Политический и общественный строй скифских племен


Обстоятельства возникновения Скифии, как политического образования, представляют одну из спорных проблем древней истории Северного Причерноморья. Буржуазные ученые полагали, что в VI—V вв. до н. э. существовала могучая скифская держава, распространявшая свою власть не только на области Причерноморья, но и на Добруджу в восточную Венгрию на западе и вплоть до восточной Пруссии на севере. Под покровительством этой могущественной державы якобы и могли только возникнуть и расцвести среди грубых воинственных племен греческие колонии. С IV в. начался будто бы упадок и раздробление этого государства, в результате чего ко II в. до н. э. от громадной скифской империи уцелело лишь небольшое царство в Крыму.

Археологические данные и известия древних писателей свидетельствуют, однако, о необоснованности этих представлений. В действительности в VI—V вв. до н. э. Скифия являлась не государством, а объединением многих племен с множеством династов-номархов, как их называли античные писатели, и базилевсов-вождей. Именно этим обстоятельством, а не покровительством могущественного скифского государства следует объяснить, почему греческие колонии не только смогли обосноваться в Северном Причерноморье, но и в течение долгого времени сохраняли самостоятельность. Скифская племенная знать была заинтересована в установлении прочных связей с греками, с целью своего обогащения и получения от них разнообразных предметов роскоши. Содействием местной знати только и может быть объяснена та легкость, с какой греки обосновались в различных местах Северного Причерноморья. Имеется, например, известие, что при основании Пантикапея территория будущего города была уступлена грекам местным скифским царьком. Греки умело использовали эту жажду обогащения скифской знати, натравливая скифов друг на друга путем подкупа вождей и царьков и тем устраняя опасность для своего владения. Фукидид, говоря, что «ни один народ сам по себе не в силах устоять прэтив скифов, если бы все они жили между собой согласно», указывал, что даже в V в. они еще не были связаны прочной политической и военной организацией.

Общественный строй скифов в VI—V bb. до н. э. еще не выходил далеко за рамки первобытно-общинных порядков. Органами правления были народное собрание, совет старейших и племенные вожди. Страна скифов, но Геродоту, делилась на ряд округов, управляемых особыми начальниками. По всей вероятности, это были племенные или родовые террито­рии. Каждый округ имел свой центр, куда население собиралось для обсуждения тех или иных общих вопросов.

Если судить по легендам о происхождении скифов, у них в наследовании господствовал минорат, т. е. переход отцовского хозяйства в руки младшего сына. Старшие сыновья выделялись еще при жизни отца. В числе наследственного имущества были и жены умершего отца. Так, «царевич» Скил получил в наследство царскую власть и одну из жен отца, скифянку Опию. О сохранении родовых кровных связей в скифском обществе свидетельствует обычай побратимства. Каждый из побратимов, вступающих в союз, выпускал несколько капель своей крови в сосуд, а затем оба, смешав свою кровь, пили ее и после этого считались братьями.

С другой стороны, имеются сведения о таких явлениях, которые свидетельствуют о разрушении у скифов родовых связей. Геродот рассказывает, что родственники, находившиеся в ссоре между собой, имели возможность выступить друг против друга в единоборстве перед лицом царя и что победитель не только не стыдился своего поступка, но, наоборот, хвастался им перед гостями, показывая чаши, сделанные из черепов своих родственников-врагов.

Весьма любопытное указание содержится в рассказе Геродота о свя­щенном скифском золоте, связанном, как сказано выше, своим происхождением со скифами-земледельцами. Он сообщает, что уснувший с этим золотом под открытым небом во время праздника не проживет больше года, поэтому ему дается столько земли, сколько он сам объедет на коне за один день. Из этого можно заключить, что у скифов земля распределялась между хозяйствами ежегодно и что площадь надела ограничивалась.

Какие отношения существовали в мирное время между племенами, составлявшими скифский союз, точно неизвестно. Однако, по словам Геродота, царские скифы господствовали над другими племенами, считали их своими рабами и, можно думать, получали от них дань. Страбон указывал, что скифы-кочевники занимались войной с целью обложения своих соседей данью. Могучие валы, которыми обносили свои поселения жители Среднего Поднепровья, свидетельствуют, насколько велика и постоянна была опасность для оседлого населения этой территории со стороны кочевых соседей и какие усилия затрачивались ими для предупреж­дения грабительских набегов.

Появление в Северном Причерноморье греческих торговых городов способствовало дальнейшему ускорению процесса распада в скифской среде первобытно-общинного строя. Возможность получить в обмен на скот и продукты земледелия не только предметы первой необходимости, но и хорошее оружие, украшения, ткани, вино и тому подобное несомненно имела большое значение в ходе экономического обособления семейного хозяйства и укрепления частновладельческих отношений. Появилось стремление расширять хозяйство сверх предела, достаточного для удовлетворения обычных потребностей с тем, чтобы иметь продукты для продажи. Одновременно возрос соблазн добывать эти товары посредством грабежа у соседей и эксплуатации соплеменников. Все это не могло не способствовать росту экономической дифференциации, приведшей в свою очередь к переменам в социальных отношениях, завершившихся в конце концов распадом родовой общины и образованием у скифов классового общества. Некоторые советские ученые предполагают, что процесс классообразовапия в Скифии подходил к концу уже в IV в. до п. э. В сьязи с этим царство могучего скифского царя Атея, объединившего большую часть Скифии, может рассматриваться как первое рабовладельческое государство .

О далеко зашедшей имущественной дифференциации свидетельствуют скифские могилы VI и главным образом IV—111 вв. до п. э. Наряду со сложными, богато обставленными погребениями, речь о которых шла выше, имеются погребения среднего слоя, отличающиеся наличием хорошего вооружения, и, наконец, во множестве встречаются бедные могилы, почти вовсе лишенные инвентаря и содержащие простые и грубые предметы.

Особенно тесно связывались с торговой аристократией греческих колоний верхи скифского общества. Они усваивали греческую бытовую обстановку, греческие обычаи и представления. Пользуясь своим положением и властью, скифские царьки и старейшины всякими средствами добывали продукты, которые можно было продавать грекам. Клеарх был, несомненно, прав, когда говорил, что «скифский народ сделался несчастнейшим па всех смертных вследствие удач во всем, богатства и прочего благосостояния. Это очевидно из одежды и образа жизни старейшин. Поддавшись же роскоши и притом устремившись к ней первыми из всех людей, они дошли до высшей степени жестокости... Они над всеми господствовали так надменно, что рабское служение у них, для всех соединенное со слезами, разгласило в последующих поколениях, что значит выражение «от-скифов». Автор этого известия жил во второй половине IV в. до и. э. Скифы, по его словам, надменно и жестоко господствовали над фракийцами, но надо думать, что страдали не одни фракийцы и «рабское служение, соединенное со слезами», было уделом многих других подпавших под скифскую власть племен.

Подкупая скифских царьков и пользуясь их поддержкой, предприимчивые греки проникали в Скифию, где получали большие богатства. Массы скифского общества не раз пытались оградить себя от греческого «влияния». Царский сын Анахарсис, вернувшись из путешествия па Греции, пытался ввести в Скифии греческие формы культа и был за это убит. Геродот рассказывает, что скифский царь Скил был сыном гречанки (истрианкп), которая дала ему греческое воспитание. Царствуя над скифами, он не любил скифского образа жизни и много времени проводил в греческой колонии Ольвии. Там он построил себе роскошный дворец, вокруг которого стояли мраморные сфинксы и грифы. В нем он поселил одну из своих жен. Находясь в Ольвии, Скил носил греческое платье, приносил жертвы греческим богам и вообще во всем жил по-эллииски. Геродот сообщает, что, приходя в город, он оставлял свою дружину за городскими степами и что во время его пребывания в Ольвии городские ворота запирались, чтобы скифы не могли видеть своего царя. Однако, несмотря на это, поведение Скил а стало известно скифам. Произошло возмущение, и он был свергнут, а затем убит.

Можно быть уверенным, что тяготение скифского царя к эллинскому образу жизни вовсе не было таким исключением, как это представляется Геродоту. Скифская знать охотно усваивала «плоды эллинской цивилизации», доказательством чего могут служить богатые скифские могилы; IV—III вв. до н. э., содержащие большое количество вещей греческого быта и греческого производства.

Серьезным источником обогащения у скифов являлась война Война доставляла воешюпленных, обращаемых в рабство. Геродот сообщает,. что своих рабов скифы нередко ослепляли. Очевидно, речь здесь идет об известном и у других древних народов обычае нанесения увечий рабам с целью затруднить им возможность побега. Война доставляла также скот и продукты земледелия, которые можно было продать или приобщить к своему хозяйству.

Львиную долю добычи получали вожди и их военная дружина. Власть скифских вождей-царей была наследственной, сосредоточенной в руках определенных знатных и богатых семей. И хотя скифское народное собрание подчас свергало неугодного ему царя, но преемник его всегда выбирался из той же царской семьи. Власть скифских царьков увеличивалась в связи с выполнением ими культовых обязанностей и считалась божественного происхождения. О роли царей в культе свидетельствуют находимые в царских могилах ритуальные сосуды, а наличие у скифов представления о божественности царской власти известно со слов Геродота. Между прочим он сообщает, что ложная клятва богине царского очага, т. е. праматери царя, вызывала болезнь царя и каралась смертью.

Во время больших военных предприятий скифские племена объединялись друг с другом и перед лицом врага оказывалась огромная армия. Войны способствовали укреплению политических связей между скифскими племенами.

Кроме борьбы с киммерийцами и походов в Переднюю Азию, серьезным поводом для укрепления связей племен, входивших в скифский союз, явился поход в Причерноморье персидкого царя Дария. Подчинив своей власти весь Передний Восток и в том числе малоазийские греческие города, Дарий стремился распространить власть Персидского дарства на весь тогдашний цивилизованный мир. Имея в виду покорение причерноморских греческих городов и, как полагает Геродот, мщение скифам за их набеги в Переднюю Азию, Дарий в 514 г. дон. э. с громадным войском двинулся вдоль западного побережья Понта. По словам Геродота, он перешел Дунай и вторгся в землю скифов. Последние, уклоняясь от решительного сражения, заманивали персов все дальше и дальше в степь, уничтожая пастбища и источники питьевой воды и изнуряя врагов неожиданными нападениями.

Угроза иноземного завоевания привлекла к союзу со скифами савро-матов. Опасаясь гибели всей своей армии, Дарий был вынужден повернуть обратно, не добившись никакого успеха.

Объединенные кочевые скифы двинулись по следам Дария и достигли фракийского Херсонеса (полуостров Галлиполи), уничтожая все результаты персидских побед во Фракии. По словам Геродота, скифы намеревались вторгнуться даже в Персию и якобы отправили своих послов в Спарту с целью заключения с нею военного союза для борьбы с персами.

О дальнейшей политической истории скифов известно очень мало. Античные писатели сохранили несколько рассказов, из которых явствует, что в V b. до н. э. происходили военные столкновения скифов с агафирсами и одрисами, а также, что скифские цари и цари одрисов вступали между собой в родственные отношения. Известно, что скифский царь Атей вел в IV в. победоносную войну с трибаллами — фракийским племенем, занимавшим область по берегу Дуная, выше гетов. К 339 г. относится столкновение скифов с македонским царем Филиппом II, окончившееся поражением скифского войска и гибелью Атея. Выступления скифов на западе продолжались и во времена Александра Македонского. В 331 г. полководец Александра — Зопирион совершил поход против Ольвии. По сведениям Помпея Трога и Павла Оросия, его тридцатитысячное войско было разбито и стерто с лица земли скифами.

По словам Арриана, к Александру дважды прибывали посольства от европейских скифов. В 329—328 гг. скифское посольство пришло к Александру вместе с возвращавшимся из Скифии македонским посольством, имевшим целью ознакомиться с природой скифской страны, с численностью, обычаями и вооружением скифов.




  1. Раубриттер

    Можно добавить, что Ольвия в V веке была под протекторатом скифов. История скифов в Эллинистическую эпоху не менее интересна: создание государства в Крыму, взаимодействие с греческими полисами и Понтом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.