Армения в составе Мидии и Ахеменидского государства


Хозяйственная жизнь племен Армянского нагорья в первые века I тысячелетия до н. э. характеризуется главным образом развитием кочевого и полукочевого скотоводства. Использование горных пастбищ и рудных месторождений содействовало возвышению отдельных племен — более богатых и сильных, которые становились во главе племенных союзов. Могильники этого периода отражают картину имущественного неравенства, а большое количество оружия в погребениях свидетельствует о межплеменных столкновениях и грабительских войнах. Поселения этого времени во многих районах Армении и Закавказья носили характер крепостей так называемой циклопической кладки, которые строились на высоких холмах. Построенная таким образом цитадель служила для укрытия жителей расположенного вокруг нее поселения вместе со скотом на случай нападения врага. Пленные, захваченные на войне, становились рабами.

Включение областей южного Закавказья в состав государства урартов оказало значительное влияние на развитие материальной культуры племен Закавказья. Наряду с постройкой крепостей и храмов урарты придавали большое значение развитию земледелия, садоводства и виноградарства, сооружению оросительных каналов, внедрению новых полевых культур (просо, кунжут). Айраратская долина стала областью высокоразвитого земледелия. Очень большую роль сыграли урарты и в развитии металлургии. Они способствовали быстрому освоению племенами Армянского нагорья железа и замене бронзовых изделий железными. Древнейшие железные изделия, находимые в могильниках этого времени, являются либо урартскими, либо местными, по форме подражающими им; но одновременно встречаются железные изделия, повторяющие древние местные формы бронзовых изделий.

В конце VII в. до н. э. в материальной культуре Закавказья и, в частности, Армянского нагорья железо являлось уже основным металлом, применяемым для изготовления орудий труда и оружия. К этому времени горные племена, игравшие в Закавказье ведущую роль благодаря высокому развитию горнопастбищного скотоводства и металлургии брон­зы, эту роль утрачивают, уступая ее племенам степных районов и речных долин. Влияние культур Древнего Востока распространилось через урартов не только на покоренные ими районы, но и на другие области Закавказья, что имело большое значение для расширения меновых связей.

Медиа в первой половине VI века

Могильники периода распространения железа (VIII—VI вв.) в Севанском районе, в ущелье р. Дебеда, у Ахталы и Аллаверды представлены каменными ящиками из крупных плит или мелких камней, со скорченным положением крстяка. В составе могильного инвентаря наряду с бронзовыми украшениями — гривнами, браслетами, фибулами и глиняными сосудами, находилось железное оружие — кривые ножи, крупные наконечники копий, мечи и кинжалы.

На основе исследований советских ученых за последние годы можно считать вероятным, что областью образования и первоначального развития армянских племен была горная страна Хайаса в верхнем течении р. Евфрата (Кара-Су). Язык племен этой страны близок к группе древних индоевропейских языков племен Малой Азии: хеттско-иероглифиче-скому, хеттско-несийскому, лувийскому, лидийскому, ликийскому. Пребывание племен страны Хайаса в составе хеттского государства оказало значительное влияние на сложение их древней культуры. После падения хеттского государства ни в ассирийских, ни в урартских документах не встречается упоминаний о стране Хайаса, вместо нее в ассирийских источниках называется страна Сухми (Сохми), занимавшая область между верхним течением рек Евфрата и Арацани (Мурад-Су).

В юго-западной части Армянского нагорья, к западу от озера Ван, лежала древняя хурритская страна Шуприа. В урартской надписи даря Сардура (середина VIII в. до н. э.) она впервые выступает под названием Арме. В VII в. в связи с ослаблением Ванского царства страна Ар­ме возглавила, повидимому, союз мелких племен юго-западной части Армянского нагорья. В то же самое время в северо-западной части Армянского нагорья, на территории страны Хайаса, сложился союз племен, возглавленный хаями. По предположению ряда ученых, хеттское название страны Хайаса связано с названием племен северо-западной Армении — хаями. Племенное название «хаи» служит и в настоящее время названием армянского народа. Армяне называют себя «хайк», а свою страну—«Хайастан». Между тем жившие по соседству с хаями в верховьях Чореха картвельские племена, составившие впоследствии основное ядро грузинской народности, превратили название страны Сухми (Сохми) в название армянского народа «сомехи», а хурритское название области «Арме» (урартск.—х\рмини, древнеперс.—Армина, древнегреч.—Армениа) было впоследствии распространено на все армянские племена и стало обычным названием Армении и армянского народа — «армениев» у иранцев, древних греков и затем у всех вообще иноземцев.

Во второй четверти I тысячелетия до н. э. области Армянского нагорья испытали вторжение кочевых племен Северного Причерноморья: в VIII в. — киммерийцев, в VII в.—скифов. Племена эти частично оседали на Армянском нагорье и ассимилировались затем местным населением. Данные письменных источников, подкрепляемые археологическими материалами, показывают, что проникновение основной массы скифов на территорию Армянского нагорья происходило через Дербентский проход.

Значительные этнические перемещения, происходившие в то время в среде племен Армянского нагорья, были связаны с процессом распада у них первобытно-общинных отношений, что приводило к объединению мелких разнородных племенных групп в более крупные этнические образования. При этом сильные племена поглощали слабые, ассимилируя их племенные языки. Главнейшую роль в этом процессе играли племена хаев и арменов, язык и культура которых имели большое значение для развития древней армянской народности.

К этому времени относится объединение мидийских племен, обитавших в начале I тысячелетия до н. э. в северной части центрального Ирана. В конце VII в. они выступили единой конфедерацией под предводительством Киаксара и сыграли решающую роль в разгроме Ассирии. Армиии, входившая в состав Урарту и лежавшая возле границ Ассирии в период его распадения, принимала участие в борьбе мидян и вавилонян против Ассирии и благодаря этому с 612 г. приобрела независимость. В древнеармянских источниках сохранились сведения о первых самостоятельных правителях Армении. Моисей Хоренский рассказывает об армянском князе Паруйре, сыне Скайворди, оказавшем мидянам помощь в завоевании Ассирии и столицы ее Ниневии.

В 605 г. мидяне, покорив Урарту, проникли в Малую Азию. В результате этих завоеваний возникло огромное мидийское государство, включившее в свой состав на востоке Гирканию (у юго-востэчного побережья Каспийского моря), Парфию и может быть часть Бактрии, а на западе — часть Месопотамии. Армянские племена на территории Армянского нагорья, от верховьев р. Галиса до области Матиены, получившие теперь независимость, переживали последний этап разложепия первобытно-общинного строя.

Армения не представляла еще в то время единого государства; отдельные племена имели своих вождей и входили в состав обширного объединения армянских племен, возглавляемого общим предводителем — басилевсом.

В области культуры армяне стали прямыми наследниками Ванского царства, перерабатывавшими и развивавшими его культурное наследие и в то же время воспринимавшими влияние древнемитаннийской культуры соседних областей, где с древнейших времен жили и индоевропейские племена х.

В то же время армяне (хаи) на северо-западе вели борьбу с племенами халибов, частично оттесняя их в неприступные горные области, частично ассимилируя их. Но независимыми племена Армянского нагорья оставались недолго: в первой четверти VI в. до н. э. южным областям Армении пришлось испытать господство Вавилонии, а затем Мидии.

В нравоучительном историческом романе Ксенофонта «Киропедия» («Воспитание Кира») мы находим упоминание об упорной борьбе с армянами мидийского царя Астиага, который осаждал их крепости и в конце концов заставил признать свою верховную власть, обязав платить дань, выставлять войско по требованию и не иметь крепостей.

В начале VI в. до н. э. область южного Ирана Персида управлялась царями из рода Ахеменидов, подвластными мидянам. Геродот сообщает, что царь Персиды Кир (иранск. Куруш, 558—529 гг.) с согласия мидийской знати захватил власть во всем государстве, подчинив его персам, и сильно расширил его пределы новыми завоеваниями. Он вышел к Эгейскому морю, затем захватил Вавилонию и ряд стран восточного Ирана.

Под властью Кира оказалась и Армения. Однако, подобно многим другим древним государствам, империя Кира, являвшаяся лишь военно-административным объединением, была непрочной. Входившие в ее состав племена и народы ждали лишь удобного случая, чтобы вернуть себе свободу и независимость. Еще во время похода Кира на Вавилон армяне, которые, по словам их царя, «желали свободы и хотели оставить эту свободу своим детям», сделали неудачную попытку освободиться. Преемник Кира Камбис (529—522 гг. до н. э.) предпринял большой поход в Египет. Во время его отсутствия начались волнения в Мидии. Воспользовавшись этим, представитель мидийского жречества «маг» Гаумата захватил царский престол. А когда волнения перекинулись и на персов и движение, возглавленное «магами», стало широко распространяться, оно охватило и Армению. Камбис погиб в походе. Мидийское жречество, забрав власть, в союзе со знатью, разрушало храмы, захватывало общественные пастбища и угнетало народ. Между тем Гаумата, правивший семь месяцев, был убит заговорщиками из среды персидской знати, которая возвела на престол Ахеменида Дария (521—486 г. до н. э.). Все завоеванные Киром и Камбисом страны, отпавшие во время господства «магов», вновь были подчинены Персии. Дарий восстановил прежнее положение, вернув в общинное владение пастбища и стада, и увековечил затем свои победы в надписи на трех языках (древне-персидском, новоэламском и вавилонском), начертанной на Бегистунской скале.

Часть армянской знати перешла на сторону Дария, пославшего для подавления восставших армян знатного армянина Дадаршиша.

После кровопролитной упорной борьбы была подчинена и Армения, превратившаяся из полу союзной, полузависимой страны в одну из частей персидского государства. Она оставалась под властью персов до крушения державы Ахеменидов.

Из сочинения Геродота мы видим, что территория, которая впослед­ствии называлась Арменией, была включена в XIII и XVIII податные округа державы Дария. В XIII округ, включавший бассейн западных притоков р. Тигра и Евфрата — Арацани, с центром в древней урартской столице Тушпа (армянск.—Ван), входили армены, марды, пактии и халдеи (последние — племена, жившие в восточной части южного Причерноморья). Их ежегодная подать царю исчислялась в 400 талантов серебра. XVIII округ включал область картвельских племен саспейров (бассейн Чороха и верхнее течение Аракса) и простирался па восток до хребта Загра и его отрогов включительно (область матиенов и алародиев-ураргов).

Это разделение Армении продолжало существовать не только в Ахеменидский период, но и позже. Ксенофонт говорит об «Армении» и «Западной Армении», отмечая некоторые различия в культуре этих двух областей. Под первой он, очевидно, понимал в основном XIII округ, к северу от р. Кентрит (современ. Бохтан-Су), в районе озера Ван, а под второй — XVIII округ с прилегающей к нему с юга средней частью Армян­ского нагорья, с центром, где находился дворец сатрапа. Вокруг этого центра было расположено множество мелких армянских поселений. Через «западную Армению» проходил магистральный караванный путь из Колхиды в Мидию. На этом пути находился древний урартский центр — г. Аргиштихинили, превратившийся позже в один из важнейших политических и культурных центров древней Армении — Армавир.

С момента возникновения первого большого объединения армянских племен до конца V в. население Армянского нагорья прошло большой путь экономического и общественного развития. Во время своего отступления через Армению в составе греческого войска в 401—400 гг. до н. э. Ксенофонт подробно описал быт армянских племен и сохранил ценнейшие сведения об их общественном строе и персидской организации управ­ления страной. Он описывает арменов как оседлый земледельческий народ.

Сельское население жило в огражденных валом деревнях. Основной общественной организацией стала сельская община, сохранявшая еще значительные пережитки древней родовой общины. Во главе ее стоял старшина (по-гречески — комарх). Первичной общественной ячейкой являлась семья, жившая под одной кровлей и состоявшая из главы семьи, женатых сыновей и внуков. Ззмля находилась в коллективной собственности всей общины. Жители занимались земледелием и скотоводством. Судя по археологическим и письменным данным, земля обрабатывалась плугом с железным лемехом; в плуг запрягались быки; на полях возделывались пшеница и ячмень. Зерно размалывали ручными зернотерками.

Из пшеницы выпекали хлеб, из ячменя приготовляли вино. На огородах выращивались различные овощи. Высокого развития достигли виноградарство и виноделие. Найденные при раскопках Кармир-блура косточки винограда свидетельствуют, что уже в то время в Армении был известен сорт винограда, который культивируется там и в настоящее время и из которого изготовляются лучшие сорта армянских вин. Ксенофонт упоминает, что вино хранилось зарытым в землю, вероятно в «вымазанных известью ямах», или в больших глиняных сосудах-карасах.

Армяне разводили лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, свиней и домашнюю птицу. Выращиваемые на пастбищах Армении породистые кони славились настолько, что являлись главной статьей дани Ахменидам. Из «Анабасиса» Ксенофонта и из упоминаний Страбона выясняется, что армены должны были поставлять царю 20 000 жеребят на праздник Митры. Отступающие греки захватили в Армении так много лошадей, что Ксенофонт раздавал их своему войску.

Во времена Ксенофонта армянские племена разделялись на скотоводческие, жившие в горах, и земледельческие, населявшие плодородные речные долины. В южной Армении жилища были наземные; большая часть домов имела башни; в западной Армении «дома были под землею, со входом наподобие колодца, но книзу широкие. Для животных вырывались особые входы, а люди спускались по лестнице». «Тут же в домах находились вместе с детьми козы, овцы, волы и домашние птицы...» Староста деревни, стоявший во главе общины, был ответственен перед сатрапом за правильное поступление поземельного налога персидскому царю и за выполнение трудовых повинностей. Поскольку в Армении этого периода хозяйство было еще натуральным, дань в пользу Ахеменидов взималась натурой и ценными металлами в слитках. Натуральная дань переводилась на металлические деньги самими сатрапами, сбывавшими собранные продукты иноземным купцам. Торговля в то время была развита очень слабо и находилась в руках вавилонских и арамейских купцов. Геродот сообщает, что ассирийцы доставляли из Армении в Вавилон товары по реке в кожаных ладьях. Ладьи эти ассирийцы строили в Армении и грузили в них вместе с товарами ослов. Главным предметом торговли было вино. После продажи товара и деревянного остова ладьи кожа доставлялась на ослах обратно в Армению, где закупались новые партии товара и строились новые ладьи.

Через западную Армению вела так называемая «царская дорога», представлявшая собой древнюю караванную магистраль, ведшую из Суз в Сарды. Дорога эта для административных и военных целей была приведена Дарием I в образцовый порядок и стала главным торговым путем, по которому следовали караваны из западных областей Малой Азии в центр персидской державы. Через вавилонян и арамеев армяне познакомились с мерами и денежной системой.

В стране еще продолжала сохраняться древняя племенная структура. Отдельные области, границы которых в основном совпадали с границами расселения древних племен, имели своих правителей-басилевсов представителей знатных родов, являвшихся потомками вождей племен. Продолжавшееся имущественное и социальное расслоение способствовало укреплению господствующего положения прежней племенной знати, превратившейся в рабовладельческую аристократию. Усиление рабовладельческого уклада привело к образованию классового раннерабовладельческого общества. Наряду с сельской общиной появились частновладельческие хозяйства, создаваемые в первую очередь на не занятых общиной землях. Владельцы их — военная и жреческая знать — эксплуатировали труд подневольных «мшаков», рабов-пленников — «струков» и доморо­щенных рабов — «ындоцинов».

Данные Ксенофонта о господствующем классе Армении времен Кира, содержащиеся в «Киропедии», отражают положение, современное Ксено-фонту (рубеж V—IV вв.). Армянская знать составляла дружины всадников, которые занимались охотой и военными делами, участвовали в походах, обогащаясь награбленными ценностями и пополняя пленниками число своих рабов. О богатстве армянской знати говорит Ксенофонт, упоминая, что армянский басилевс (имя его не названо) располагал сокровищем, превышавшим 3000 талантов серебра. Живя в крепких, увенчанных башнями каменных жилищах, знать пользовалась любым случаем для захвата лучших участков общинных земель, для принуждения общинников работать в своих хозяйствах, или для присвоения части продукта общинного хозяйства. Сами рабовладельцы занимались охотой и войной, имели рабов и слуг, одевались в роскошные одежды персидского образца, носили тиару, драгоценные украшения, пользовались художественной золотой и серебряной посудой. Этот выделившийся из древней общины слой рабовладельцев, так называемых «почтеннейших армян», упоминаемых Ксенофонтом, противопоставивший себя народу, всецело ориентировался на Ахеменидов. «Почтеннейшие армяне» собирали подати с населения и вносили их сатрапу. Правители обеих сатрапий являлись представителями этой рабовладельческой знати. Так, управление XIII сатрапией находилось в руках рода Ервандуни (Оронтиды греч. текстов), власть которых передавалась в данном роде по наследству, и правители этой области носили родовое имя Ерванда (греч.—Оронта). Оронтиды поддерживали родственные связи с династией Ахеменидов. Современник похода 10000 греков, сатрап Оронт был зятем царя Артаксеркса, а правителем XVIII сатрапии был приближенный Артаксеркса Тирибаз, считавшийся «другом царя».

Таким образом, армянская знать во главе с сатрапами не была заинтересована в ослаблении власти Ахеменидов. Сатрапы имели право распоряжаться военной силой, которую обязано было выставлять подвластное им население. Постоянный военный контингент армянских войск состоял из 40000 пехоты и 8000 конницы х.

Так в период господства Ахеменидов в Армении в основном завершился начавшийся еще во времена Урарту распад первобытно-общинного строя, на смену которому пришла классовая организация общества. Вследствие разнообразия исторических условий развития отдельных областей процесс общественного и хозяйственного развития протекал неравномерно. Наряду с областями высокоразвитыми продолжали существовать еще отдельные горные труднодоступные районы с очень примитивными патриархальными отношениями. Тем не менее важнейшим фактором, определяющим структуру армянского общества этого периода, следует считать наличие выделившейся из массы народа и противопоставившей себя ей военной и жреческой рабовладельческой аристократии, сменившей выборных старейшин рода и предводителей племен. К этому времени можно считать также в основном завершенным и процесс сложения древней армянской народности, так как язык хайев окончательно вышел победителем из скрещения с племенными языками обитателей Армянского нагорья, обогатив за их счет свою лексику и выработав основные формы, которые легли в дальнейшем в основу общенародного древнеармянского языка.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.