Боспорское государство


Боспорское государство представляло собой весьма своеобразное явление, не укладывающееся в рамки тех представлений, которые связываются обычно с понятием греческого полиса. Боспорское государство, или просто Боспор, в цветущую пору своего существования, в IV и первой половине III в. до н. э., занимало обширную территорию. Его владения охватывали весь Керченский полуостров до Феодосии включительно, весь Таманский полуостров с примыкающей к нему береговой полосой до Новороссийска, а также прилегающую к Тамани территорию по Кубани и ее притокам. Области, лежащие по северному и восточному побережьям Азовского моря, если и не входили прочно в состав Боспора, то во всяком случае находились в сфере его экономического воздействия. И в другом отношении Боспор отличался от Ольвии и Херсонеса. Последние являлись типичными греческими полисами (городами-государствами). На Боспоре же возникло государство, в которое наряду с греческими городами вошли местные племена, сыгравшие значительную роль во всей последующей истории Боспора.

В то время как Ольвия и Херсонес по своему государственному строю были типичными рабовладельческими республиками, в Боспорском государстве довольно быстро после его образования установилась монархическая форма правления, сохранившаяся до конца истории Боспора.

Географическое положение Боспора Киммерийского в Керченском проливе и его богатства неизбежно должны были привлечь внимание греческих мореходов. Керченский пролив, соединяющий Черное море с Азовским, открывал пути на далекий север, в страны со скифским, меотским и сарматским населением. Богатство Боспора составляли хлеб и рыба. Страбон, описывая Керченский полуостров, говорит, что, начиная oт Феодосии, тянется равнина с плодородной почвой, что земля, взрыхленная любым сошником, дает богатый урожай. Жители полуострова были земледельцами; их Страбон противопоставляет жителям степной полосы—кочевникам, которые, говорит он, сами земли не обрабатывали, но предоставляли ее в аренду за умеренную плату. Когда в состав Боспорского государства вошла территория бассейнов Кубани и ее притоков, хлебные ресурсы его возросли в еще большей степени. Рыба водилась в изобилии как в морях, окружающих Боспор, так и в реках, впадающих в Азовское море.

Торговые сношения ионян с местными племенами, обитавшими по бе­регам Керченского пролива, начались еще в VII в. до н. э. Основание бос-иорских городов греческими колонистами приходится на VI в. до н. э. В этот период здесь возникли колонии: в восточном Крыму — Феодо­сия, Нимфей, Тиритака, Пантикапей, Мирмекий и другие, на Та­манском полуострове — Кепы, Фанагория, Гермонасса и др. Эти колонии были основаны ионянами, главным образом переселенцами из Милега; Фанагория являлась колонией Теоса — города на западном берегу Малой Азии. Основание Гермонассы некоторыми источниками приписывается Митилене — городу на острове Лесбосе. Названные города яви­лись тем ядром, из которого создалось Боспорское государство. Значение этих городов было неодинаковым, Пантикапей и Фанагория играли наибольшую роль в жизни Боспора. По словам Страбона, «главным городом европейских боспорцев является Пантикапей, а азиатских — Фанагория», причем Пантикапей служит резиденцией боспорских правителей.

Помимо перечисленных городов, в пределах Боспорского царства имелось значительное число других населенных пунктов. Они располагались главным образом по берегам Керченского пролива, а отчасти также и во внутренних частях Керченского и Таманского полуостровов. На нижнем Дону находилось основанное пантикапейцами поселение Танаис, бывшее, по словам Страбона, «самым большим после Пантикапея торжи­щем варваров». Вскоре Танаис приобрел права города, имел своего архонта и пользовался известной самостоятельностью .

За береговой полосой Керченского и Таманского полуостровов, на которой располагались боспорские города и поселения, лежали обширные пространства пахотной земли, принадлежавшей местному населению. Водворение греков-ионян на Боспоре сулило местной знати большие вы­годы. Она получила возможность вступить с греками в регулярный това­рообмен. Боспорские города приложили все усилия к тому, чтобы вовлечь верхние слои местного населения в круг своих коммерческих интересов. Сближение греков с местными верхами повело к тому, что последние ста­ли подвергаться эллинизации. Яркий пример в этом отношении являли синды, обитавшие на Таманском полуострове, в ближайшем соседстве с греческими колониями. Еще во второй половине V в. до н. э. Синдика, бывшая тогда независимым от Боспора царством, чеканила свою монету по образцу монеты греческой. Синдский царь, правивший в конце V-начале IV в. до н. э., носил греческое имя, а боспорский правитель того времени не только дружил с ним и помогал ему в борьбе с врагами, но и выдал за него замуж свою дочь.

Первоначально все боспорские города представляли собой самостоятельные города-государства (цолисы). Но уже в 480 г. до н. э. они объединились, что и послужило началом образования Боспорского государства. Города-государства объединялись, чтобы успешно противостоять окружающим их местным племенам. Объединение повлекло за собой признание всеми городами главенства Пантикапея и власти его правителей (ар хоитов). Архонты Пантикапея принадлежали к роду Археанактидов.

Археанактиды правили на Боспоре до 438г. дон. э. Их сменила дина стия Спартокидов, получившая название по имени ее первого представителя Спартока. Произошла ли смена династии насильственным или мирным путем, мы не знаем, но первое предположение кажется более вероятным. Зато с уверенностью можно утверждать, что Спартокиды, в противо­положность грекам-археанактидам, по своему происхождению были выходцами из не греческой, а вероятно, местной знати. По вопросу о происхождении Спартокидов существуют различные гипотезы. Одни исследователи склонны были считать Спартока фракийцем, другие — скифом; в последнее время выдвинуто предположение о том, что он являлся представителем местной, синдо-меотской знати.

При первых Спартокидах Боспор распространил свою власть на многочисленные местные племена. IV и первая половина III в. до н. э. считаются эпохой наивысшего экономического и политического процветания Боспора. Уже преемник и сын родоначальника династии — Сатир начал войну с Феодосией, сохранявшей до тех пор самостоятельность. В эту войну вмешалась Гераклея Понтийская, обеспокоенная агрессивной политикой Боспора на Таврическом полуострове и прежде всего угрозой, нависшей над Херсонесом. Военные действия, продолжавшиеся при преемнике Сатира — его сыне Левкоые (389—349 гг. до п. э.), закончились включением Феодосии в состав Боспорского государства. С этого времени правители государства стали титуловаться «архонтами Бос­пора и Феодосии», причем в понятие «Боспор» входила совокупность греческих городов по берегам Керченского пролива.

Одновременно с завоеванием Феодосии Спартокиды обратили свою экспансию в восточном направлении. Прежде всего, Левкои включил в состав своего царства область Синдику, уже в достаточной степени, как указано выше, подвергшуюся греческому влиянию. Здесь на черноморском побережье находился значительный г. Горгиппия, на месте современной Анапы. Затем он покорил обитавшие по соседству с синдами племена торе-тов, дандариев ипсессов. При преемниках Левкона, его сыновьях Спартоке и Перисаде, правивших в течение некоторого времени совместно, в состав Боспорского государства вошла территория Прикубанья, где жили меот-ские племена фатеиидосхи. Боспорские правители стали теперь обладателями больших и плодородных областей в азиатской части Боспора. На восточных окраинах государства они организовывали укрепления, широко используя синдо-меотские крепости. Благодаря раскопкам советских археологов нам стала хорошо известна крепость, руины которой теперь-называются Семибратним городищем, у ст. Варениковской. Этот город, возникший на рубеже VI и V вв. до н. э., был крупным экономическим и стратегическим пунктом синдов. Он был обнесен каменными стенами толщиной в 2,5 м, на стены и башни вели широкие каменные лестницы. В 30 км от Семибратнего городища, у хутора Краснобатарейного, располагалось еще более мощное укрепление. Здесь каменные стены, сочетаясь с целой системой земляных валов, защищали обширный район.

Спартокиды в IV в. дон. э. называли себя царями только местных пле­мен, в отношении же подвластного им греческого населения Боспора именовались архонтами, т. е. выборными правителями, хотя фактически власть их была наследственной. Греческие города Боспора продолжали пользоваться муниципальным самоуправлением, но в политическом отношении зависели от Спартокидов, опиравшихся на большую наемную армию. Большие города Боспора — Пантикапей, Феодосия, Фанагория — чеканили каждый свою монету по одной и той же системе, общей для все­го государства.

После смерти Перисада (309 г. до н. э.) между его тремя сыновьями возникли распри из-за престола. Против старшего сына — Сатира, вступившего на престол, выступил младший — Евмел, привлекший на свою сторону некоторые местные племена восточной части Боспора. Сатир со значительными военными силами, состоявшими из греческих и фракийских наемников, а также союзных скифских войск, переправился из Пантикапея на Таманский полуостров и одержал над братом победу. Евмел укрылся в крепости своего союзника, царя фатеев Арифарна. Во время неудачного штурма крепости Сатир получил смертельную рану и умер. С вступившим на престол средним братом — Пританом Евмел начал переговоры, предложив поделить власть: Притан будет править в европейской части Боспора, а он, Евмел, в азиатской, т. е. на Таманском полуострове, в бассейне Кубани и в Приазовье. Когда Притан ответил отказом, Евмел, опираясь на поддержку местных племен, захватил в свои руки все укрепленные пункты азиатской части Боспора. Притан, выступивший против Евмел а, был оттеснен и вернулся в Пантикапей, но вскоре попытался снова возобновить борьбу, однако и на этот раз неудачно — он погиб насильственной смертью. Евмел, оказавшийся победителем в междоусобной борьбе, круто расправился с приверженцами своих соперников. За время пятилетнего правления (309—303 гг.) Евмел развил энергичную деятельность: он стремился укрепить дружественные связи Боспора с причерноморскими городами, старался обезопасить страдавшее от пиратов судоходство по Черному морю и оказывал всяческую поддержку купцам.

Греческое население боспорских городов было занято главным образом торговлей и ремесленной деятельностью. Греческие поселенцы имели также земельные наделы. О характере землевладения на Боспоре имеется мало данных. Однако по некоторым источникам можно заключить о наличии крупной земельной собственности, находившейся в руках правящей династии, а также верхнего слоя греческого и местного населения. Наличие крупной земельной собственности было связано с образованием больших рабовладельческих хозяйств, которые при несовершенстве тогдашней сельскохозяйственной техники требовали применения значительной рабской силы. Такие рабовладельческие хозяйства обеспечивали Боспору обильное и бесперебойное получение зернового хлеба, не только удовлетворявшего потребности государства, но и открывавшего широкие возможности для хлебного экспорта. Наряду с крупными землевладениями существовали, особенно в ранний период, и мелкие. Значительные наделы видимо, имели и храмы.

Важные сведения о раннем периоде экономической истории Боспорского государства можно почерпнуть из обнаруженного на Керченском и Таманском полуостровах археологического материала — строительных остатков, предметов обихода, а также монет, древнейшие экземпляры которых, чеканенные в Пантикапее, относятся ко второй половине VI в. Типы древнейших монет свидетельствуют об ионийском (милетском и самосском) влиянии на пантикапейскую чеканку. О сношениях с Ионией, а затем и с Аттикой говорят керамические изделия и предметы металлического производства, найденные при раскопках боспорских городов, их некрополей и погребений знати местных племен, начиная с VI в. до н. э. Однако уже в это время наряду с предметами греческого импорта боспорские города торговали также изделиями своего собственного ремесленного производства, значение которого в последующие столетия увеличилось. Уже в VI в. дон. э. в Пантикапее воздвигались богатые постройки на высоком уровне строительного дела. Раскопками на место предполагаемого акрополя города обнаружены часть архитрава и базы колонн ионийского ордера, повидимому от храма. На той же горе Митридат, на которой располагался Пантикапей, раскрыты остатки многокомнатного жилого дома конца VI в. до н. э., стены которого были тщательно выложены из камня.

При раскопках развалин боспорского г. Нимфея недавно обнаружены остатки производства (обжигательные печи и др.) глиняной посуды второй половины VI в. до н. э., там же найдены формы для выделки терракотовых статуэток столь же раннего времени. В Тиритаке раскопками открыты очень интересные развалины жилого дома второй половины VI в. до н. э., в котором ярко отразилась жизнь колонистов, осевших на берегах Боспора Киммерийского. В доме наряду с привозными изделиями (расписные греческие сосуды из Коринфа, Клазомен, Афин, терракотовые фигурки с островов Родоса и Самоса) оказались сосуды греческой работы, но изготовленные, несомненно, на месте, т. е. на Боспоре. Не менее интересно, что вместе с греческими предметами домашнего обихода обнаружена типичная скифская чаша, сделанная без применения гончарного круга. Вероятно, в боспорских городах жили не только переселившиеся из Ионии греки, но и местные жители, что приводило к сложному процессу культурного взаимодействия.

Со второй половины V в. до н. э. Боспор вел оживленную торговлю с Афинами.

С приобретением обширных владений в восточном Крыму и на Кубани Спартокиды получили возможность увеличить торговые операции с Афинским государством. Для последнего боспорские жили в первой половины IV в. дон. э. были истинным кладом, так как оно постоянно нуждалось в привозном хлебе.

Для Боспора было выгодно иметь в лице Афин постоянного покупателя. Афинские аристократы, разорившиеся во время Пелопоннесской войны (431—404 гг.), охотно направляли с торговыми целями в Боспор своих сыновей. Афинским купцам боспорское правительство оказывало особое внимание. Они имели право вывозить беспошлинно из Боспора хлеб в любом количестве. В свою очередь боспорцы могли вывозить из Афин беспошлинно товары, закупаемые на афинском рынке. Операции по закупке боспорского хлеба производились в кредит; в афинском государственном банке хранились в качестве депозита суммы, причитавшиеся боспорским царям за проданный хлеб. Доходы, получаемые от экспорта хлеба и прочих товаров, составляли, повидимому, главную статью дохода Боспорского государства.

Оживленная торговля, основанная главным образом на вывозе в Грецию огромного для того времени количества хлеба, а также соленой рыбы, давала возможность греческой и местной рабовладельческой знати Боспора обогащаться, накапливать огромные богатства, что, в частности, нашло отражение в погребениях боспорских богачей. В каменные склепы под высокими курганами вместе с умершими клалось большое количество дорогих, иногда художественно исполненных вещей, речь о которых дойдет ниже.

На Боспор в большом количестве привозились ткани, вино, оливковое масло, различного рода украшения и предметы косметики. Вино ввозилось преимущественно с островов Хиоса, Фасоса, Родоса, Коса, из малоазийского г. Книда, а также из Гераклеи Понтийской. Крупным ноставщиком оливкового масла со второй половины IV в. до н. э. являлась Синопа. Вино и масло привозились в амфорах, ручки и горла которых часто снабжались клеймами, содержащими имена владельцев керамических мастерских. Клейменые амфоры и обломки их в большом количестве встречаются при раскопках боспорских поселений.

Из Афин на Боспор ввозилась обиходная посуда: чаши для питья вина, глиняные светильники, сосуды для благовоний и значительное количество высокохудожественных расписных ваз, находимых при раскопках некрополей боспорских городов и курганов.

Ввозились на Боспор также и металлические изделия, в том числе предметы художественного ремесла — дорогие золотые и серебряные сосуды и разнообразные украшения: перстни, серьги, ожерелья и др.

Собственное производство Боспора стало хорошо известно за последнее время благодаря археологическим исследованиям развалин городов Пантикапея, Фанагории, Нимфея, Мирмекия, Тиритаки и сельскохозяй­ственных поселений. Население боспорских городов в значительной мере состояло из ремесленников — гончаров, кузнецов, ювелиров, камнетесов, столяров. Обработка сельскохозяйственных продуктов сосредоточивалась преимущественно в крупных хозяйствах и осуществлялась трудом рабов и трудом зависимых крестьян, состоявших из коренных жителей — скифов, синдов и др.

Боспорские гончары вырабатывали в огромном количестве кровельную черепицу, бытовую посуду, художественную керамику и терракоту — глиняные статуэтки. Очень интересны боспорские сосуды III в. до н. э. с яркой полихромной росписью (так называемые акварельные вазы).

Особо должна быть отмечена боспорская торевтика — производство художественной металлической посуды чеканной работы и украшений из драгоценных металлов. Боспорские мастера умело приспосабливались к вкусам потребителя, каковым являлась главным образом богатая боспорская, скифская и меотская знать. Они создали оригинальные художественные произведения с изображением сцен из жизни скифов, поражающие тонким знанием их быта, обычаев и вкусов. Замечательные произведения боспорских торев-тов были найдены не только в богатых погребениях Боспора, но и далеко за его пределами. Таковы — серебряная амфора Чертомлыцкого кургана, серебряные золоченые сосуды и золотой гребень из кургана Солохи и многое др.

Искусными руками боспорских мастеров высечены многочисленные надгробные плиты, украшенные рельефами.

Из промыслов, связанных с сельским хозяйством, на первом месте стояло, повидимому, виноделие. Начиная с III в. до н. э., местное виноделие приобрело большие масштабы. При раскопках Мирмекия,сосуд Тнритаки и других боспорских городов были обнаружены остатки многих виноделен, т. е. зданий, в которых сохранились приспособления (давильные площадки, резервуары, прессы), служившие для изготовления вина.

Главным городом Боспорского государства был Пантикапей — резиденция царя, ремесленный, торговый и культурный центр.

Название этого города не находит себе объяснения в греческом языке. Полагают, что оно местного происхождения и первоначально относилось к местному догреческому населению. На месте местных поселений возникли Тиритака и ряд других боспорских городов и поселений.

По словам Страбона, Пантикапей представлял собой застроенный со всех сторон холм, имеющий в окружности 3,5 км. С восточной стороны города находилась гавань и доки для 30 кораблей. Город был обнесен крепостной стеной, остатки которой были еще заметны в начале прошлого столетия. Вторая мощная стена окружала акрополь, расположенный на вершине холма, в настоящее время называемого горой Митридата. На акрополе находились роскошные дворцовые постройки боспорских царей и храмы. На самой возвышенной точке акрополя стояло святилище Кибелы, как об этом свидетельствует найденная здесь большая мраморная статуя богини.

В IV—III вв. до н. э. пределы Пантикапея расширились в западном и юго-западном направлении. Архитектурные сооружения этого времени отличаются высоким уровнем строительного искусства.

В конце XIX в. были обнаружены хорошо сохранившиеся остатки обширного богатого здания III в. до н. э., внутрен­ние помещения которого были художественно украшены расписной штукатуркой. Город имел канализацию и водопровод. При раскопках были найдены свинцовые и глиняные трубы. Город содержался в чистоте, мусор вывозился за пределы городской черты. Раскопки последних лет показали, что здания и улицы располагались по крутым склонам холма на террасообразных уступах, создание которых требовало больших земляных работ. Обнаружены подпорные стены, одна из которых принадлежит V в. до н. э., что говорит о террасообразной планировке Пантикапея уже в этот период. Раскопкине обнаруживают признаков существования в это время сельскохозяйственных построек в черте города, появившихся позднее. Производственные помещения, дома ремесленников и городской бедноты находились на окраинах города, Вторым по значению боспорским городом являлась Фанагория. Страбон сообщает, что Фанагория была торговым городом, куда доставлялись товары из Меотиды (Азовского моря) и расположенной за нею страны варваров. Фанагория находилась около устья одного из судоходных -рукавов (ныне несуществующего) кубанской дельты и занимала чрезвычайно выгодное в торговом отношении положение. На огромном городище Фанагории ведутся в настоящее время систематические раскопки. Определены границы древнего города, открыты остатки монументальных зданий V вв. до н. э., одно из них, повидимому, было гимнасием, в котором фанагорийцы занимались физическими упражнениями, очень популярны­ми как в городах Греции, так и в античных городах Северного Причерноморья. Не случайно поэтому в погребениях VI—III вв. находят принадлежности, связанные с гимнастическими упражнениями. В Фанагории недавними раскопками обнаружен целый склад амфор V в. до н. э.; найдены также остатки зданий рустованной кладки с расписной штукатуркой, базами колонн и галечной мозаикой, указывающими на богатство общественных и частных сооружений Фанагории. Здесь были найдены надписи, в которых содержатся важные сведения для истории Боспора. В окрестностях города обнаружено множество курганов с богатыми погреоениями жителей Фанагории и ее округи, а в непосредственной близости от города, в некрополе на холмах,— большое количество могил V—IV вв. дон. э., содержащих значительное количество посуды, украшений и дру­гих предметов.

Под одним из больших курганов в 60-х годах прошлого века было открыто женское погребение конца V в. до н. э., в котором оказались замечательные расписные фигурные вазы афинского производства: одна из них представляет сфинкса, другая — Афродиту в раковине и третья — сирену. Поразительно тонкая роспись ваз и совершенство формы делают их подлинными шедеврами греческого художественного ремесла.

В религиозных культах, имевших распространение на Боспоре, получило отражение важнейшее значение земледелия в боспорском хозяйстве. На первом месте стояли культы женских божеств: Деметры, Афродиты, Кибелы, Артемиды, воспринимавшихся как олицетворение сил природы, ее плодородия. Популярность этих культов была обусловлена еще и тем, что они соответствовали аналогичному поклонению силам природы, олицетворявшимся в виде женского божества, у местного населения. Культ Посейдона — кораблеспасителя и Афродиты — судона-чальницы указывает на тесную связь боспорских религиозных культов с торговлей и мореплаванием. В этой же связи стоит культ Аполлона Дельфиния — покровителя мореплавания и укротителя морских бурь. Должен быть также отмечен и культ Аполлона-врача, пользовавшийся особым покровительством Спартокидов.

Покровителями культов являлась боспорская знать, в том числе боспорские цари и их ближайшие родственники, из среды которой были в жрецы.

Многочисленные курганы греческой и местной знати Боспора заключают монументальные склепы. Эти сооружения обыкновенно состояли из погребальной (чаще всего четырехугольной) камеры и ведущего в нее дромоса (коридора). Склепы устраивались из отесанных плит известняка без применения связующего раствора. Погребальные камеры покрывались уступчатым сводом, состоящим из нескольких рядов плит, последовательно выдвинутых вперед и выступающих над нижележащими рядами. Анало­гичным образом устраивалось и перекрытие дромоса. Такая форма перекрытий давала возможность склепу выдерживать давление большой земляной насыпи кургана. Склепы подобного типа были открыты в окрестностях Керчи, особенно на каменной гряде Юз-оба, в курганах на Таманском полуострове и в районе Анапы. Наиболее замечательными являются склепы Золотого и Царского курганов, расположенных около Керчи, и Мелек-Чесменского, находящегося на территории Керчи.

В III в. до н. э. склепы с уступчатым покрытием стали вытесняться склепами с по­луцилиндрическими сводами; стены и своды в них штукатурились и покрывались росписью, которая лишь иногда применялась в более раннее время. Из расписных склепов следует отметить открытый в 1908 г. в Керчи небольшой склеп второй половины IV в. до н. э. Стены его расписаны широкими цветными полосами, а вверху под потолком имеется фриз, на котором изображены развешенные на гвоздях различные предметы, связанные с гимнастическими упражнениями: алабастры (сосуды для масла), стригиль (инструмент, которым гимнасты очищали тело после упражнений), полотенца с узорами, матерчатая повязка, венки из лавровых листьев (награда победителям на состязании). Стенной росписи соответствовали вещи, найденные в склепе: мелкие глиняные сосуды для благовонного масла и железный стригиль. Боспорские погребальные склепы занимают важное место в истории архитектуры.

Представители пантикапейской знати погребались в дорогих деревянных саркофагах, иногда покрытых инкрустанией или росписью.

В 1830 г. в 6 км к западу от Керчи был раскопан курган, известный под названием Куль-оба. Открытие Куль-обского кургана с его сокровищами, получившими мировую известность, произвело в свое время большое впечатление на широкие общественные круги и заставило обратить особое внимание на раскопки курганбв Керченского и Таманского полуостровов, в которых обнаружено большое количество драгоценных высокохудожественных украшений, дорогой посуды, оружия и других предметов. В Куль-обском кургане внутри обширного склепа, перекрытого ступенчатым сводом, было обнаружено в кипарисовом катафалке погребение знатрого скифа-воина, его жены или наложницы и раба-слуги, причем жена и слуга были, очевидно, насильствено умерщвлены при похоронах их властителя. Погребение это датируется IV в. дон. э. Вместе с знатным скифом лежали железный меч в золотых ножнах и с рукояткой, покрытой золотом, на которой изображены животные, оплетенная золотой лентой рукоятка нагайки, налучье — горит, точильный камень в золотой оправе и золотая чаша. Головной убор покойника состоял из золотой диадемы и скифского остроконечного войлочного башлыка, украшенного золотыми бляшками. На головном же уборе находились четыре золотые фигурки скифов, причем одна из них изображает двух скифов, пьющих вино из одного сосуда. На шее умершего была надета большая золотая гривна, концы которой украшены изображениями скифов-всадников. На руках были массивные золотые браслеты, заканчивающиеся фигурами сфинксов.

С западной стороны саркофага лежал скелет женщины. Голова ее была украшена электровой диадемой с растительным орнаментом, двумя большими золотыми подвесками с изображением головы Афины и двумя золотыми серьгами тончайшей греческой ювелирной работы. На шее находилась массивная золотая гривна с концами в виде лежащих львов и золотое ожерелье. Около женского скелета найдены два золотых браслета с изображением грифов, нападающих на оленей, и бронзовое зеркало, ручка которого обложена золотом и украшена изображениями скифского звериного стиля.

Между голенями скелета стоял знаменитый электровый круглый сосуд с изображением скифов. Истлевшая одежда покойников, а также погребальные покрывала были украшены множеством золотых и электровых бляшек.

У южной стены склепа лежал скелет слуги. Около его головы найдены железные ножи с костяными ручками. В юго-западном углу склепа в особом углублении были обнаружены кости лошади, греческий бронзовый шлем и бронзовые кнемиды (наголенники). Вдоль северной стены стояли бронзовые сосуды, в том числе скифский бронзовый котел с бараньими костями. Другой бронзовый котел с бараньими костями стоял в северо­западном углу склепа. Вдоль западной стены были расставлены глиняные остродонные амфоры для вина, около них в серебряном позолоченном, тазе и на серебряном блюде лежало несколько массивных серебряных сосудов отличной чеканной работы. Здесь же лежали два длинных железных наконечника копий. По всему склепу было разбросано несколько сот бронзовых наконечников стрел и копий. Были найдены также костяные пластинки с рисунками, изумительно тонко исполненными посредством гравировки — повидимому, облицовка ложа или саркофага. Под каменным полом склепа был тайник, в котором найдена золотая бляха от пан-цыря в виде оленя.

Во второй половине III в. до н. э. началось экономическое ослабле­ние Боспора, сказавшееся с еще большей силой во II в. до н. э. Это связано с тем, что с середины III в. до н. э. на греческих рынках боспорский хлеб стал вытесняться дешевым хлебом из Египта. Внешняя торговля Боспора сузилась, а неспокойная обстановка, создавшаяся в Северном Причерноморье, в связи с продвижением сарматских племен на запад, мешала развитию торговли с окружающими Боспор племенами. Между тем ослабление экономических связей с Средиземноморьем толкало боспорскую рабовладельческую аристократию к усилению торговых связей с городами южного побережья Черного моря и местными племенами.

Поскольку финансовая мощь государства была поколеблена, оно не было в состоянии содержать наемное войско в прежних размерах. И если раньше Боспорское царство шло по пути расширения своих границ, то теперь оно уже не имело достаточно сил, чтобы защищать свою территорию от скифов, укрепивших свое государство в Крыму. Стремясь избежать перехода под власть скифских царей, боспорская правящая верхушка пошла на сговор с Митридатом Понтийским, в результате которого правитель Перисад, последний из династии Спартокидов, отказался от власти в пользу Митридата Евпатора.

Передача Перисадом власти Митридату вызвала в Боспорском царстве большое волнение. Греческая знать городов Боспора и эллинизированные скифские, меотские и синдские верхи, составлявшие привилегированный класс боспорского населения, рассматривали замену правителя, как средство сохранить свое классовое господство внутри государства. Иначе восприняло отречение Перисада многочисленное рядовое население Боспора, значительную часть которого в восточном Крыму составляли скифы. Подневольное, придавленное, лишенное всяких политических прав население деревень, а также многочисленные рабы в городах, несомненно, возлагали большие надежды на победу скифов, осуществлявших нажим из центральной части Крыма. Эти надежды на улучшение положения теперь, после передачи власти Митридату, не могли осуществиться. Поэтому скифские низы ответили на перемену власти на Боспоре революционным актом, корни которого нужно искать в глубоких противоречиях, существовавших уже давно между классом господствующим и классом порабощенным, между рабовладельческой знатью и рабами. Знамя восстания поднял Савмак, скиф по происхождению, раб («вскормленник») Перисада. Восстание началось в Пантикапее и быстро распространилось среди зависимого населения всего Керченского полуострова до Феодосии включительно. Повстанцы убили Перисада и провозгласили Савмака царем, что подтверждают сохранившиеся боспорские монеты с его именем и титулом царя. Восстание произошло во время вторичного пребывания в Пантикапее Диофанта, понтийского полководца, который незадолго перед этим совместно с херсонесцами вел войну против скифов в восточном и центральном Крыму. Против Диофанта был составлен заговор, однако ему удалось бежать на присланном из Херсонеса корабле.

Насколько были значительны размеры восстания, показывает длительность и серьезность подготовки той карательной экспедиции, которая была отправлена на Боспор Митридатом. Это была третья экспедиция Диофанта на Таврический полуостров; она началась приблизительно полгода спустя после начала восстания, причем сухопутную армию сопровождал военный флот. Опорной базой для развертывания военных действий был избран Херсонес. В результате длительной кампании, продолжавшейся не менее полугода, Диофанту удалось овладеть Феодосией и Пантика-пеем, где укрепились повстанцы. После этого восстание было подавлено. Наиболее активную часть его участников истребили, оставшихся.

Повидимому, в результате военных событий Пантикапей был сильно разрушен. Об этом говорят большие строительные работы, последовавшие в I в. до н. э., что выяснено раскопками.

После поражения восстания Савмака, города Боспора и Херсонес вошли в состав Понтийского царства Митридата, стремившегося создать могущественное государство в области Причерноморья, способное противостоять римской агрессии на Востоке. Митридат вел длительную и напряженную борьбу с Римом, и в этой борьбе Таврический полуостров, по его планам, Должен был играть немаловажную роль, поставляя Понтийскому царству солдат для армии и снабжая последнюю продовольствием. Чем дальше тянулась борьба Митридата с Римом, тем все более и более тяжелыми становились повинности, наложенные им на Северное Причерноморье. Жители Таврического полуострова вместе с Синдикой, расположенной на азиатской стороне Боспора, должны были платить Митридату ежегодную дань в размере 180000 медимнов хлеба (около 107 000 гектолитров) и 200 талантов серебра (около 290 000 руб.). Помимо регулярной дани, на жителей Боспора от времени до времени налагались большие поборы деньгами и натурой. В городах Причерноморья находились наместники Митридата. В войске Митридата имелись скифские, сарматские и меотские отряды.

После первой войны с Римом, когда могущество Митридата пошатну­лось, жители Боспора подняли восстание и объявили себя независимыми от Митридата. Усмирив это восстание после второй войны с Римом, Митридат в 79 г. до н. э. передал управление Боспором своему сыну Махару. Когда же Митридат во время третьей войны с Римом стал терпеть поражения от римского полководца Лукулла, Махар перешел на сторону последнего. Позднее, когда Митридат, окончательно разбитый римскими войсками в Малой Азии, отступил через Кавказ в Боспор, Махар, опасавшийся расправы за измену отцу, бежал из Пантикапея в Херсонес, где пли покончил жизнь самоубийством, или же был убит по приказу Митридата в 65 г. до н. э.

Из Пантикапея Митридат пробовал повести с Римом переговоры о мире. Однако они ни к чему не привели, так как Помпей (преемник Лукулла в войне с Митридатом) потребовал полной капитуляции вплоть до личной сдачи Митридата. Тогда Митридат решил предпринять последнюю отчаянную попытку. Его план заключался в том, чтобы нанести удар Риму с севера через Фракию, Паынонию и Македонию. При этом Митридат рассчитывал на поддержку скифо-сарматских племен, правящие слои которых уже понимали опасность римской экспансии. Источники указывают, что скифы, тавры, сарматы и все племена, жившие вокруг Меотийского озера, были союзниками Митридата, который, стремясь еще более упрочить с ними союз, отдал своих дочерей в жены вождям наиболее сильных племен.

Подготовка нового грандиозного похода на Рим потребовала массу оружия, военных машин, судов, провианта и т. д. Для осуществления всех этих мероприятий жители Боспора, «не исключая самых бедных», как замечает Аппиан, облагались податями и натуральными повинностями, причем на этой почве пышно расцветал грубый произвол, злоупотребле­ния и хищения чиновников, что вызывало озлобление населения. К каким мерам прибегал Митридат при создании своей армии, показывает тот факт, что доступ в армию был открыт не только для свободных, но и для рабов. Боспорские купцы к тому же жестоко страдали от морской блокады, которую неумолимо проводил римский флот с тех пор, как в Пантикапее обосновался Митридат. Все это привело в конце концов к тому, что Фанагория подняла восстание. Последнее, как долгожданный сигнал, было подхвачено Нимфеем, Феодосией и Херсонесом. Воспользовавшись этим, римские агенты через посредство перешедшего на сторону римлян сына Митридата—Фарнака вызвали восстание в армии Митридата, и это окончательно решило его судьбу. Не желая попасть в руки римлян, некогда грозный царь покончил с собой (63 г. до н. э.). Так неудачно закончилась попытка Митридата создать коалицию племен и народов Малой Азии и Черноморья для борьбы против римской экспансии.

История Боспора VI—I вв. до н. э. делится на несколько этапов. VI и на­чало V в. до н. э. характеризуются основанием и укреплением самостоятельных городов-колоний, V в. до н. э.— объединением этих городов, созданием Боспорского государства и укреплением его экономической базы. С конца V и особенно в IV в. до н. э. происходит резкое расширение границ государства включением в него территорий местных племен и народностей на Керченском и Таманском полуостровах, в нижнем течении Кубани и восточном Приазовье. IV и первая половина III в. до н. э. характерны высоким развитием экономики Боспора (торговли, ремесленного производства, градостроительства, сельского хозяйства и т. д.), повышением его международного положения и военной мощи. Период с середины III до первой половины I в. до н. э. отмечается экономическим и политическим ослаблением, приведшим к подчинению Боспора Митри­дату Евпатору. Боспорское государство было одним из ранних рабовла­дельческих государств на территории СССР.

Постепенно усиливавшийся классовый антагонизм между рабовладельческой аристократией и массами порабощенного населения вылился в конце II в. в большое восстание под руководством Савмака, оказавшее огромное влияние на дальнейшее развитие Боспора.

Наиболее яркой чертой Боспорского государства является включение в него местных народов. Поэтому Боспор был не чисто греческим, а греко-местным государством. Среди всех античных государств Северного Причерноморья влияние культуры местных племен и народностей сильнее всего сказалось в Боспорском государстве.




  1. nehamster

    Уникальность Боспорского царства была в том, что оно, будучи разделённым на крымский и анатолийский анклавы, оставалось мощной политической силой на протяжении многих лет. И это в эпоху, когда не было ни средств массовой информации, ни скоростного транспорта, ни подразделений быстрого реагирования.

      1. Тирант

        Боспорское царство занимало территорию вокруг Керченского пролива: в Крыму и на территории современной Кубани.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.