Сельское хозяйство


Основу производства во второй половине XVII в. в России по-прежнему составляло сельское хозяйство. Оно являлось главным занятием для населения Рос­сии. Крестьянство было феодально зависимым. В земледелии продолжали применяться установившиеся еще в предшествующее время способы обработки почвы. Более всего было распространено трехполье, но в лесных районах Севера важное место занимала под­сека, а в степной полосе Юга и Среднего Поволжья — перелог. Этим характерным для феодализма способам обработки земли соответствовали примитивные орудия производства (соха и борона) и низкие урожаи. Крепостная зависимость основного производи­теля — крестьянина, не давала возможности для широкой интенсификации труда.

Земля находилась в собственности светских и духовных феодалов, дворцового ведомства и государ­ства. Бояре и дворяне к 1678 г. сосредоточили в своих руках шестьдесят семь процентов крестьянских дворов. Это было достигнуто путем пожалований от правительства и прямыми захватами дворцовых и черносошных (государственных) земель, а также владений мелких служилых людей. Дворяне создавали крепостные хозяйства в необжитых южных уездах государства. Если учесть, что в незакрепощенном состоянии к этому времени находилась только десятая часть тяглого (т. е. платившего налоги) населения России (посадские люди и черносошные крестьяне), то можно прийти к выводу о преобладании феодально зависимой формы ведения сельского хозяйства.

Тем не менее подавляющая часть светских феодалов принадлежала к числу средних и мелких земле­владельцев. Географические особенности России привели к тому, что феодальные хозяйства находились в постоянной динамике. Это характеризовалось прежде всего тем, что хозяйства постоянно укреплялись. Что собой представляло хозяйство дворянина средней руки, можно видеть из переписки А. И. Безобразова. Как истинный феодал, он не гнушался никакими средствами, если представлялась возможность округлить свои владения. Как и многие другие землевладельцы, он энергично захватывал и скупал плодород­ные земли, беззастенчиво сгоняя с насиженных мест служилую мелкоту. В то время основное количество помещиков большей частью силовыми методами переселяли на Юг своих крестьян из менее плодородных центральных уездов.

Как отличительная черта русского крепостного хозяйства выступает и то, что после дворян по разме­рам землевладения второе место занимали духовные феодалы. Во второй половине XVII в. архиереям, монастырям и церквам принадлежало свыше 13 про­центов тягловых дворов. Особенно выделялся Троице-Сергиев монастырь. В его владениях, разбросанных по всей европейской территории России, числилось около 17 тыс. дворов. Вотчинники-монастыри вели свoe хозяйство традиционными методами, т. е. теми же крепостническими приемами, что и светские феодалы, не утруждая себя введением каких-либо новых аграрных методик для повышения урожайности.

Тем не менее, в России существовали земли, где крепостническое землепользование было почти неразвито. В силу этого население, занимавшееся сельским хозяйством, не испытывало здесь такого крепостного гнета, как в средней полосе. Прежде всего в лучших условиях по сравнению с помещичьими и монастырскими крестьянами находились черносошные крестьяне, жившие в Поморье, где в основном земли считались государственными. Но и они были отягощены различного рода повинностями в пользу казны, страдали от притеснений и злоупотреблений царских воевод и в конечном итоге также не были сильно заинтересованы в совершенствовании способов обработки земли. Кроме того, в Поморье в силу климатических условий производство зерна не имело большого развития.

Производственная феодальная единица представ­ляла собой поместье, центром которого было село, или сельцо, рядом стояла господская усадьба с домом и надворными постройками. Чаще всего барское по­местье было вотчиной, т. е. наследственным владением. Типичный помещичий двор в средней полосе России в XVII столетии состоял из горницы, поставленной на полуподвальном этаже. При ней находились сени — просторное приемное помещение. Рядом с горницей стояли хозяйственные постройки — по­греб, амбар, баня. Двор был огорожен забором, рядом находился сад и пчельник. У более богатых дворян усадьбы были значительно обширнее и благоустроенней, чем у мелких помещиков.

Село, или сельцо, было центром для примыкавших к нему деревень. Чаще всего это было обусловлено наличием и приходского центра — церкви, в кото­рой правились службы. В селе среднего размера редко насчитывалось более 15—30 дворов, в деревнях стояло обычно 2—3 двора.

Крестьянский двор состоял из теплой избы, чаще всего с печью без дымохода, холодных сеней и надворных построек.

Для работы на огороде, скотном дворе, в конюшне помещик держал в усадьбе холопов. Господским хозяйством заведовал приказчик, доверенное лицо помещика. Однако хозяйство, которое велось с помощью дворовых людей, только частично удовлетворяло помещичьи запросы. Помещик сам занимался сельским хозяйством в силу исторически сложившихся патриархальных условий. Основной доход помещикам приносили барщинные или оброчные повинности крепостных.

В обязанности крестьян входило обрабатывать помещичью землю, убирать урожай, косить луга, возить дрова из леса, очищать пруды. Кроме выполнения малоквалифицированного труда крестьяне должны были заниматься строительством и теми или иными промыслами. Крепостные были обязаны, в частности, строить и ремонтировать барские хоромы, изготовлять ту или иную ремесленную продукцию, употреблявшуюся в поместье. Разумеется, эту работу выполняли не только мастера-кустари, находящиеся в крепостной зависимости от своего господина. Помимо барщины, они обязаны были доставлять госпо­дам «столовые запасы» — определенное количество мяса, яиц, сухих ягод, грибов и др. Каждый помещик по своему усмотрению требовал с крестьян тот или иной объем продовольствия. К* примеру, в деревнях боярина Б. И. Морозова полагалось давать в год с крестьянского двора свиную тушу, два барана, гуся с потрохами, 4 поросенка, 4 курицы, 40 яиц, а также коровье молоко и сыр.

Некоторое увеличение внутреннего спроса на сельскохозяйственную продукцию, а также отчасти вывоз хлеба за границу побуждали помещиков расширять барскую запашку и повышать оброк. В связи с этим в черноземной полосе непрерывно увеличивалась крестьянская барщина, а в районах нечерноземных, преимущественно центральных (за исключением подмосковных вотчин, из которых доставлялось продовольствие в столицу), где барщина была менее рас­пространена, повышался удельный вес оброчных повинностей.

Стремление к максимальным урожаям со стороны помещиков приводило к тому, что их собственная запашка расширялась за счет лучших крестьянских земель, которые отходили под господские поля.

В районах, где преобладал оброк, медленно, но не­уклонно росло значение денежной ренты. Это явле­ние отражало развитие в стране товарно-денежных отношений, в которые постепенно вовлекались и крестьянские хозяйства. Однако в чистом виде денеж­ный оброк встречался очень редко. Чаще всего он сочетался как с рентой продуктами, так и с различ­ными барщинными повинностями.

К числу новых явлений, тесно связанных с раз­витием товарно-денежных отношений в России, отно­сится создание в крупных помещичьих хозяйствах различного рода промысловых предприятий. Это были зачатки капиталистического производства. Во многом это явление схоже с капиталистическим пере­рождением феодальных поместий в Англии.

Так, крупнейший вотчинник середины XVII в. боярин Морозов организовал в Среднем Поволжье производство прташа. Он также построил в подмос­ковном селе Павловском железоделательный завод, занимался винокурением. У этого стяжателя, по сло­вам современников, была такая жадность к золоту, «как обыкновенная жажда пить». Таким образом происходило первичное накопление капитала.

В погоне за прибылью примеру Морозова последовали другие крупные бояре — Милославские, Одоевские и др. Однако на их промышленных предприятиях наиболее обременительные работы по подвозке дров или: руды возлагались на крестьян, обязанных в порядке очереди работать иногда на собственных лошадях, оставляя свою пашню заброшенной в горячую пору полевых работ. Таким образом, эксплуатация крепостных крестьян на промышленных производствах придавала начальному российскому капитализму свою особенность. Свободный наемный труд широко не был использован. Поэтому увлечение некоторых крупных феодалов промышленным про­изводством не изменило крепостнических основ организации их хозяйств.

В больших феодальных поместьях вводились некоторые новшества в пользовании землей. Все чаще в своих усадьбах помещики начинали заниматься садоводством, а увлеченные сельским хозяйством помещики строили теплицы для выращивания южных растений.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.