Земледельческо-скотоводческие племена днепровско-дунайского междуречья в 4 тысячелетии до н. э


К началу III тысячелетия до н. э. в среде первобытного населения Южной и Средней Европы возникла земледельческо-скотоводческая культура, вскоре распространившаяся до Рейна на западе и до Днепра на востоке.

Найденные при исследовании поселений этих племен каменные и костяные мотыги, серпы с кремневыми лезвиями и остатки злаков — пшеницы, проса и ячменя—не оставляют сомнений в том, что примитивное мотыжное земледелие занимало важное место в их хозяйстве. Найденные на поселениях кости, а также изображения животных свидетельствуют о том, что этим племенам были известны все основные виды домашнего скота: свинья, крупный и мелкий рогатый скот и лошадь. Охота, рыболовство и собирательство имели в хозяйстве несравненно меньшее значение. Прочная оседлость, поселения, состоящие из жилищ, обычно соединенных друг с другом переходами или же достигающих огромных размеров, разнообразнейшая глиняная посуда, женские статуэтки и другие черты культуры дополняют картину жизни и быта древних земледельческо-скотоводческих племен Южной и Средней Европы. Культура земледельческо-скотоводческих племен, обитавших в III тысячелетии до н. э. по Дунаю, в поречье Днестра и Буга и по правобережью Среднего Днепра, получила наиме­нование трипольской (от с. Триполье Киевской области, где археологом В. В. Хвойко в 90-х годах прошлого столетия впервые были открыты памятники этой культуры). Трипольская культура привлекала к себе внимание многочисленных исследователей, но лишь в советское время, благодаря систематическим раскопкам, проведенным Т. С, Пассек, Е. Ю. Кричевским, С. Н. Бибиковым и другими русскими и украинскими археологами, удалось собрать большой материал, в свете кото­рого древние земледельческо-скотоводческие племена юго-запада РОССИИ получили всестороннее освещение. Раскопки поселений земледельческо-скотоводческих племен показали, что культура этих племен существовала здесь в течение Длительного отрезка времени—с начала III и до первой четверти II тысячелетия до н. э., причем советским археологам удалось установить два основных этапа развития трипольской культуры и создать периодизацию ее памятников. Наиболее ранние поселения трипольской культуры открыты по Днестру и в бассейне Южного Буга. Особое внимание вызывают раскопки М. Л. Макаровича поселений у с. Греновка и Сабатиновка II на Южном Буге, около Псрвомайска, раскопки С. Н. Бибикова у с. Лука-Врублевецкая на Днестре около Каменец-Подольска и раскопки Т. С. Пассек у с. Берново-Лука .

Раннетрипольские поселения обычно располагаются на берегу реки, на первой надпойменной террасе. Для раннетрипольского времени характерны и большие многоочажные жилища, состоящие из углубленных в почву полуземлянок, и наземные глинобитные жилища, однако полуземлян­ки являются преобладающим типом, происхождение которого относится еще ко времени раннего неолита. В жилищах найдены разнообразные орудия из кремня и сланца, в том числе кремневые вкладыши серпов, орудия из рога и кости, богато орнаментированная глиняная посуда и глиняные статуэтки, главным образом женские. Трехцветная расписная посуда в раннетрипольское время не является характерной.

Некоторые особенности культуры, как, например, характер углубленного и каннелированного орнамента глиняной посуды и статуэток, сближают культуру обитателей раннетрипольских поселений с неолитическими земледельческими племенами Балканского полуострова и в то же время связывают их с древним Средиземноморьем.

По мнению некоторых исследователей, земледельческо-скотоводческие племена нового каменного века, жившие в междуречье Дуная и Днепра, были не только тесно связаны со Средиземноморьем, но и имели южное происхождение.

Несколько позднее земледельческо-скотоводческие трипольские племена (поселения которых обнаружены в громадном количестве) распространились по течению Среднего Днепра, Южного Буга, Днестра и Прута.

В это время поселения трппольских племен располагались обычно на возвышенных местах, имевших в III тысячелетии до н. э. преимущественно лесостепной характер. Люди сооружали свои жилища на пологих склонах вблизи дубовых зарослей, на удобных для мотыжной обработки мягких лёссочерноземных почвах, в то время лишь превращавшихся в черноземные. Поселения состояли из большого числа жилищ с глиняными полами и стенами и с легкими двускатными перекрытиями, опирающимися на деревянные столбы. Жилища имели удлиненпо-прямоугольпую форму и самые разнообразные размеры: от 6 до 150 кв. м. Однако особенно характерны для трипольских поселений большие дома с несколькими печами.

Для изучения поселений трипольских племен особенно большое зна­чение имеют раскопки поселения в урочище Коломийщина близ с. Халепье Киевской области. Здесь на высоком плато правого берега Днепра в слое чернозема были обнаружены остатки 39 прямоугольных глинобитных жилищ, располагавшихся двумя концентрическими кругами так, что внутри поселения оставалась свободная площадь, видимо для загона скота. В жилищах были найдены остатки глинобитных печей, полов, стен и перегородок, обломки глиняных сосудов, орудия из камня и кости, каменные зернотерки, кости животных и пр.

Среди каменных орудий, встречающихся на трипольских поселениях, особенно часты каменные мотыги, насаживавшиеся на деревянную рукоятку. Земледелие трипольских племен было мотыжным. Земля взрыхлялась каменными, костяными и роговыми мотыгами, а также заостренными палками. Понятно, что такое земледелие стояло еще очень далеко от настоящего полевого земледелия, возникшего гораздо позднее, в эпоху металла, и связанного с появлением пахотных орудий — плуга и сохи.

О культурных растениях, известных трппольцам, можно судить по отпечаткам соломы и половы на глине и по обуглившимся зернам, уцелевшим в некоторых сосудах. Оказалось, что в числе культурных растений имелись пшеница, просо и ячмень. Менее достоверно наличие в качестве культурного растения ржи. Жатва производилась при помощи костяных или деревянных с кремневыми вкладышами серпов, причем стебли среза­лись под самыми колосьями. Зернотерки, служившие у трипольских племен для измельчения зерна, обычно встречаются внутри жилищ; они ино­гда вмазывались в пол или укреплялись на особой глиняной подставке. Зерно хранилось в особых ямах-хранилищах, обмазанных глиной, или в больших сосудах. Для выпечки хлеба служили глиняные печи, которых было по несколько в каждом трппольском жилище.

Судя по этнографическим параллелям, примитивное земледелие трипольского типа могло существовать лишь как коллективное производство. Оно требовало объединенных усилий всех обитателей дома — мужчин и женщин.

Не меньшее значение в этот период в хозяйстве трипольских племен имело скотоводство. Кости, найденные в трипольских поселениях, в подав­ляющем большинстве принадлежат домашним животным. На поселении Коломийщина у с. Халепье костей домашних животных было примерно в 20 раз больше, чем костей диких животных. Следовательно, охота имела второстепенное значение. Преобладали кости домашнего быка, меньше было костей козы и свиньи. Остатки диких животных представлены костя­ми косули, оленя, лося и бобра.

Примерно такой же была статистика костей, обнаруженных при исследовании других многочисленных трипольских поселений, в которых встречались также всегда и кости домашней собаки. По всей вероятности, в конце III тысячелетия до н. э. трипольским племенам стала знакома и домашняя лошадь, известная в диком состоянии и раньше как объект охоты.

Для трипольского скотоводства было характерно бесстойловое содержание скота. Внутреннее пространство поселения, окруженное расположенными по кругу жилищахми, являлось открытым загоном для скота. Численность стада была ограничена этим примитивным состоянием скотоводства. О незначительной роли охоты в трипольском хозяйстве говорят сравнительно редкие находки кремневых наконечников стрел.

Следует все же отметить, что в различных районах распространения трипольских племен роль охоты не была одинаковой. Так, например, раскопки последних лет в бассейне Среднего Днестра на поселении у с. Поливанов Яр (Кельменецкого района Черновицкой области УССР) обнаружили среди каменных орудий большое количество кремневых наконечников дротиков и стрел. Анализы остатков угля показали, что в трипольское время в Поднестровье значительные пространства были покрыты лиственными лесами. Выделяются такие породы, как дуб, граб, вяз и ива. В этих лесах на Днестре водились такие животные, как благородный олень, косуля, кабан, на которых человек охотился.

Незначительную роль в хозяйстве трипольских племен играло и рыболовство. Трипольские поселения далеко не всегда были связаны с крупным водным потоком, часто располагаясь по соседству с ручейками. Естествен­но, что возможности рыболовства в этих условиях были весьма ограничены. Однако в тех случаях, когда трипольские поселения располагались на берегу реки, как, например, у сс. Берново-Лука, Солончени, Лука-Врублевецкая на Днестре, рыболовство было более распространено. Так, в землянках Берново-Лука в культурном слое обнаружены кости и позвонки двух пород рыб — сома и вырезуба, костяные и медные рыболовные крючки, глиняные грузила от сетей.

Оседлый образ жизни трипольских племен благоприятствовал расцвету гончарного искусства. По технике изготовления, богатству форм.

разнообразию и совершенству орнаментации трииольская керамика за­нимает одно из первых мест среди глиняной посуды первобытных племен Европы. Большие, грушевидной формы, сосуды использовались для хранения зерна или каких-либо жидкостей. Широкогорлые сосуды служили для хранения кусков мяса и других продуктов. Имелись особые горшки для варки пищи. Молочное хозяйство располагало целым набором крынок, кувшинов, чашек и сосудов с отверстиями, служивших для изготовления сыра.

За последние годы советским ученым удалось на основе детального изучения трипольской керамики и наблюдений при раскопках многослойных трипольских поселений выделить характерные комплексы керамических изделий для всех основных этапов развития трипольской культуры. Так, в керамике раннетрипольских племен обычно преобладают сосуды с углубленной спиральной орнаментацией и тонкостенные хорошо полированные сосуды с каннелированной поверхностью.

Позднее, под влиянием восточного Средиземноморья, у трипольских племен наряду с прежней техникой украшения сосудов широкое распространение получила посуда из хорошо отмученной глины, крепкого обжига, с росписью в виде спирали, нанесенной двумя или тремя красками (красной, черной и белой). В поздний период существования трипольской культуры трехцветная роспись в керамике постепенно исчезла, и сосуды обычно расписывались одной черной, реже черной и красной краской. Появились сосуды, украшенные оттисками веревочки.

Горшки для варки пищи изготовляли из особой массы с примесью мелко­толченых раковин и орнаментировались зазубренным краем раковины, ноттисками ногтей и т. д.

Трехцветные расписные узоры, украшающие трипольские сосуды, очень напоминают расписную керамику Семиградья, среднего Дуная и Северной Греции.

Географическая близость к передовым цивилизациям Передней Азии и восточного Средиземноморья, под влиянием которых находились трипольские племена, имевшие, вероятно, южное происхождение, сказалась, между прочим, и в том, что даже в самых ранних трипольских поселениях сделаны отдельные находки медных орудий — шилья, рыболовные крючки. Медь была, таким образом, известна трипольскому населению, но являлась еще очень редким и, безусловно, привозным со стороны материалом.

Медные орудия изготовлялись холодной ковкой из самородной меди без всяких примесей.

На среднем и позднем этапах развития трипольской культуры количество медных орудий увеличивается и наряду с медными шильями, рыболовными крючками, бусами появляются медные ножи, клиновидные топоры, долота и т. п.

Находки из меди свидетельствуют о широком межплеменном обмене, существовавшем в то время у трипольских племен с племенами, жившими в районе Прикарпатья, где имелась медь, и со средиземноморскими странами и Малой Азией.

Однако основные орудия труда трипольских племен на протяжении всей их истории были кремневыми, сланцевыми, костяными и роговыми. На трипольских родовых поселениях на Днестре обнаружены места их производства, которые обычно находились около жилищ. На поселении Поливанов Яр в одной из таких «мастерских» было открыто свыше 3000 отбросов производства — кремневые желваки, отщепы, осколки всех размеров, десятки заготовок грубого макролитического облика, нуклеусы, отбойники, наконец, сотни кремневых и сланцевых орудий разных типов я назначения. Все это дает возможность предполагать, что древние обитатели поселения Поливанов Яр изготовляли эти орудия не только для своего хозяйства, но и для обмена с соседями. Богатейшие выходы кремня и сланцев на Днестре и по его притокам служили древнему человеку в неолитическую эпоху необходимой базой для создания на месте поселений «мастерских» для изготовления кремневых и сланцевых орудий. Многочисленность и разнообразие форм трипольских орудий из раскопок поселений на Днестре указывают, насколько разнообразными были функции этих орудий, а следовательно, показывают и большую сложность и разви­тость всей хозяйственной жизни трипольских племен. Среди трипольских орудий известны каменные и роговые мотыги для обработки земли, каменные зернотерки, кремневые вкладыши-серпы, кремневые топоры для раскалывания и сланцевые тесла для обработки дерева, кремневые скребки, сверла, ножи, пилки для обработки кости и кожи, точильные камни для шлифования топоров и костяных проколок, наконечники дротиков и стрелков.

Основой общественного строя трипольских племен были матриархальнородовые отношения. И ничто не свидетельствует так ярко о прочности родовых отношений, как трипольские коллективные жилища.

Они принадлежали нескольким парным семьям, составлявшим общину матриархально-родового типа наподобие общин ирокезов, обитавших в больших коллективных домах.

Для трипольжого домостроительства характерны вариации в величине жилищ, от самых незначительных до очень крупных, связанные с постепенным ростом родовых общин. Очень характерны также многоочажность и многокамерность в таких жилищах, расположение вещей внутри дома группами, иногда и наличие нескольких входов, что указывает на сочетание первобытно-общинного родового хозяйства с раздельным обитанием парных семей в общем жилище.

Жилища имели, как правило, еще и хозяйственное деление. В одной части жилища сосредоточивались печи и очаги, в другой — зернотерки и сосуды для хранения зерна, в третьей — материалы для изготовления орудий труда и так далее, что подчеркивает общность домашнего хозяйства трипольцев, несмотря на существование отдельных парных семей. Единым коллективом являлась и община, объединявшая всех жителей одного поселения, внутреннее пространство которого служило общинным загоном для скота.

Об идеологических представлениях трипольских племен можно судить по различным памятникам культа, найденным при раскопках. Таким памятником культа является орнаментация глиняных сосудов, составлявшая сложные и довольно устойчивые орнаментальные построения, имеющие, несомненно, определенный религиозно-магический смысл.

Изображения деревьев, домашних животных и людей на сосудах сочетаются со спиралями, концентрическими кругами с крестами, змеевидными лентами, различными загадочными знаками, и вся эта религиоз­ная символика скорее всего выражает представления солярно-космического культа, столь естественного для древних земледельцев.

При раскопках трипольских поселений часто встречаются глиняные статуэтки, изображающие обнаженную человеческую фигуру. В подавляющем большинстве случаев эти статуэтки воспроизводят фигуру женщины, значительно реже они имеют или мужские признаки, или признаки обоих полов одновременно.

Можно думать, что в этих статуэтках выражен характерный для первобытного строя культ предков, причем особое значение имеют здесь-изображения матери-родоначальницы. Тотемические представления передают глиняные статуэтки, изображающие различных, чаще всего домашних животных.

В отдельных случаях в глину, из которой были изготовлены статуэтки, замешивались зерна пшеницы или же дробленые зерна в виде муки крупного помола. В этом можно видеть проявление особого земледельческого культа, имевшего целью вызвать плодородие нолей.

Интересными памятниками культа являются глиняные крестообразные жертвенники, обнаруженные во Владимировне, а также глиняные модели жилищ, найденные в Попудне, Сушковке, Владимировке и др.

Многочисленные традиции в области культуры, начало которых было положено трипольскими и близкими им балканскими и дунайскими племенами, сохранялись в северо-западном Причерноморье в течение длительного времени. Их изучение приводит к выводу, что древние земледельческие племена — балканские, дунайские и трипольские — являются предками обширной группы фракийских или дако-фракийских племен, хорошо известных авторам I тысячелетия до н. э. и начала нашей эры, а позднее, возможно, поглощенных славянами.

К северу от трипольских племен, в Подолье и на Волыни, а также в бассейне Вислы, Одера и Эльбы в III тысячелетии до н. э. жили другие племена, знакомые со скотоводством и земледелием, составлявшие ряд значительно отличающихся одна от другой локальных групп. В целом их культура отличается от трипольской, хотя некоторые племена и занимались земледелием. Они не порывали с древними способами добычи средств существования — охотой и рыбной ловлей. В условиях лесных почв при технике каменного века земледелие не могло иметь у них столь серьезного значения, как у трипольских племен. Поэтому на первое место в их хозяйстве постепенно выдвигалось скотоводство.

Полагают, что трипольские и другие близкие им земледельческоското-водческие племена пришли с юга, среднеевропейские же племена были прямыми потомками древнего местного населения, постепенно освоившими новые формы хозяйства, прежде всего скотоводство.

На поселениях, принадлежавших этим племенам, встречаются остатки обширных жилищ, нередко несколько углубленных в землю. Среди каменных орудий обычны топоры — необходимое вооружение обитателей лесной полосы, каменные мотыги, зернотерки, стрелы с кремневыми наконечниками и др. Повсюду была распространена глиняная посуда, однако более скромная и не такая разнообразная, как у трипольцев, нередко полушаровидных или шаровидных форм. Иногда на поселениях встречаются грубые женские статуэтки из глины. На Волыни и Подолье северные соседи трипольцев известны главным образом по захоронениям последних столетий III тысячелетия до н. э. Захоронения совершались иногда в могилах, обложенных каменными плитами или же покрытых курганной насыпью. Рядом с умершим ставили глиняные сосуды и клали каменные топоры. Здесь же встречаются кости животных, главным образом домашних — коровы и свиньи, и остатки пищи.

В конце III тысячелетия до н. э. в Средней Европе, занятой земледельческо-скотоводческими племенами, появилось население с преобладанием скотоводческого хозяйства, с особой культурой и особыми нормами быта. В археологической литературе новые племена получили наимено­вание племен «шнуровой керамики», так как их глиняная посуда обычно украшена узорами из оттисков шнура. На территории РОССИИ новые племе­на распространились не только по Подолью и Волыни, где издавна обитало население, близкое среднеевропейскому, но и в области Подне-стровья и Среднего Поднепровья, где жило в предшествующее время трипольское население, и севернее — в Верхнем Поднепровье, юго-восточной Прибалтике, а также Верхнем и Среднем Поволжье.

По мнению западноевропейских археологов, племена «шнуровой керамики» являлись в Средней Европе пришельцами, вытеснившими и ассимилировавшими местное неолитическое население. Археологи немецкой националистической школы считали центром происхождения этих племен Данию и южную Скандинавию и рассматривали племена «шнуровой керамики» в качестве древнейших германцев. Польские ученые горячо оспаривали это мнение, указывая, что племена «шнуровой керамики» были распространены в тех местах, которые впоследствии стали известны главным образом как славянские, и поэтому в этих племенах следует видеть древнейших славян. Английский археолог Г. Чайлд утверждал, что новые племена распространились по Средней Европе не с севера, а с юга, из областей, примыкающих к Черному морю.

В работах советских археологов вопрос о появлении в Средней и Восточной Европе скотоводческого населения с новой культурой получил другое освещение. Было обращено внимание на то, что племена «шнуровой керамики» на обширной территории их распространения отнюдь не однородны; они образуют несколько локальных групп, несущих в своей культуре черты глубоких местных традиций. Изучение этих групп привело к мысли, что племена «шнуровой керамики» являются непосредственными потомками неолитических племен Средней Европы, Волыни и Подолья, перешедших ранее других в эпоху раннего металла, к новому образу жизни — к пастушеству — и значительно расширивших в этот период €вою территорию.

На Волыни новые племена известны с первой половины II тысячелетия до н. э. главным образом по материалам погребений, представляющих собой каменные ящики (кисты), скрытые под курганной насыпью. Поселения волынских племен в настоящее время исследованы еще мало.

В небольшом каменном ящике у Войцеховки, близ Житомира, имелось два отделения. В одном был похоронен в сидячем положении мужчина;

по обеим сторонам от него находились скелеты двух женщин, около них — двух детей, а еще дальше — двух подростков. Наконец, в другом, меньшем отделении был погребен мужчина, может быть, раб. Каменные ящики, следовательно, являлись коллективными семейными могилами, свидетельствующими о патриархальном строе. Погребение мужчины сопровождалось погребением его жен, детей, может быть, рабов. Некоторые волынские племена практиковали обряд трупосожжения: остатки сожженных трупов складывались в погребальные урны.

Обряд сожжения умерших, распространенный у волынских и днепровских племен, точно так же как и у некоторых племен Повисленья, привлекает наше особенное внимание потому, что.в последующее время, в течение многих веков, этот обряд являлся одним из наиболее характерных этнографических признаков славянской культуры. Ниже речь пойдет о том, что на основе волынских и днепровских племен, широко расселившихся в течение II тысячелетия до н. э. в бассейне Днепра, возникли все те племенные группы I тысячелетия до н. э. и последующих веков, принадлежность которых к славянским племенам находит все большее и большее подтверждение.

Вещи, находимые в могилах волынских племен, немногочисленны, но зато крайне характерны. В могилы клали кремневые топоры, кривые ножи и наконечники стрел из кремня, глиняные сосуды шаровидной формы, ожерелья из просверленных кабаньих и медвежьих клыков, янтарные подвески и пояса с костяными пряжками. Формы найденных здесь вещей характерны для племен со скотоводческим и охотничьим хозяйством.

У племен, обитавших в Среднем Поднепровье, также были распространены два погребальных обряда: трупоположения и трупосожжения.

При раскопках кургана у Стретовки Киевской области были найдены следы пепла и несколько обожженных косточек. Здесь же располагались по кругу семь сосудов со шнуровым узором. В одном из них — пережженные кости. Наряду с этим здесь известен погребальный обряд, возможно заимствованный у первобытного населения степей. Умерших помещали в прямоугольные и округленные ямы, иногда облицованные деревом и покрытые деревянной крышей. Такая могила, очевидно, воспроизводила жилой деревянный дом. Сверху насыпался курган. Как и в степных областях Северного Причерноморья, в среде днепровских племен было распространено ритуальное окрашивание умерших в красный цвет путем засылания охрой, что в Западной Украине и на Волыни встречалось крайне редко.

В курганах днепровских племен находят сосуды в виде кубков и сферические кругл од онные сосуды, столь характерные и для волынских племен. Умерших хоронили в меховых, шерстяных или кожаных одеждах, иногда в меховых шапках. В могилы клали каменные боевые секиры, кремневые топоры, ноши, стрелы, копья, мелкие кремневые орудия. Ожерелья состояли из зубов волка, лисицы, клыков кабана или костяных бус.

Земледельческо-скотоводческие и скотоводческие племена «шнуровой керамики» представляют большой интерес как наиболее вероятные предки ряда древних и современных народов Средней Европы, относящихся к индо­европейской группе, — славян, германцев, иллирийцев и, повидимому, лето-литовцев. К этому вопросу мы возвратимся в последующем изложении.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.