Племена юго-западных областей Европейской части России в 3-2 тысячелетии до н. э


Важнейшим вопросом истории юго-западных областей Европейской части России во II тысячелетии дон. э. является вопрос о дальнейшей судьбе трипольских племен и о тех изменениях в составе населения днестро-днепровского междуречья, которые произошли в это время.

Исследования позднетрииольских поселений между Днепром и Днестром показывают, что на большинстве из них жизнь постепенно прекратилась к середине II тысячелетия до н. э. В связи с этим некоторые исследователи предполагают, что трипольские земледельческие пле­мена столкнулись со скотоводческими племенами «шнуровой керамики»— волынскими и среднеднепровскими, поселения которых простирались в Подолье, на Волыни и доходили до Днепра. Результатом этого столкновения были ассимиляция трипольских племен и постепенное замира­ние жизни на трипольских поселениях. Другие считают, что трипольцы были разгромлены степными катакомбными племенами, что, однако, менее вероятно.

В северных и северо-восточных областях старой трипольской терри­тории — на Среднем Днепре, Волыни и Киевщине—известен ряд посе­лений и могильников, культура населения которых удерживала некото­рые старые трипольские традиции, но вместе с тем имела и новые черты, восходящие к культуре волынских и среднеднепровских племен2. Можно думать, однако, что изменение облика культуры трипольских племен было результатом не только столкновения с соседними племенами, но и следствием внутренних социально-экономических процессов, прежде все­го результатом значительного развития в позднетрипольском обществе скотоводческого хозяйства и возникновения патриархально-родовых от­ношений.

Переход к патриархальным отношениям сказался прежде всего на формах жилища. В этот период наблюдается повсеместное исчезнове­ние больших многосемейных трипольских жилищ и появление новых форм домостроительства — небольших жилищ, служивших местом обитания одной семьи.

Жилища такого типа появляются в этот период на обширных пространствах Средней Европы и Дунайского бассейна и повсеместно сменяют большие многосемейные жилища. Характерной чертой такого жилища, свойственного патриархальному строю и носящего обычно греческое название «мегарон», является разделение на две части, из которых одна была кухонным женским помещением, а другая — мужской половиной.

Поздние трипольские помещения состояли обычно из небольших жи­лищ, в которых из обожженной глины делались только очаги, а полом слу­жила земля. В других случаях внутри жилищ выкапывались ямы для оча гов и для хранения запасов.

Несколько таких поселений со следами наземных жилищ и очажных углублений было исследовано на территории г. Киева. На древнем посе­лении у Городска были наедены следы наземных жилищ с глиняными пе­чами, а также жилища в виде комплексов очажных и амбарных ям. По­явление новых способов домостроительства особенно ясно видно в тех случаях, когда основание жилища углублялось в землю и жилище полу­чало вид полуземлянки. Такие полуземлянки были открыты в поздне-трипольских поселениях у городов Бучача, Ржищева и в ряде других пунктовг.

При раскопках всех этих поселений встречено много костей домашних животных, кремневые ножи для обработки кожи и сосуды для изготовления сыра, свидетельствующие о росте скотоводческого хозяйства. В то время как у трипольских племен среди домашних животных преобла­дал крупный рогатый скот, теперь на первое место выходят домашняя лошадь и овца.

За последние годы на Среднем Днепре, у с. с. Софиевки, Красный хутор и Чернин, были обнаружены могильники позднетрипольских племен с обрядом трупосожжения.

Особенно значительного развития достигло скотоводческое хозяйство у тех потомков трипольских племен, которые обитали на юге, по соседству со степными пространствами северо-западного Причерноморья. В течение II тысячелетия до н. э. они перешли к пастушескому быту и расселились в степях у Черного моря, где находится известное Усатовское поселение, расположенное на известковом плато над Хаджибеевским лиманом возле Одессы. Здесь в причерноморских степях было можно круглый год пасти скот. Особенно развилось в Усатове овцеводство. Земледелие в этих засушливых районах отходило на второй план, и вместе с ним постепенно исчезали многие черты культуры, свойственные три-польским племенам.

Скотоводы Усатова завязали оживленные торговые сношения со своими соседями. В обмен на скот и его продукты и, вероятно, соль, которой богаты низовья Днепра, к усатовским племенам с северо-запада, из лесистой Волыни, поступал высококачественный кремень. Издалека они получали янтарные бусы. Много ценного им доставляла торговля с населением южных берегов Черного моря. Например, кусок антимонита (сурьмы), найденный на Усатовском поселении, по определению геологов, происходит из Малой Азии. Повидимому, также с юга были завезены и разнообразные медные орудия — кинжалы, шилья, тесла, так как в пользу местной металлургии пока нет серьезных данных.

Усатовские племена имели уже вполне сложившееся патриархальное устройство, о чем свидетельствует обширный могильник, примыкавший к Усатовскому поселению. Среди могил, принадлежащих рядовому населению, имеются погребения мужчин, повидимому выделявшихся по своему общественному положению. Над их могилами возводились курганные насыпи. В центре кургана погребался мужчина, очевидно глава семьи, вокруг находились могилы рядовых членов семьи, значительно уступающие центральной по числу и ценности положенных с умершим пещей.

Погребения в курганах того же времени известны но старым раскопкам на нижнем Днестре, на Ингуле и на Южном Буге. На среднем Днестре, в Рыбницком районе Молдавской республикой, произведены раскопки оескурганного позднетрипольского могильника у с. Выхватинцы.

Иную картину выявляет изучение поздыетрипольских поселений в районах среднего течения Днестра, где наряду с развивавшимся скотоводством земледелие продолжало иметь большое значение в хозяйстве и традиции трипольской культуры оказались более прочными. Позднее, вкладах середины и конца II тысячелетия до н. э., в этих районах нередко встречаются бронзовые серпы. Существенную пользу могли принести древним земледельцам и бронзовые топоры различной формы, так­же нередко находимые в кладах.

В результате всех указанных перемен, как внутренних, связанных с развитием скотоводческого хозяйства и переходом к патриархату, так и внешних, бывших следствием наступления на трипольцев их северных соседей, в течение II тысячелетия до н. э. облик населения днестровско-днепровского междуречья претерпел значительные изменения. Здесь сложилось несколько обширных племенных групп эпохи бронзы.

В бассейне верхнего и среднего Днестра, начиная с середины II тысячелетия до н. э., жили земледельческо-скотоводческие племена комаровской культуры, названной так по впервые исследованным в 1934—1936 гг. поселению и курганам у с. Комарово, близ г. Галича (на водоразделе рек Лукви и Ломницы — правых притоков Днестра). Памятники этой культуры известны в настоящее время в Станиславской, Драгобычской, Львовской, Тарнопольской, Волынской, Житомирской, Винницкой областях, частично в Черновицкой области.

Население жило, как показали раскопки у с. Комарово и за последние годы у с. Костянец, близ г. Дубно, в землянках, а также в наземных небольших жилищах, построенных из дерева и глины. В жилищах был глиняный пол на деревянных плахах, в одном из углов — глиняная печь. Раскопки 65 курганов у с. Комарово показали, что у комаровских племен было два обряда погребения: трупоположение и трупосожжение; в бескурганном могильнике находятся погребения в каменных ящиках. Умершие положены в скорченном положении. Среди погребенного инвентаря, кроме сосудов, обычны кремневые орудия: клиновидные топоры, ножи, скребки, серпы, наконечники стрел, каменные топоры-молоты, зернотерки, глиняные грузила, костяные шилья. В наиболее богатых курганах были найдены бронзовые орудия и украшения, а также изделия из золота. В самых поздних комаровских курганах встречаются уже и железные вещи—первые па этой территории, как, например, булавки из кургана в Городище близ Самбора.

Комаровская культура датируется 1700—700 гг. до н. э., периодами среднего и позднего бронзового и началом раннего железного века.

Бронзовые и золотые изделия в курганах комаровских племен указывают на широкий межплеменной обмен, существовавший в этот период с племенами Венгрии, Чехословакии, балкано-дунайских стран. Связи с югом у комаровских племен прослеживаются и по керамическим изделиям.

Связи племен комаровской культуры прослеживаются на востоке с племенами лесостепной полосы Подпепровья. Много общего имела культура комаровских племен с так называемой тшцинецкой, распространенной на территории Польши и заходящей на территорию России в верховьях Припяти.

Памятники комаровской культуры следует, вероятно, рассматривать, особенно на ранних этапах, как развивающиеся под сильным влиянием культуры шнуровой керамики. Основная территория распространения племен — носителей комаровской культуры— связана с лесостепной полосой бассейна Днестра, с Южным Побужьем и, вероятно, частью с право­бережными районами Днепра.

Восточным вариантом комаровской культуры являлась так называемая белогрудовская культура, памятники которой известны юго-восточнее территории комаровских племен в междуречье Среднего Днепра и верхнего течения Буга.

Свое название белогрудовская культура получила но месту раскопок в Белогрудовском лесу, близ с. Пиковцы на Умашцине, где в 1918 г. были открыты своеобразные возвышения, состоящие из слоев золы и культурных остатков эпохи бронзы, так называемые «зольники». Предполагают, что «зольники»—это остатки ритуальных сооружений, связанных с культом огня. В «зольниках» находят маленькие глиняные сосуды, глиняные фигурки животных и людей, множество костей домашних животных, в некоторых пунктах — главным образом черепа. Впрочем, в «зольниках» встречается и обычный бытовой инвентарь — обломки керамики, костяные шилья и иглы, кремневые вкладыши от составных серпов, литейные формы для изготовления бронзовых изделий и др. Глиняная посуда—высокие тюльпановидные сосуды, мисы и черпаки нередко покрыты лощением и геометрическим орнаментом из резных линий или отпечатков зубчатого штампа, заполненных белой пастой.

Белогрудовскую культуру, относящуюся к концу II и началу I тысячелетия до н. э., нередко называют предскифской, так как она является одним из источников возникающей в последующие столетия между Днестром и Днепром культуры оседлых земледельческих племен скифского времени.

На территории Молдавии открыты памятники конца IX —VIII в. до н. э., отличающиеся от украинских и обнаруживающие глубокие связи местных племен с населением карпато-дунайских областей. У с. Шолданешты, Резинского района, начато исследование грунтового могильника и одновременного ему поселения. В могильнике обнаружены трупосожжения, совершенные на стороне, с захоронением праха в сосудах, накрытых сверху мисками или каменными плитками. Наряду с трупо-сожжениями было найдено погребение ребенка, положенного на левом боку в скорченном положении в примитивном каменном ящике. Места погребений отмечались на поверхности небольшими каменными вымоет ками. Погребенных сопровождало различное количество керамики, от­дельные украшения из бронзы и железа. Кроме того, найдены обломки небольших железных ножей и каменный оселок.

На поселении открыты остатки большого наземного жилища с глино­битными стенами и очагом и ямы, служившие хранилищами.

Керамика, происходящая из могильника и с поселения, в основном близка посуде конца эпохи бронзы и начала железного века Румынии и Венгрии. Среди хорошо сделанной керамики с заглаженной или лощеной поверхностью преобладают большие корчаги, украшенные каннелюрами по высокой шейке и небольшими выступами по наиболее широкой части тулова, кувшинообразные сосудики, богато орнаментированные каннелюрами по шейке и тулову, миски с загнутым внутрь краем, с косыми каннелюрами по венчику. Более грубая, кухонная керамика представлена главным образом баночными горшками, часто украшенными одним или двумя валиками с защипами или насечками и небольшими упорами.

Культура Молдавии, представленная памятниками типа открытых у с. Шолданешты, легла в основу культуры местных племен более позднего, скифского времени.

Особой категорией археологических памятников эпохи бронзы на территории Правобережной Украины, которую нельзя связать с определенными культурами, являются клады бронзовых изделий. Медь и бронза были здесь привозными. Основным местонахождением меди в Средней Европе были горы Чехословакии и Венгрии, а карпатские перевалы служили главнейшими торговыми путями. Олово поступало, вероятно, из Чехии, а золото — из Семиградия.

Племена днестро-днепровского междуречья поддерживали оживлен­ные торговые сношения со своими западными соседями. На Волыни, у Стубло, был найден клад бронзовых вещей; секиры, привески, кольца, браслеты и серьги. Этот клад — один из древнейших на Украине — по казывает, что металлические изделия шли с Сана и Вислы.

Для более позднего времени распространение бронзовых вещей но западным областям Украины отмечается кладами у Стефковой, Лысковского района, Дрогобычской области, у Каменки-Струмиловой, у Камарники, Дрогобычской области, и многих др. Они состоят из браслетов, спиральных обручей со спирально закрученными концами или без них, кинжалов, мечей, кельтов и чеканов среднеевропейского типа.

Наиболее замечательный клад был найден в 1912 г. у сел. Бородино, близ г. Белграда-Днестровского, Измаильской области. В состав клада входили шесть каменных (одна из нефрита) боевых секир, три каменных набалдашника для булавы, серебряный кинжал с золотой орнаментальной накладкой, два целых серебряных копья и одно сломанное, втулки которых украшены золотой насечкой и снабжены отверстиями и ушками для прикрепления к древку, наконец, серебряная булавка с ромбическим навершием, украшенная золотым орнаментом. Серебро, как материал, непригодный для изготовления боевого оружия, и ценный нефрит подчеркивают парадный характер этого имущества, принадлежавшего, несомненно, вождю или военачальнику одного из приднестровских племен. Судя по материалам этого клада, местные племена поддерживали экономические сношения с отдельными территориями. Если попытки усмотреть стилистическую близость Бородинского клада с эгейским культурным ми­ром являются искусственными, то несомненные аналогии предметам Бородинского клада встречаются в Дунайском бассейне, по преимуществу и Чехословакии и Венгрии. Форма же втульчатых листовидных копий была типична для восточного Закавказья и изредка встречалась на Севернол! Кавказе.

Наряду с этим во второй половине II тысячелетия до н. э. на территории Украины развивалась местная металлургия, использовавшая привозной металл. Об этом свидетельствует появление бронзовых предметов таких форм, которые не встречаются на соседних территориях, например булавок с ромбовидной или гвоздеобразной головкой, известных из комаровских курганов Поднестровья и из Киевщины. Клад из дер. Деревянной, Киевской области, состоял из восьми каменных формочек, предназначенных для отливки бронзовых кельтов, долот, ножей, наконечников ножей и серпов.




  1. NEHamster

    Даже статья о событиях тысячелетней давности может устареть. В этой, например, упоминается Чехословакия, которой давно не существует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.