Кризис рабовладельческой системы в северном причерноморье


Крупнейшими городами Северного Причерноморья в первой половине I тысячелетия были: Тира (совр. Белгород) в устье Тираса — Днестра, Херсонес (совр. Севастополь), Неаполь (совр. Симферополь), Пантикапей (совр. Керчь), Танаис (в устье Дона), Фапагория (на Таманском полуострове) и ряд городов на Кавказском побережье.

I—III века были периодом нового экономического и культурного подъема в истории античных городов Северного Причерноморья. В рассмат­риваемое время этому весьма способствовали благоприятно сложившиеся условия для развития внутреннего и внешнего торгового обмена городов.

Захват Римом Фракии, а затем и Дакии, а также завоевание Малой Азии привели к образованию римских провинций в Западном и Южном Причерноморье. В этой связи возникла необходимость обезопасить морские коммуникации, что диктовалось военно-стратегическими и политическими интересами Рима.

Охрана морских путей систематически осуществлялась римским флотом и гарнизонами опорных пунктов, рассеянных по побережью Черного моря, что обеспечивало греческим купцам возможность безопасного плавания, а это, в свою очередь, способствовало значительному оживлению торговой деятельности причерноморских городов — Тиры, Ольвии, Херсонеса и городов Боспорского царства.

Правда, теперь заметно сократился торговый обмен с центрами Эгейского бассейна, но зато усилилась торговля между причерноморскими городами. Северопричерноморские города вели в I—II вв. регулярный обмен с городами Южного Причерноморья (Синопа, Гераклея, Амастрия и др.). Кроме того, Ольвия поддерживала также тесные связи с западными причерноморскими городами. Что касается более отдаленных районов Средиземноморья, то тут связи ограничивались главным образом западно-малоазийскими центрами (Милет, Пергам) и некоторыми островами эгейского архипелага (Самос и др.). Поддерживались также сношения с египетской Александрией, промышленными центрами Сирии. Оттуда главным образом доставлялись стеклянные изделия — посуда, бусы, украшения и амулеты из фаянса и стекловидной пасты. Из западных малоазийских центров привозилась глиняная высокосортная посуда. Из городов Южного Причерноморья шло оливковое масло, вино и др. Торговые связи с Италией были нерегулярными, спорадическими. В города Северного Причерноморья привозились италийские бронзовые изделия — сосуды, канделябры, светильники.

В обмен на товары, доставлявшиеся морским путем, купцы вывозили из городов Северного Причерноморья хлеб, кожи, соленую рыбу. В причерноморских городах в этот период снова получили широкое развитие различные ремесла, производство керамических и металлических изделий, ювелирных украшений. Товары импортного происхождения, а также промышленные изделия самих городов сбывались местному населению, обитавшему в прилегающих к городам районах, а по речным путям часть таких товаров проникала достаточно далеко в глубь страны. Торговое влияние Тиры распространялось на обширную территорию Поднестровья Ольвия торговала с населением Нижнего Побужья и Поднепровья. Херсонес поддерживал обмен с крымскими скифами, государство которых продолжало владеть центральной частью и степными районами Таврического полуострова.

Особенно высокого экономического подъема достиг Боспор. В его владения входил весь восточный Крым до г. Феодосии включительно. Боспору принадлежали Таманский полуостров, а также часть Прикубанья и Приазовья. В дельте Дона важную экономическую роль илрал г. Танаис, входивший в состав Боспорского государства. Здесь велась большая торговля с кочевыми племенами сарматов, которые доставляли греческим купцам рабов и продукты скотоводческого хозяйства. Располагая обширными плодородными землями, боспорские землевладельцы эксплуатировали порабощенное местное земледельческое население и получали от него огромное количество хлеба, шедшего на экспорт. Большую роль в экономике Боспора играл рыбный промысел, торговля соленой рыбой. Некоторые приморские города (например, Тиритака) превратились в крупных заготовителей огромного количества соленой рыбы. Не менее важную роль играло в хозяйстве Боспора и виноделие. В Пантикапее, а также в поселениях его округи (Мирмекий, Тиритака) раскопками обнаружено большое число виноделен первых веков. В городах азиатской стороны Боспора также было широко развито виноделие. Виноградные давильни были теперь снабжены рычажно-винтовыми прессами, что свидетельствует о значительном усовершенствовании техники производства.

В городах Боспора очень интенсивно работали разнообразные ремесленные мастерские — гончарные, металлические и др. Велись большие строительные работы в старых городах, нередко заново возводились городские оборонительные стены, строились или перестраивались храмы. На Керченском полуострове возник ряд новых поселений (например, Илурат), сильно укрепленных, для защиты подступов к столице государства — Пантикапею .

Разбогатевшая прежде всего на торговле хлебом боспорская рабовла­дельческая знать имела возможность пользоваться предметами роскоши, дорогими изделиями художественного ремесла. В городах Боспора производилось значительное количество ювелирных изделий. Существовали художники, скульпторы. На одном из каменных расписных саркофагов I в. сохранилось очень интересное изображение мастерской художника, пишущего портреты восковыми красками (энкаустика). В погребальных склепах Пантикапея, где хоронили богатых жителей, стены нередко украшались росписью. Многочисленные пантикапейские расписные склепы, дошедшие до нашего времени, дают представление об искусстве боспорских живописцев, знакомят нас с религиозными верованиями и бытом жителей Боспора. Рост богатства господствующего класса Боспорского государства па шел свое отражение и в богатстве погребального инвентаря, сопровождавшего умерших. В могилах I—II и начала III в. обнаруживается много дорогих вещей в виде ювелирных изделий, ценных стеклянных сосудов, художественно отделанных деревянных саркофагов, которые теперь принято было обильно украшать гипсовыми налепами, расписанными разноцветными красками .

Подъем экономической и культурной жизни в I—II вв. наблюдался и в Херсонесе. Теперь здесь снова ожили сельскохозяйственные усадьбы на Гераклейском полуострове, хотя и далеко не на всей его территории, как это было раньше. В самом городе работали многочисленные ремесленники, процветало виноделие, рыбный промысел.

В начале нашей эры подвергнуты были основательной перестройке крепостные стены города, особенно в тех местах, где они были наиболее уязвимы в случае осады. В дальнейшем многократно предпринимались меры по улучшению городских оборонительных сооружений.

Рассматриваемый период истории античных городов Северного Причерноморья протекал в обстановке активного вмешательства Римской империи в политическую жизнь этого района. Особенно важное значение Рим придавал Боспорскому государству. Именно поэтому сразу же после гибели Митридата VI Евпатора, пытавшегося бороться с империей, был установлен статус, согласно которому власть боспорских царей считалась законной только при условии признания ими верховного протектората в лице Рима. Боспорские цари обязаны были получать утверждение в Риме, им вменялось в обязанность проводить дружественную римлянам политику. В официальную титулатуру царей входила формула: «друг кесарей, друг римлян». В первой половине I в. с золотых боспорских монет были изъяты портретные изображения правителей, на лицевой и оборотной стороне помещались только изображения римских императоров и членов их семьи. Имена царей Боспора на монетах были представлены скромными монограммами. Правда, далеко не всегда ход событий на Боспоре отвечал предначертаниям римских властей. Неоднократно приходилось Риму признавать в качестве правителя Боспора лиц, которые становились правителями, невзирая на отрицательное отношение к ним со стороны римской государственной администрации. В Риме опасались особенно обострять отношения с Боспором и вступать в открытый конфликт с боспорскими царями, так как последние, будучи связаны узами родства с верхушкой местных племен, могли бы, действуя по примеру Митридата Евпатора привлечь на борьбу с Римом силы местного населения.

Предпринятая в 40-х годах I в. попытка решительно отмежеваться от Рима оказалась неудачной. Боспор в дальнейшем вынужден был оставаться на положении государства, зависимого от Римской империи.

В начале 60-х годов I в. государство крымских скифов перешло в наступление на Херсонес. На выручку Херсонеса были посланы римские войска, появление которых заставило скифов прекратить осаду города. Эта опасность захвата причерноморских греческих городов «варварами» и послужила для императора Нерона поводом, чтобы оккупировать некоторые пункты Крыма, разместить гарнизоны в Ольвии и на Боспоре. При этом, очевидно, предполагалось превратить Боспор в римскую провинцию. Хотя это все делалось под видом защиты эллинов от «варваров», в действительности же Рим руководствовался своими далеко идущими завоевательными планами, связанными, прежде всего, с намерением овладеть. Кавказом и открыть тем самым путь к среднеазиатскому Востоку и к Индии. Готовясь к захвату Кавказа, Рим стремился прочно закрепить за собой южное и северное побережья Черного моря. Но для осуществления этих планов у Рима сил не хватило. Не удалось и превратить Боспор в римскую провинцию. После Нерона Боспор выступает как самостоятельное государство, но по-прежнему находится в политической зависимости от Рима. По мере того как Римская империя, испытывая те или иные трудности, теряла возможность активно вмешиваться во внутренние дела Боспора, правители последнего действовали все более самостоятельно и независимо как Они стали теперь выпускать монеты, на которых наряду с портретом римского императора, чеканили и портрет боспорского царя с обозначением его титула и имени.

Римская империя ограничивалась отныне только содержанием гарнизонов в Херсоиесе, на южном берегу Крыма (крепость Харакс) и Ольвии.

Боспорская рабовладельческая верхушка мирилась с ограничением суверенитета своего государства потому, что при всем этом она получала и существенные выгоды экономического и политического характера. Аристократия пользовалась военной и материальной поддержкой Рима, необходимой для того, чтобы сохранить свое классовое господство внутри государства, располагать возможностью подавлять восстания порабощен­ных масс и отражать напор «варваров» на античные рабовладельческие государства.

Рим ежегодно давал боспорским царям денежные субсидии на содержание войска, а боспорские цари неоднократно посылали отряды своих войск для включения их в римские армии, ведшие войны с «варварами» .

* * *

Характерной особенностью жизни античных городов в первые века является постепенное увеличение в них числа жителей — выходцев из обитавших по соседству с городами местных племен, главным образом сарматов. По словам Диона Хрисостома, побывавшего в Ольвии в конце I в., в этот город, восстановленный после гетского разгрома, «нахлынули варвары» . В несколько меньшей степени это коснулось Херсонеса. Но зато для Боспора этот процесс притока местного негреческого населения в города принял в течение I — III вв, особенно широкие масштабы. Усиление негреческой прослойки в городах, хотя и сопровождалось некоторой ее эллинизацией, тем не менее все более и более сказывалось на облике культуры античных городов. Обычаи, нравы, вкусы «варваров», вливавшихся в города, стали все заметнее выступать на передний план в укладе жизни городов, особенно во II —III вв. Наиболее ярко этот процесс нашел свое проявление на Боспоре, который, впрочем, всегда представлял собой этнически смешанное государство, культура которого никогда не была чисто эллинской. В первые века культура Боспора стала приобретать вполне отчетливый сарматский колорит, находивший свое проявление, в частности, в искусстве. Характерно, что пышно расцветший в ювелирном искусстве Боспора так называемый полихромный инкрустационный стиль (изделия из металла обильно уснащались вставками цветных камней) является типичным проявлением сочетания греко-сарматских элементов. Распространение сарматских типов оружия, тамгообразных знаков, служивших обозначением родовой принадлежности, сарматской посуды и т. д.— все это придавало культуре античных городов во II—III вв. черты глубокого своеобразия, свидетельствующего о все усиливавшейся активизации местных племен.

Дошедшая до нас серия боспорских «манумиссий», т. е. боспорских воинов с Керченского полу­актов об освобождении рабов острова на волю, показывает, что уже в I—II вв. отчетливо ощущалась нерентабельность рабского труда, на основе которого было невозможно дальнейшее успешное развитие производительных сил. Рост вольноотпущенничества наглядно свидетельствовал о кризисе рабовладельческой системы. В этой связи все более распространялась в сельском хозяйстве эксплуатация зависимых полусвободных производителей, именовавшихся на Боспоре пелатами. Однако рабовладельческий строй не мог обеспечить необходимых условий для надлежащего развития более прогрессивных форм организации хозяйства в соответствии с достигнутым уровнем техники материального производства. Кризис рабовладельческого способа производства неуклонно развивался и обострился особенно с конца II в. во всех античных государствах, в том числе и в Северном Причерноморье. Положение еще более осложнялось непрерывной опасностью наступления со стороны местных племен. Быт жителей античных годоров Северного Причерно­морья все более военизируется. Основные контингенты свободных граждан привлекаются к несению военной службы. Жестоко эксплуатируемые, порабощенные слои населения, используя затруднения, испытываемые рабовладельческой верхушкой при непрерывной опасности нашествия извне, поднимали восстания и всегда были готовы изнутри нанести удар по своим эксплуататорам.

Конец II и начало III в. были еще временем, когда у Боспора оказалось достаточно сил, чтобы одержать победу над государством тавро-скифов, ослабленным, повидимому, столкновениями с сарматами. Скифское царство было присоединено к Боспору. Но Ольвия в это время держалась в значительной мере только благодаря наличию у нее римского гарнизона. В трудном положении находился и Херсонес, особенно когда с середины III в. из него были выведены римские военные силы, содержание которых хотя и ложилось тяжелым бременем, но все же несколько облегчало защиту города. Когда в 30-х годах на античные города наступали готы и ряд других объединившихся с ними племен, Ольвия была окончательно разгромлена. Правда, потом на месте города стоял гарнизон римских солдат и обитало некоторое количество жителей, но рабовладельческий город-государство Ольвия прекратил свое существование, и в IV в. жизнь здесь прекратилась. Вторжение готов и боранов в пределы Боспора заставило боспорских правителей в 50—60-х годах III в. в целях предотвращения пол ного разгрома, оказывать помощь «варварам» в организации морских походов на города Кавказского побережья и Малой Азии. Переход причерно­морских племен в решительное наступление против рабовладельческих государств, и в первую очередь против Римской империи, превращение Черного моря в арену ожесточенной борьбы неизбежно должно было парализовать торговлю. Торговые сношения между причерноморскими городами теперь были крайне затруднены, что губительно отражалось на их финан­совом положении. Боспорские деньги с середины III в. катастрофически обесцениваются. Единственным металлом, из которого в состоянии был Боспор чеканить монеты к концу III в., становится медь. Многие боспорские города в этот период пустуют, жизнь в них прекращается. Частично оправившись после бурных событий 50—60-х годов III в., Боспорское государство продолжает существовать, но уже в обстановке все более углубляющегося кризиса и распада государства, раздираемого внутренними социальными противоречиями и непрерывно испытывающего удары со стороны окружавших Боспор местных племен. В 30-х годах IV в. прекратилась чеканка боспорских монет. Хозяйственная жизнь резко падает, приобретая все более замкнутый натуральный характер, так как внешние торговые связи непрерывно слабели. Распад государства был завершен в 70-х годах IV в. опустошительным вторжением гуннов, разграбивших большую часть основных населенных пунктов Боспорского государства. Херсонес, пришедший в IV в. в сильный упадок, все же уцелел и не подвергся такому разгрому, как другие античные города Крыма. В V в. Херсонесом овладела Византийская империя, которая использовала его в качестве своего опорного пункта в Северном Причерноморье.

Упадок городов сказался и в смене старых названий, просуществовавших около тысячи лет. Около V в., судя по географическим руководствам мореплавателей («периплам»), целый ряд городов и городков Причерноморья сменил свои имена на новые. Новыми хозяевами уцелевших городов стали туземные племена, давшие им свои названия.




  1. изяслав

    Еще до Рима влиять на Причерноморье и его города пытались Афины и возглавляемый ими морской союз. Знаменитое плавание военного флота Афин под руководством афинского политического деятеля Перикла принесло свои плоды. Главным образом пытались или поставить свое руководство у власти в полисах или заручиться поддержкой уже пришедших к власти. Все эти усилия прилагались для контроля за ресурсами региона, а это в первую очередь зерно. Ведь в Средиземноморье своего зерна всегда не хватало и его экспорт из Причерноморья, имел стратегическое значение. Для этого был укреплен и развит полис Византий находящийся в проливе Босфор. В Византии контролировали весь хлебный экспорт из Причерноморья. Впоследствии на его месте была построена столица Византии Константинополь.

  2. Игорь

    Закономерная параллель между одной из основ экономики общества и дальнейшим его полным упадка — нет труда, значит, нет производства. Нет производства — нет денег, и, как следствие, отсутствует казна. Разрушение такого строя, точнее его итог, на мой взгляд, и дало толчок к развитию византийских связей с уже соседскими славянскими племенами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.