Расправа с революционным движением. Реакционный характер правительственной политики


Непрерывная и ожесточённая борьба с революционным движением в Западной Европе и в России стала руководящей задачей нового правительства. Николай I чувствовал, как шатаются устои дворянского государства, как распространяются и крепнут революционные идеи, и прилагал все усилия, чтобы спасти крепостническую систему. Если Александр I пытался маневрировать, прикрывая свою реакционную политику либеральными фразами, то Николай I действовал грубее и проще; говоря словами Энгельса, он стремился к деспотизму с «прямотой и беззастенчивой откровенностью». Лучших представителей передовой интеллигенции Николай I посылал в крепостные казематы, линейные батальоны; участников крестьянского движения он приказывал расстреливать, прогонять «сквозь строй», ссылать в каторжные рудники и тысячами подвергать «домашнему наказанию» розгами. По словам Ленина, Николай I показал русскому народу «максимум возможного и невозможного по части такого, палаческого, способа» .

Новый император получил самое убогое образование, его взгляды сложились под влиянием феодально-дворянских тра­диций, а его высшим удовольствием было заниматься смотрами и парадами. При Александре I Николай командовал гвардейской бригадой, возбуждая общую ненависть своим придирчивым педантизмом и грубым самодурством. По меткому выражению Энгельса, этот царь был самодовольной посредственностью, «с кругозором ротного командира». С детства Николай воспитывался в ненависти к революции и к демократическим учреждениям. Восстание декабристов укрепило и обострило это чувство. «Революция на пороге России»,— сказал он после 14 декабря 1825 г. и тут же прибавил: «Но, клянусь, она не проникнет в Россию, пока во мне сохранится дыхание жизни». В этих словах была выражена вся «программа» нового царство­вания. Новое царствование началось не только восстанием декабристов: в первые месяцы 1826 г. в ряде губерний, особенно на Украине, прокатилась волна крестьянского движения; государственные крестьяне отказывались платить налоги и оброки, помещичьи крестьяне отказывались отбывать барщину и повиноваться помещикам. В деревни, охваченные волнениями, были двинуты военные отряды; специальным манифестом 12 мая 1826 г. Николай I опроверг распространившиеся слухи о якобы дарованной вольности и отмене податей и грозил суровыми наказаниями ослушникам.

Жестоко расправившись с декабристами и подавив крестьянское движение, Николай I решил не только централизовать деятельность политической полиции, но и поставить её под своё личное руководство. Особым указом 3 июля 1826 г. в составе «собственной его величества канцелярии» было образовано III отделение, которому поручались «все распоряжения и известия по делам высшей полиции»; III отделение обязано было преследовать «государственных преступников», заведовать местами их заключения, наблюдать за поднадзорными, раскольниками, иностранцами и фальшивомонетчиками, высылать подозрительных и собирать сведения о происшествиях. По мысли Николая I, это новое учреждение должно было стать вездесущим и всеведущим органом, действующим от имени самодержца и не связанным существующими законами. В распоряжении III отделения находилась вооружённая сила корпуса жандармов. Через многочисленную тайную агентуру жандармы должны были «вникать в направление умов», замечать, кто вольно и непочтительно изъясняется против религии и власти, разведывать, не возникают ли тайные общества, не выпускаются ли политические «пасквили», не продаются ли запрещённые книги.

Шефом жандармов и начальником III отделения был назначен граф А. X. Бенкендорф, остзейский помещик, пользовавшийся безграничным доверием Николая I, жестокий, невежественный и бездарный генерал. III отделение располагало могущественной властью и, облечённое доверием императора, поднималось над всеми государственными учреждениями как высшая контролирующая и карающая сила. С помощью разветвлённого шпионажа III отделению удавалось вылавливать отдельные группы революционной молодёжи, авторов и переписчиков вольнолюбивых сочинений, людей, критиковавших николаевские порядки. Крепости, тюрьмы, гауптвахты, казематы монастырей непрерывно наполнялись «изобличёнными» и просто «подозрительными».




  1. Филофей

    В силу особенностей своего обучения и воспитания, а также имея в виду и характер, склонность к простым решениям было отличительной чертой правления императора Николая I. он искренне считал, что революционное движение может задавить энергичный Бенкендорф, а крестьяне легко проживут и без свободы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.