Греческая колонизация северного причерноморья


Начиная со второй половины VII в. до н. э. на северных берегах Черного моря появились греческие поселения, на месте которых затем, в VI в., вырастали города, сыгравшие большую роль в исторических судьбах Причерноморья и Восточной Европы в целом.

По своему географическому положению бассейн Черного моря являлся звеном, связывавшим средиземноморские области с обширными равнинами Восточной Европы. Лиманы, заливы, бухты, северного черноморского побережья представляли большие удобства для стоянки судов. Могучие реки — Дунай, Днестр, Буг, Днепр, Дон, Кубань —открывали грекам возможность проникать вглубь причерноморских степей. Устья этих рек были богаты различной рыбой. Соленые озера у Буго-Днепровского лимана, по западному побережью Крыма и по берегам Азовско­го моря давали соль. Но самое главное, что привлекало греческих колонистов к Северному Причерноморью,— это хлеб, скот и, наконец, рабы. Греческий историк II в. до н. э. Полибий рассказывает, что в Понте, т. е. на Черном море, есть много полезного для жизни других народов. Окружающие Понт страны доставляли грекам скот и огромное количество «бесспорно отличнейших рабов», а также вывозили в изобилии мед, воск и рыбу, строевой лес, меха, шкуры и шерсть, но основным предметом вывоза служил зерновой хлеб, в котором так нуждалась значительная часть материковой, островной и малоазийской Греции.

В исторической литературе до недавнего времени господствовали представления, согласно которым греческая колонизация Причерноморья рассматривалась, как эпизод только лишь греческой истории. Сложная социальная и экономическая обстановка, возникшая в Эгейском бассейне в начале I тысячелетия до н. э., вынудила греков, согласно этим представлениям, начать интенсивную колонизационную деятельность. На первом этапе колонизация охватила область Эгейского моря и западного побережья Малой Азии; затем колонии были организованы в ряде областей западного Средиземноморья и, наконец, на берегах Мраморного и Черного морей. Такое представление правильно освещает одну сторону—связь основания греческих городов СеверногоПричерноморья собщим процессом греческой колонизации; но в нем совершенно не учитывается значение степени исторического развития населения областей, в которые направлялись греки. Между тем несомненно, что греческие города-колонии, снабжавшие метрополию хлебом и другими продуктами, могли возникнуть лишь там, где все эти продукты не только имелись, но и выступали в качестве товара. Другими словами, социально-экономическое развитие местных северопричерноморских племен (скифов, меотов, сипдов и т. д.), как земледельцев, так и скотоводов, также обусловило греческую колонизацию северных берегов Черного моря. История античных городов па Черном море должна рассматриваться как факт не только греческой, но и восточноевропейской истории.

Среди других греческих городов в причерноморской колонизации главная роль принадлежала малоазийскому (ионийскому) г. Милету, имевшему большое значение в греческой истории VII—VI вв. до н. э. Милет являлся одним из крупнейших центров ремесленной и торговой де­ятельности восточного Средиземноморья, а также важным очагом античной пауки и искусства. Согласно древнегреческому преданию, несомненно преувеличивающему, выходцы из Милета основали до 90 колоний. Основным стимулом интенсивной колонизационной деятельности служило то, что в Милете в VII—VI вв. до н. э. происходила ожесточенная борьба классов и внутриклассовых группировок. Крупная землевладельческая и торговая аристократия, получившая кличку «вечных мореходов», составляла несколько враждующих групп. Одновременно шла борьба аристократии против демократических слоев населения, главным образом ремесленников. Борьба велась долго и с переменным успехом. Временные победы то одних, то других групп должны были стимулировать колонизацию, так как нередко при победе той или другой группы побежденным приходилось покидать родину и искать себе новых мест для поселений.

Освоение милетяпами Черного моря проходило постепенно. Сначала они укрепились на Мраморном море, затем на южном и юго-восточном побережье Черного моря и только потом уже перешли к колонизации западного, северного и северо-восточного берегов.

Несомненно, что древние греки задолго до основания городов были знакомы с северными берегами Понта и местным севернопричерноморским населением, что отражено в греческих мифах и подтверждается отдельными археологическими находками, относящимися к более раннему времени. Сначала посещения греками Северного Причерноморья были нерегулярными, затем стали более частыми. Стали завязываться торговые связи греков с местным населением. Торговля часто сопровождалась грабежом и насилием. Греческие купцы-пираты, компенсируя себя за далекие и опасные путешествия по Черному морю, захватывали рабов и другие товары.

Торговля с населением Северного Причерноморья привела к органи­зации сезонных, а затем постоянных торговых факторий, или эмпориев, куда греческие купцы наезжали от времени до времени. Находки греческих предметов, особенно сосудов, VII в. до н.э. в различных местах Северного Причерноморья иллюстрируют упрочение торговых связей через такие фактории. При археологических раскопках в Керчи на горе Митридат 1945—1952 гг., например, найден ряд обломков росписыой родосской керамики VII в. до н. э. Точно установлено, что такие эмпории были на острове Березани у Бугского лимана, на берегу Керченского пролива и в других местах.

В VI в. до н. э. на месте факторий обычно возникали крупные города, ставшие в дальнейшем важными центрами хозяйственной и культурной жизни. Ранние посещения греками северных берегов Черного моря и организация там эмпориев были в значительной степени делом отдельных купцов или их групп, основание же городов-колоний представляло акт более сложный, связанный с решением населения города, который высылал колонистов, с социальной борьбой и экономическим положением в этом городе. Основание колонии обычно сопровождалось соблюдением постепенно сложившихся обычаев и формальностей. Город, основывающий колонию, назначал из среды своих граждан руководителя колонии, так называемого ойкиста, или же его избирали сами колонисты. Ойкнет имел большие полномочия, в частности он был обязан разделить территорию между колонистами. Когда колония была основана, она становилась совершенно самостоятельным государственным организмом, ни в политическом, ни в экономическом отношении не зависящим от своей метрополии. В этом заключается существенное отличие колоний греческих от колоний последующего времени. Каждая колония имела свое собственное государственное устройство, которое могло совпадать с устройством метрополии, по могло и отличаться от него. Население колонии теряло гражданство в метрополии. Например, гражданин Милета, выселившийся в милетскую колонию Ольвию, именовался уже не милстянином, а ольвиополитом. Колонии имели свои законы, свои суды, своих должностных лиц, чеканили свою монету, проводили свою внутреннюю и внешнюю политику, независимо от метрополии, т. е. они представляли собой самостоятельный город-государство, соответствующий древнегреческому понятию «полис». Связь между колониями и метрополией выражалась лишь в известных льготах, устанавливавшихся для торговых операций, а также в знаках внимания и помета, какие оказывала колония метрополии, в религиозных и культурных традициях. В случае необходимости колония обращалась за содействием к метрополии и, наоборот, метрополия обращалась к колонии, но это содействие, как правило, не носило принудительного характера.

К числу крупных городов Северного Причерноморья относится Тира, основанная Милетом в VI в. до н. э. на правом берегу лимана р. Днестра (в древности — Тирас). На правом берегу Бугского лимана находилась Ольвия, также основанная Милетом в первой половине VI в. до н. э.

Район Керченского пролива занимал выгодное географическое по­ложение, он связывал водным путем бассейны Средиземного и Черного морей с Азовским морем (Меотийское озеро) и устьем Дона. Не случайно поэтому, что по обоим берегам пролива около того же времени возник ряд греческих городов и поселений. Старшим и крупнейшим из них был Пантикапей, на месте современной Керчи, ставший впоследствии сто­лицей Боспорского государства; к югу от Пантикапея, на западном же берегу Керченского пролива, были созданы небольшие города Тиритака и Нимфей, к северу — Мирмекий. Значительным городом была Феодосия, на месте современной Феодосии. Позже, уже во второй половине V в. до н. э., на юго-западном берегу Крыма, у современного Севастополя, возник г. Херсонес, основанный городом южного побережья Черного моря — Гераклеей. Херсонес—единственная дорийская, а не ионийская колония на северном берегу Черного моря.

К востоку от Керченского пролива, на южном берегу Таманского залива, были основаны в VI в. до н. э. Гермонасса, на месте нынешней станицы Таманской, Фанагория (основана в 540 г. теосцами), у современной ст. Сенной, являвшаяся вторым по величине после Пантикапея городом в районе Керченского пролива, Кепы — у восточного угла Таманского залива. Греческая колонизация коснулась и юго-восточного побережья Черного моря, где милетцами были основаны города Диоскуриада, на месте Сухуми, и Фасис, в районе г. Поти.

Все перечисленные города, за исключением находившихся на Керченском и Таманском полуостровах, на протяжении V — начала IV в. вошедших в единое Боспорское государство во главе с Пантикапеем, были самостоятельными отдельными городами-государствами, политически не связанными друг с другом. Поэтому история крупнейших городов и Боспорского государства в дальнейшем будет рассматриваться особо.

С самого своего возникновения греческие города Северного Причер­номорья развивались в тесном взаимодействии с местными племенами и народностями. Новые археологические материалы показывают, что большинство греческих городов возникло на местах ранних поселений местных племен. Взаимоотношения местного населения с греками были то мирными, то враждебными. В период ранних связей мирные торговые отношения сопровождались вооруженными столкновениями, в период организации эмпориев греки были больше заинтересованы в мирных отношениях, а с момента устройства городов греки проводили и наступательную политику. Античные города захватывали рабов и территорию, однако сколько-нибудь значительных территорий, за исключением Боспорского государства, городам занять не удалось, и они были всегда тесно окружены местным населением, со стороны которого нередко подвергались нападениям. Поэтому города обносились оборонительными стенами с башнями.

Греческие города-колонии возникали не только в виде торговых центров, как это было ранее принято считать. Экономической базой их служили также ремесло и сельское хозяйство. Каждый город имел хотя и небольшую, но хорошо освоенную сельскохозяйственную территорию. Посредническая торговля городов хлебом и другими товарами, продажа продуктов городского ремесла в степь приводили к оживленным связям со скифами, синдами, меотами и другими племенами, оказавшими большое, хотя и неравномерное, влияние на политическое, экономическое и культурное развитие греческих городов. В дальнейшем это влияние неуклонно возрастало. С другой стороны, античные города-государства, основывавшиеся на рабовладельческом способе производства, оказывали значительное влияние на культуру местного населения, они усиливали процесс разложения первобытно-общинных отношений у окружавших их племен.




  1. Арина

    Ведь практически именно на местах греческих колоний расположено множество городов нашего черноморья? Например, такие как Анапа или Сочи, не говоря уже о Крыму

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.