Племена степных областей восточной Европы в 4 тысячелетии до н. э


Степные пространства Восточной Европы и Центральной Азии в конце IV ив III тысячелетии до н. э. были заняты многочисленными племенами рыболовов и охотников, в культуре которых продолжительное время сохранялись многие архаические черты. Западной границей этих племен служил Днепр, где они соприкасались с трипольскими племенами. На юге они граничили с обрисованными выше племенами Северного Кавказа и кельтеминарскими племенами бассейна Аральского моря. На севере их соседями являлись обитатели лесов, также рыболовы и охотники, но с иной культурой, речь о которых будет идти ниже. Восточная граница степных племен терялась в степях Прибайкалья.

Охотничье-рыболовческие племена в зоне степей занимали лишь отдельные ограниченные участки. Открытые степные пространства, покрытые весной буйными травами, летом и осенью выжженные солнцем и уже совсем мало пригодные для жизни в зимнее время, оставались почти необитаемыми. Население сосредоточивалось в долинах рек, где имелись широкие поймы, занятые лиственным лесом и кустарником. В таких местах водились благородные олени, кабаны, зайцы, дикие птицы. В засушливое время года из водоразделов сюда спускались обитатели степи — тарпан, первобытный бык, антилопа-сайга. Наконец, реки изобиловали рыбой и съедобными моллюсками: перловицей и беззубкой, которые в большом количестве шли в пищу.

Большое число поселений степных племен обнаружено в порожистой части Днепра, где среди множества скалистых и песчаных островов были прекрасные места для рыболовства.

На Среднем Стоге — большом скалистом острове Днепра — были открыты остатки древнего поселения с двумя культурными слоями. Нижний слой был насыщен створками раковин, употреблявшихся в пищу. Кроме моллюсков, обитатели острова собирали черепах, ловили рыбу, охотились за птицами, зайцами и косулями. Жилищами им служили, повидимому, легкие шалаши; они пользовались глиняной посудой в виде плоскодонных горшков, украшенных рядами наколов. Во втором слое встречено много рыбьих костей и относительно немного раковин. Очевидно, рыбная ловля приобрела важнейшее значение в хозяйстве, ото­двинув на второй план собирательство. Многочисленные наконечники стрел говорят о развитой охоте. Спутником человека и помощником на охоте являлась небольшая собака «торфяниковой» породы.

Глиняные сосуды верхнего слоя имели заостренное дно; их удобно было устанавливать между камнями очага, и они могли стоять, зарытые в песок или золу. Посуда украшалась гребенчатым орнаментом. Подобные же находки сделаны во время раскопок на островах Волчке и Виноградном и в других местах.

В северном Приазовье поселения неолитического времени распола­гались по берегам многочисленных мелких рек: Конки, Молочной, Лозоватки, Берды и др. Археологические исследования были произведены здесь близ с. Терпенье на стоянке у Красного озера, представляющего собой старицу р. Молочной.

Поселение располагалось на южном берегу Красного озера, на высоком дюнном всхолмлении. В нижнем горизонте мощного культурного слоя вместе с обширными скоплениями расколотых костей животных и раковин перловицы были встречены остатки мезолитической культуры. В среднем горизонте слоя, относящемся, повидимому, к IV тысячелетию до н. э., где раковины встречались значительно реже, среди остатков многочисленных кострищ найдена древнейшая в Приазовье глиняная посуда с острым дном и зональной орнаментацией, состоящей из отпечатков зубчатого штампа, изготовленного из глины с примесью толченой раковины. Отсюда же происходят многочисленные орудия из кости и кремня, говорящие об охотничьем, а особенно рыболовческом хозяйстве.

В нескольких километрах на север от Красного озера находится скалистый песчаниковый уступ, так называемая Каменная могила, с многочисленными навесами и гротами, в которых сохранились памятники первобытного изобразительного искусства, относящиеся к разному времени и в какой-то части синхроничные поселению на Красном озере. Видное место среди них занимают изображения рыб, иногда пронзенных острогами, рисунки гарпунов, вершей и разнообразных рыболовных заколов и загородок.

Наиболее замечательным памятником неолитических племен Приазовья является могильник близ г. Мариуполя, исследованный в 1930 г. Н. Е. Макаренко.

Могильник располагался на левом берегу р. Кальмиуса при впадении ее в Азовское море и занимал площадь в виде полосы шириной 2 м и длиной 28 м; на этой площади, углубленной в виде канавы, скелеты располагались в три ряда один над другим. Умершие были положены в вытянутом по­ложении и засыпаны слоем красной охристой глины, которая не встречается в естественном месторождении вблизи могильника и, очевидно, привозилась издалека. Всего было раскопано 122 погребения, в том числе несколько детских. Вероятно, первоначально могила имела вид большого деревянного склепа, с течением времени увеличенного в длину пристройками.

В погребениях было найдено большое количество вещей: изделия из камня и кости, зубы животных, раковины. На скелетах сохранились целые уборы из пришитых на одежду костяных пластинок, подвесок из клыков кабана и просверленных раковин. Такие уборы украшали голову, шею и грудь умерших. Особенно интересны вырезанные из кости изображения животных, например быка. Найденные в могильнике орудия из камня (топоры, стрелы, микролиты, ножи) обычны для охотничье-рыболовецких племен.

Неолитическое племя, оставившее Мариупольский могильник, находилось в сношениях с довольно отдаленными районами, о чем говорят найденные в могильнике кусок горного уральского или кавказского хрусталя, булава и подвески из порфирита — породы не местной и бусы из гешира, привезенные из Закавказья или Передней Азии.

Большая группа неолитических племен обитала в среднем течении Донца. В широкой пойме, на многочисленных дюнных всхолмлениях здесь располагались сотни поселений рыболовов и охотников, в культуре которых наблюдались некоторые особые черты, несколько сближающие их с племенами лесной полосы Восточной Европы.

Возможно, что именно этим племенам принадлежал выдолбленный из ствола дерева челн длиной 8 м, найденный в пойме. Оскола, недалека от впадения его в Донец.

Постоянной находкой на неолитических поселениях являются рыболовные крючки двух типов, цельные костяные и составные из двух частей. Неолитические племена пользовались сетями (они известны благодаря находкам грузил), а также всевозможными заколами, загородями и другими рыболовными сооружениями.

Развитие рыболовства обеспечило неолитическим племенам степной зоны более прочную оседлость. Судя по незначительным остаткам, открытым во время раскопок, жилища были наземными, имея, вероятно, вид прочных шалашей. Пол жилищ иногда выкладывался каменными плитами. Внутри жилищ и за их пределами устраивались очаги. Пища пригото лялась в «пекарских ямах», куда опускались раскаленные камни.

Памятники населения более восточных областей в настоящее время почти не исследованы. Известно лишь, что на песчаных всхолмлениях степного Поволжья и Прикаспия постоянно встречаются местонахождения неолитических каменных орудий весьма архаического облика. В степном Заволжье, у с. Криволучья (Куйбышевской области), найдено

погребение неолитического времени. Скелет был густо засыпан красной охрой. Находившиеся при нем вещи чрезвычайно близки к инвентарю Мариупольского могильника; это подвески из клыков кабана и резцов оленя, пластинки из кости и др. Есть здесь предметы и привозные. К ним относятся массивные каменные браслеты, найденные в Закавказье и в Нальчикском кургане на Северном Кавказе, а также каменный топор с отверстием, происходящий, очевидно, с севера.

Во второй половине III тысячелетия до н. э. в хозяйстве степных племен появились домашние животные. Время их распространения не может быть точно определено. Но в культурных слоях конца III тысячелетия до н. э. кости домашних животных составляют уже заметный процент среди кухонных отбросов. Первыми домашними животными у племен степной зоны, не считая, конечно, собаки, являлись бык, свинья и коза или овца. Кости всех этих животных, вместе с костями дикой свиньи, косули, бобра, зайца и диких птиц, найдены, например, на поселении, расположенном на острове Перуни, в порожистой части Днепра. Были ли приручены все эти животные на месте или, может быть, некоторые из них были получены степными племенами со стороны, в настоящее время еще неизвестно.

В начале II тысячелетия до н. э. племена степной зоны выступили уже как скотоводы, точнее пастухи, владевшие стадами различного скота, что, естественно, наложило свой отпечаток на весь строй их культуры и быта

Поселения этого вре­мени тяготели к местно­стям, богатым пойменными лугами, хотя встречаются иногда и в открытой степи. Так, например, в эту эпоху начали осваиваться человеком степи вокруг устья Днепра и в Нижнем Побужье, во многих местах днепровского левобережья, в ряде областей Нижнего Подонья и Поволжья. Вследствие того, что рыбная ловля и охота не потеряли своего важного значения, а кроме того, появилось еще земледелие, хозяйство племен степной зоны приобрело весьма сложный характер. Значительно усложнились орудия, которыми пользовался человек, появилась разнообразная глиняная посуда и т. д.

К периоду неолита относятся самые древние курганы в степной полосе с погребениями в ямах, впервые исследованные В. А. Городцовым в начале XX в. Они представляют собой обычно невысокие (до 1 м высоты) и расплывчатые насыпи, под которыми находятся неглубокие ямы с захоронениями. Скелеты лежат чаще всего на спине с согнутыми в коленях ногами, но иногда и в вытянутом положении, как в более древнем Мариупольском могильнике. Дно могилы засыпалось углями, известью и красной краской. Красной же краской засыпались умершие сверху.

Умерших хоронили с вещами — кремневыми ножами, скребками, стрелами с каменными наконечниками, костяными орудиями. Глиняные сосуды имели круглодонную или яйцевидную форму и украшались примитивным орнаментом в виде городков или треугольников и отпечатками перевитого шнура. В некоторых курганах были найдены медные вещи — шилья и ножи.

В одной из подобных могил — «Сторожевой могиле», близ Днепро­петровска, были обнаружены полусгнившие остатки деревянной двухколесной арбы. Оба колеса сделаны из сплошного куска дерева, рассеченного продольно, с толстыми ступицами и круглыми отверстиями для оси. Находка арбы позволяет предположить, что это древнейшее перевозочное средство распространилось в пределах степной полосы Евразии еще во второй половине III тысячелетия до н. э.

Находимые с погребенными в курганах ямной культуры кости животных, преимущественно диких (олень, заяц, птицы и др.), а также наконечники стрел, костяные гарпуны и рыболовные крючки указывают, что основой хозяйства попрежнему были рыболовство и охота. Но в некоторых могилах обнаружены кости домашних животных — коровы и овцы, говорящие о появлении скотоводства, которое в дальнейшем стало главнейшей отраслью хозяйства степных племен. Курганы с ямными погребениями распространены от правобережья Днепра до Средней Волги.




  1. Анатолий Борисович

    Всё-таки населения тех времен были весьма умны и сообразительны. Иногда мне кажется, что если сопоставить некоторых современных индивидуумов, то они уверенно уступят человеку, который может себя и семью прокормить рыбалкой, уходом за скотом и охотой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.