Переход к чрезвычайным мерам управления


У Сталина, и это было грубым отступлением от мар­ксизма, чрезвычайные меры стали систематическими, насилие превратилось в главный метод создания колхозов.

Поддержав Сталина и отвергнув бухаринскую концепцию о том, что чрезвычайные меры не могут быть системой, т.е. постоянным методом воздействия на общественные процессы, члены ЦК фактически уже заложили основу той драмы, которая развернулась на рубеже 20 — 30-х гг. и в 1937 — 1938 гг.

Возведение в абсолют чрезвычайных мер привело к гипертрофии функций исполнительных и карательных органов, их выводу из-под контроля партии. В условиях «чрезвычайщины» Сталин как Генеральный секретарь ЦК получает гораздо большую свободу. В результате члены ЦК оказались в очень сложном положении: поле борьбы, на котором они могли оказать сопротивление сталинским методам, стало крайне узким. Однажды вступив на путь чрезвычайных мер как системы, большинст­во ЦК, сколоченное Сталиным и поддержавшее его, вы­нуждено было и дальше идти по этому пути. И когда в январе 1933 г. Каганович, выступая на объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКЩ б), говорил о том, что, дескать, мы мало расстреливаем, и призывал к ужесточению репрессий, этот чудовищный призыв ни у кого из членов ЦК уже не вызывал открытых возражений. Хотя, оче­видно, требовалось немалое мужество, чтобы возразить Сталину и его ближайшим подручным.

«Теория» обострения классовой борьбы по мере успехов социализма, которая поначалу вызвала принципиальное неприятие группы Бухарина, завоевывает все больше и больше формальных сторонников в ЦК и увеличивает тем самым поддержку Сталина. Члены ЦК не сумели из позиции Бухарина и его единомышленников извлечь ра­циональное зерно, не отнеслись со всей серьезностью к пред­лагаемым им мерам по укреплению революционной законности, правопорядка. Для того, чтобы ситуативное применение чрезвычайных мер на рубеже 20 — 30-х гг.




  1. Pharaon

    Фраза Когановича, о том, что расстреливать нужно больше, просто наводит ужас. Такие меры не могут быть постоянными, а народ все время не может жить в страхе. Держать людей в ежовых рукавицах — не худшая из идей, но явно не таким способом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.