помощью новой единой духовной основы, в отличие от язычества, которое разъединяло Русь на части, поскольку почти каждая славянская община исповедовала культ одного из языческих богов. Божественное происхождение княжеской власти, по учению христианской церкви, требовало от подданных беспрекословного повиновения, тем самым внушалось послушание и подчинение. (Хотя христианство не знает культа повиновения, присущего исламу.) Христианство включало в себя и общечеловеческие ценности, регламентирующие взаимоотношения людей в обществе (не убий, не укради, люби ближнего и др.).

Вне христианства невозможно представить себе и объединение различных восточнославянских племен в единый русский народ. До принятия христианства человек осознавал себя древлянином, тиверцем, кривичем. Став православным, он ощутил себя русским. По мере усвоения новой религии сливались в единую древнерусскую народность как славянские, так и неславянские племена. Вырабатывался единый древнерусский язык, вобравший в себя слова и неславянского происхождения.

В-третьих, с принятием христианства происходила нелегкая смена духовных и нравственных приоритетов (при язычестве не запрещалось многоженство, иметь наложниц в разных городах, для христианства же семья — это союз мужа и жены, а дети признавались только в браке). Новая религия вела к значительному смягчению царивших на Руси нравов. Церковь категорически запрещала человеческие жертвоприношения, ритуальные убийства жен и рабов.

В-четвертых, выбор византийского православия древней Русью в качестве государственной религии опреде­лил особенности развития российской цивилизации. Постепенно в стране складывались те же политические, номюмические, культурные установления, что и в Византии: авторитарная, государственная власть, господствующая над церковью и обществом, преобладание «ду-шсиодительской» функции культуры и религии над рациональным объяснением мира, но одновременно — яростное стремление к воплощению идеала.

В-пятых, христианство значительно повлияло на развитие отечественной культуры. До недавнего времени | южный, противоречивый процесс взаимодействия и обогащения языческой и христианской культур, иоегочнославянских народных и византийских церковных художественных традиций, по существу не получил сколько-нибудь удовлетворительного осмысления. При ном важно избежать односторонности в подходе к проблем е и не говорить только о влиянии церкви на «мирскос» искусство. Церковь способствовала созданию на Руси многих великолепных памятников архитектуры и искусства. Повидимому, благодаря ее связям с Византией, в Киевском государстве появляются мозаики и фрески. Церкви, соборы, которые строились на Руси, сохранили элементы византийской школы зодчества, но вместе с тем обрели и нечто новое, чисто русское, восточно-славянское. Объединение в одно целое двух разнородных художественных традиций породило тот архитектурный образ, который воспринимается как воплощение национальных качеств русского зодчества. Киевская София с ее динамичной, пирамидальной композицией столь же похожа на свой прообраз — константино­польскую Софию, сколь и отличается от него, вобрав и себя черты теремковой архитектуры Руси.

Сразу после принятия Русью христианства в стране возникают первые школы. Эти школы готовят кадры духовенства. Его представители уже в XI — начале XII в. сумели создать великолепные образцы русской литературы, такие, как «Слово о законе и благодати», Память и похвала князю Владимиру», «Повесть временных лет». Получает развитие летописание, бывшее и югом трудов в основном монахов.




  1. Ирина

    Среди историков есть разногласия относительно влияния христианства на развитие Руси. Однако в первые века это влияние, без сомнения, было положительным. Христианская религия на тот момент — это смягчение языческих нравов и формирование новых ценностей, распространение грамотности, а главное — объединение мелких разрозненных княжеств. В пользу христианства свидетельствует и тот факт, что оно мирно распространялось на Руси: известен всего один случай убийства первых христиан русичами-язычниками.

  2. nehamster

    Мне роль христианства в истории кажется преувеличенной. Считается, что в Х веке Русь, принимая христианство, стала равноправным участником мирового сообщества, своеобразной «средневековой ООН». Но ведь в средневековье долго и сравнительно благополучно существовали и арианская Бургундия, и богумильская Босния. С другой стороны, наличие церкви не уберегло от крестовых походов ни Чехию, ни Прибалтику, ни даже Константинополь.

  3. Марина

    Спасибо за статью! Редко где можно найти столь подробное и четкое изложение различных взглядов историков на столь важное событие, как принятие христианства. Последние публикуемые труды насквозь пропитаны псевдорелигиозной благодатью и отражают единственную идеологически-выверенную точку зрения. Почему-то мнения о том, что принятие христианства принесло Руси, кроме всего, и достаточно вреда, не пользуются популярностью.

  4. Марина

    В-шестых, христианство постаралось уничтожить все свидетельства жизни славян до крещения, благодаря чему наша языческая история представляет собой тайну за семью печатями. О ней мы узнаем из редких свидетельств наших соседей, сказок и сохранившихся могильников, коих не так много — на Руси существовала традиция предавать огню усопших.

  5. Сергей Борисович

    Принятие христианства — это одна из кровавых страниц в истории славянских народов. Да, почему-то об этом умалчивают или стараются не акцентировать внимание. Однако, язычество пробилось и сквозь плотную стену новой веры. А какие праздники языческого происхождения мы сегодня празднуем?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.