Развитие крепостнических отношений


Вне всякого сомнения географическое положение России — отсутствие естественных границ на просторах Восточно-Европейской равнины — обусловило широту пространств этого государства. Также нет сомнений, что в XVII столетии Россия являлась величайшей в мире по своей территории страной. Это географическое по своей сути обстоятельство определило характер российского абсолютизма. Н. А. Бердяев в статье «О власти пространств над русской душой» (сборник «Судьба России») писал: «Государственное рвладевание необъятными русскими пространствами сопровождалось страшной центра­лизацией, подчинением всей жизни государственному интересу и подавлением свободных личных и общест­венных сил. Всегда было слабо у русских сознание личных прав и не развита была самостоятельность классов и групп». По мысли Бердяева огромные про­странства легко давались русскому народу, но боль­ших сил и жертв стоила организация этих пространств в единое государство. Русский философ метафорически заключает, что «русская душа ушиблена ширью», она под гипнозом безграничности русских полей и Русского государства. Это Проявилось в уходе духовной энергии россиян внутрь, в созерцание, и в отсутствии у русских искусства форм, и в «отступательной» тактике в войнах, когда ратные люди упо­вали на то, что Мать-земля их сама собой спасет, утопив в своей безмерности неприятелей, и в очень слабо выраженной самодеятельности и активности русского человека.

Таким образом, мы видим, что пространство из географического фактора переходит в психологию, превращаясь из чисто внешнего фактора в судьбу народа. Россия XVII века дает нам примеры этого.

Если в XVII в. на Западе укрепляются города, развивается крупнотоварная промышленность, процветает торговля, буржуазия организуется как класс, крепнут местные и городские свободы, уже существует суд присяжных — зародыш разделения властей, а королевской власти противостоят в социальном отношении — города, в политическом — парламенты, то основой экономики России во второй половине XVII в. остается крепостное хозяйство. Именно этот фактор не давал состояться объединению государства по западноевропейскому образцу. Россия объ­единилась не в силу товарных отношений и торговых уз, связывающих разные земли, а в силу внешнепо­литических условий (борьба с татарами, польским и литовским натиском).

Сильное деспотическое государство в условиях неразвитости товарно-денежных отношений способ­ствовало закрепощению крестьян, насильственному прикреплению их к земле. Тогда как на Западе гос­подствует денежная рента (оброк) лично-свободных крестьян, в России преобладает барщина, чисто внеэкономическое принуждение лично-зависимых крепостных.

В то время как на Западе развивается местное самоуправление, в России получает развитие бюро­кратическая сверхцентрализация.

Недостаток объединяющей, скрепляющей силы, которую на Западе составляло «третье сословие», с лихвой взяло на себя само Российское государство, при этом оно примерно во столько же раз было во власти неограниченнее западных, во сколько российская буржуазность уступала европейской.

В этом весь характер российского абсолютизма с самого момента его зарождения. Чтобы еще глубже понять российскую государственность XVII в., уместно привести высказывания историка Ахиезера А. С. (Россия: критика исторического опыта) по этой теме.

Русскую историю А. С. Ахиезер объясняет «инверсией». Инверсия — это бросание из одной крайности в другую. Буквально — обращение в противоположность. Согласно инверсионной логике исключительно доброе становится безусловно злым, хорошее — плохим, друг превращается во врага, вожди — в предателей и т. п. Полюса меняются — каждая эпоха стре­мится писать историю «с чистого листа», стирая предыдущие письмена, но это все один и тот же сюжет в разных сценариях. Инверсия преобладает, по мысли автора, в русской истории, в отличие от западной, где оказалась возможной логика медиации, т. е. социальное творчество, взаимопроникновение оппози­ций, существование через друг друга.

Только медиация, т. е. поиск срединного пути, может, по мнению автора, вывести общество из «инверсионной ловушки», когда правильность нового решения обосновывается, главным образом, противоположностью старому.

Каковы же два полюса русской истории, между которыми раскручивается спираль инверсии? Согласно теории А. С. Ахиезера, это изначально двойственный вечевой идеал, несущий в себе начала соборного согласия и авторитаризма. Род и община, столь значимые и долговечные в русской жизни, давали возможность такого разделения на власть схода, крестьянского «мира» (ср.: »всем миром решили»), и власть первого лица, старейшины, князя. Между этими полю­сами соборности и авторитаризма разыгрывается дра­ма русской истории.

Ученый усматривает в ней цикличность. Он определяет ее как «глобальный модифицированный инвер­сионный цикл», где инверсия воплощается в социаль­ных процессах, в конкретных исторических событиях. Глобальный цикл распадается на модификации — этапы. Такую модификацию можно объяснить и как цикл движения от догосударственного состояния к авторитарной государственности в крайних тотали­тарных формах и обратно, в инверсиях — к отрицанию государства, к вечевому соборному локализму. Исчерпьгоаясь, локализм снова отбрасывается к деспотии все разраставшегося государства. И каждый раз массы вдохновлялись очередным нравственным идеалом — модификацией вечевой нравственности.

И если проследить за их сменой, то со времен Киевской Руси ценилось соборное согласие, прообра­зом которого было собрание членов сельского мира. Оно выродилось в кровавые междоусобицы, разрушившие единое русское государственное пространство. Но вот уже в Московской Руси вплоть до смутного времени царит ранний авторитарный идеал.

Вместе с тем надстройку в виде идеологической и государственной организации обуславливает в первую очередь экономическая база, принципы и модели хозяйствования, широко распространенные в то время. Как уже говорилось, основу хозяйствования составляло примитивное сельское производство. Однако наряду с ним в экономической жизни страны обнаруживается новое явление. Важнейшим было складывание всероссийского рынка. В России этого времени развиваются мелкое товарное производство и денежное обращение, появляются мануфактуры. Экономическая разобщенность отдельных областей России начинают отходить в прошлое. Образование всероссийского рынка было одной из предпосылок развития русской народности в нацию. Следует ука­зать, что влияние географического фактора определило особенности формировавшегося всероссийского рынка.

Дальнейший процесс структуризации феодально-абсолютистской (самодержавной) монархии привел к тому, что земские соборы, неоднократно собиравшиеся в первой половине столетия, к концу века окончательно прекратили свою деятельность. Возросло значение московских приказов как центральных учреждений с их бюрократией в лице дьяков и подьячих. В своей внутренней политике самодер­жавие опиралось на дворянство, которое становится замкнутым сословием. Происходит дальнейшее укрепление прав дворянства на землю, распростра­няется помещичье землевладение в новых районах. «Соборное уложение» 1649 г. юридически оформило крепостное право.

Усиление крепостнического гнета встретило оже­сточенное сопротивление закабаленных крестьян и низов городского населения. Это привело к целому ряду мощных крестьянских и городских восстаний (1648, 1650, 1662, 1670—1671 гг.). Напряженные общественные отношения нашли свое отражение и в крупнейшем религиозном движении в России XVII в.— расколе православной русской церкви.

Относительно быстрый экономический рост России в XVII столетии содействовал дальнейшему освоению обширных пространств Восточной Европы и Сибири. В поисках руд, в целях освоения новых сырьевых баз в XVII в. происходит продвижение русских людей на малозаселенные территории Нижнего Дона, Северного Кавказа, Среднего и Нижнего Поволжья. Сибирь в то время становится объектом пристального внимания для русских промышленников и правительства.

Воссоединение Украины с Россией в 1654 г. по разному оценивается историками. Традиционно считают, что родственные русский и украинский народы добровольно объединились в едином государстве. Подоб­ное объединение содействовало развитию производительных сил и культурному подъему обоих народов, а также политическому усилению России. Однако это привело к некоторой зависимости судьбы украинского народа от московской самодержавной политики.

Россия XVII в. выступает в международных отношениях, прежде всего европейских, как великая держава, простирающаяся от Днепра на западе до Тихого океана на востоке.

Историкам, стоящим на славянофильских позициях, XVII в. представляется «органической» эпохой русской истории. Однако сами люди, жившие в ту эпоху, называли его «бунташным». Начался он страшным голодом 1601—1602 гг. и Смутой 1605—1612 гг. с ее невиданными доселе лицами и идеями, с загово­рами, бунтами, самозванцами, русскими предателями и иностранными интервентами.

Земской собор 1613 г. избирает на царство Михаила и устанавливает новую династию Романовых. 1648 г.— восстание в Москве и ряде других городов, . 1650 г.— восстание в Пскове и Новгороде, 1654 г.— Чумной бунт, 1662 г.— Медный бунт; в эти же годы реформы Никона и начало раскола, под знаком кото­рого проходит вся вторая половина века; 1666 г. дал восстание Васьки Уса, 1668—1676 гг.— соловецкое сидение, когда против патриарха и царя восстал знаменитый северный монастырь; 1670—1671 гг.— крестьянская война Степана Разина; 1682 и 1668 гг.— стрелецкие бунты. Даже этот далеко не полный пере­чень бунтов и восстаний разрушает миф об идилличе­ской жизни Московской Руси в свой последний век.




  1. Лидия

    Почему-то не сказано, как зародились эти самые крепостнические отношения? Откуда они взялись? Не могло же государство так разом взять и насильственно прикрепить к земле людей...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.